Формирование мотивов преступного поведения

№33-2,

психологические науки

В статье рассматриваются наиболее важные моменты в процессе возникновения и формирования мотивов преступного поведения, влияние на мотивацию индивидуально-психологических, характерологических особенностей личности.

Похожие материалы

Процесс возникновения и формирования мотивов поведения человека тесно связан с развитием и удовлетворением им потребностей, в целом - с формированием его личности.

Наряду с частными особенностями процессов мотивации, во всех этих случаях особый интерес представляют наиболее общие закономерности возникновения и формирования мотивов преступления. Мотивационные процессы следует рассматривать в постоянном развитии, в единстве внутренне обусловленных факторов с воздействием на личность окружающей среды. При этом в мотивационных процессах можно выделить несколько наиболее важных факторов.

1. Появление потребности как источника активности личности. Возникновению мотивов любой, в том числе противоправной, деятельности, как правило, предшествует появление определенной потребности. Вначале эта потребность может существовать безотносительно к тем объектам, с помощью которых она может быть удовлетворена. В последующем в процессе актуализации возникшей потребности субъектом, ее конкретизации им происходит «опредмечивание» данной потребности под воздействием объектов внешнего мира, которые воспринимаются лицом и отражаются в его сознании.

В результате переживание возникшей потребности как своей, личностно значимой, начинающей в ряду других потребностей прочно занимать одно из ведещих мест, появляется особое, актуальное для данного субъекта потребностное состояние, которое все с большей силой оказывает влияние на его отношение к объектам (предметам), способным удовлетворить эту потребность, что может служить основой зарождения в дальнейшем «напряженного мотивационного поля», «функционально-энергетического, динамического потенциала человека» [1, с.79, 83-84]. В последующем, при значительном расхождении модальности потребности и связанного с ней потребностного состояния с возможностями ее удовлетворения, могут появиться отрицательные эмоции как одна из предпосылок конфликтного противоправного поведения.

Недооценка процессов формирования потребностных состояний у отдельных категорий лиц, создание определенных диспропорций между возникающими потребностями (особенно материального характера) и широко рекламируемыми предметами, которые в силу разных причин могут оказаться недоступными и в следствие этого будут не способны удовлетворять существующие потребности, может приводить к различным нежелательным последствиям, возникновению фрустрации, вплоть до создания определенных предпосылок для совершения некоторых насильственно-корыстных преступлений.

Потребностное состояние не является чем-то застывшим, заранее запрограммированным. Потребности в онтогенезе личности претерпевают внутреннюю перестройку, в ходе которой под влиянием мировоззренческой основы личности одни из них занимают доминирующее положение среди других, деформируются и даже деградируют от позитивного и нейтрального до отрицательного качественного состояния. Анализ потребностей лиц молодого возраста, нарушивших закон, показывает, что в структуре их потребностной сферы ведущее положение занимают элементарные потребности, при отсутствии или крайней бедности высших, духовных потребностей. Значительный удельный вес в системе потребностей лиц, преступающих закон, имеют извращенные потребности, которые по своей интенсивности подавляют положительные побуждения.

«Таким образом, потребностная сфера большинства правонарушителей характеризуется: нарушением равновесия между различными видами потребностей и способами их удовлетворения, преобладанием в ее структуре духовно обедненных, социально извращенных потребностей, которые существенно превосходят нормальные потребности эти лиц и в случае борьбы мотивов могут «перевесить», отрицательно повлияв на выбор целей и средств деятельности» [2, с. 120].

2. Переход потребности в мотив противоправного поведения. В процессе формирования мотивов та или иная потребность в сознании человека приобретает различное субъективное значение. В зависимости от того значения, которое придает ей конкретный человек, она либо становится в определенной мере побудительной силой, либо просто остается в его сознании как факт, не имеющий актуального значения.

На процесс преобразования потребности в мотив преступного поведения, помимо того значения, которое имеет для субъекта данная потребность, серьезное влияние оказывает конкретная жизненная ситуация, в которую активно включается человек как субъект противоправной деятельности, стремящийся удовлетворить эту потребность. С этого момента потребность, ранее существовавшая в качестве внутреннего условия деятельности, преобразуется в мощный фактор, побуждающий субъекта совершить определенный поступок с учетом особенностей конкретных жизненных обстоятельств. Таким образом, в процессе формирования мотива наблюдается своеобразный треугольник: потребность - личностный смысл - ситуация, которые постоянно взаимодействуют.

Ситуативно обусловленное развитие мотивации, как процесс формирования мотивов от появления потребностей, интересов до их реализации и достижения цели, имеет место и в преступном поведении. В этом контексте такую ситуацию называют криминогенной. Такой ее делают различные обстоятельства. Ими могут быть: неопределенность, непредсказуемость развития события, поведение различных лиц; эстремальность, быстротечность происходящих событий; альтернативность, побуждающая субъекта принять какое-либо одно решение из числа нескольких исключающих друг друга личностно значимых вариантов; конфликтный характер отношений сторон с наличием провоцирующих элементов; бесконтрольность, отсутствие должного порядка, дисциплины и т.д. Как справедливо отмечает Ю.М. Антонян, «ситуация перед совершением преступления - это обычно ситуация морального выбора, неразрывно связанная с мировоззренческой, моральной определенностью решения человека. В ситуации выбора объективные обстоятельства и личное решение взаимообусловлены как элементы единой системы объективных и субъективных факторов» [3, с. 90-91].

Недооценка криминогенности ситуации с сопутствующей этому переоценкой своих личностных качеств может явиться своеобразным «провоцирующим» фактором, влияющим на процесс мотивообразования.

Весьма важное место в процессе формирования мотивов имеют психологические механизмы целеобразования. «Генетически исходным для человеческой деятельности является несовпадение мотива и цели» [4,

с. 201]. Однако в последующем может происходить их совпадение, своеобразный «сдвиг мотивов на цель». Появляются в качестве детерминанты поведения особые «мотивы-цели». Поэтому значимые для человека цели могут приобретать большую побудительную силу к действиям и наряду с ранее существовавшими потребностями становиться мотивами поведения.

«Таким образом, в формировании мотивации личности правонарушителя важное значение приобретают динамические процессы, обусловленные взаимодействием ее потребностей, их субъективной значимостью для данного лица, криминогенной ситуацией и оценкой субъектом того, в какой мере достижение выдвинутых им целей в конкретной ситуации позволит удовлетворить значимую для нее потребность» [2, с. 125].

3. Изменение мотивационной структуры личности правонарушителя (трансформация мотивов преступного поведения). Появлением мотивов преступного поведения процесс формирования мотивационной сферы не заканчивается. В ходе «освоения» будущим правонарушителем криминогенной ситуации мотивы его деятельности претерпевают значительные изменения, особенно с содержательно-смысловой стороны, так как личность с ее потребностями не остается неизменной. «Включение действия в новый, более обширный контекст, - писал С.Л.Рубинштейн,- придает ему новый смысл и большую внутреннюю содержательность, а его мотивации - большую насыщенность» [5, с. 563-564].

Общее принципиальное положение о том, «что нормальным состоянием человека является не состояние покоя, а состояние активной деятельности, не состояние пассивной удовлетворенности, а состояние активного стремления и мотивационной напряженности» [1, с. 30] , полностью и причем в не меньшей степени распространяется и на противоправную деятельность. В процессе подготовки преступления и в ходе его совершения первоначально возникшие потребности, ставшие побудительной силой, могут видоизменяться.

Рассматривая различные побуждения преступного поведения в их сложном взаимодействии с криминогенной ситуацией и с характерной для нее относительной неопределенностью, мы неизбежно сталкиваемся с конкурентной борьбой мотивов и, как результат этого, с теми эмоциями, которые всегда сопутствуют таким процессам. Весьма продуктивной является теория эмоций П.В. Симонова, который подчеркивает функциональную обусловленность эмоций актуальными потребностями человека в зависимости от ситуации, в которой оказывается субъект, в различной степени информированный о возможностях удовлетворения своих потребностей. «Эмоция,- указывает П.В. Симонов [6, с. 60] - усиливает потребность: экспериментально показано, что страх боли усиливает боль».

Намечая такие взаимно обусловленные координаты, как потребности - вероятность их удовлетворения - эмоции (ни в коей мере не игнорируя индивидуальность - типологические, характерологические особенности человека), П.В.Симонов выделяет основное звено этой цепи - потребности, формируя которые можно более предметно, в превентивных целях, воздействовать на лиц, ведущих противоправный образ жизни, а также понять динамику некоторых так называемых «безмотивных» преступлений.

4. Роль эмоции в формировании мотивационных процессов преступного поведения. Рассматривая потребности человека в качестве мотивообразующей основы противоправного поведения, нельзя не отметить той регулирующей, динамической роли, которую играют в мотивационных процессах эмоции человека, некоторые его эмоциональные состояния, теснейшим образом связанные с появлением той или иной потребности, с возможностью ее удовлетворения в конкретной ситуации.

В зависимости от субъективной значимости и возможности ее удовлетворения, от того, насколько цель и мотив деятельности «разведены» у субъекта, возникает эмоциональная напряженность, которая характеризуется скорее оценочным отношением человека к результату деятельности.

При невозможности удовлетворить субъективно значимые потребности эмоции могут приобретать форму довольно устойчивых напряженных эмоциональных состояний, аффективных реакций, подсознательно влияющих на поведение лица, становясь мощным побудительным фактором в структуре всей мотивационной сферы личности. Причем связь потребностей и эмоциональных процессов в генезисе преступного поведения бывает настолько сильной, что эмоции, эмоциональные состояния и чувства выполняют мотивообразующую функцию.

Особенно заметна доминирующая роль аффекта в мотивационной сфере. «В аффекте эмоциональное возбуждение, - писал С.Л.Рубинштейн, - получая непосредственный доступ к моторике, может дезорганизовать нормальные пути ее регулирования, а также приводить к дезорганизации «деятельности» и в другом, более высоком плане, в плане не моторики, а собственно действия» [5, с.495]. Аффективные действия сопровождаются чувствами страха, гнева и т.д.

Наряду с аффектами на динамику некоторых преступлений сильное воздействие оказывает фрустрация - сложное, зачастую неосознаваемое эмоционально-мотивационное состояние, возникающее в ответ на невозможность удовлетворения какой-либо значимой для субъекта потребности вследствие появления объективных (или субъективно понимаемых) трудностей на его пути к достижению целей. Фрустрация вызывает наряду с исходной новую мотивацию, направленную на преодоление возникшего препятствия.

Особенностью фрустрации является то, что она появляется как результат блокирования стремления лица удовлетворить личностно значимую для него потребность. На этой основе у субъекта подсознательно возникает вторичная потребность и связанное с нею побуждение в преодолении возникшей преграды на пути удовлетворения изначально существующей потребности. Эта вновь возникшая еще более значимая потребность в ситуации ее блокирования порождает сильный очаг возбуждения.

Типичными эмоциональными реакциями на действие фрустраторов являются: агрессивность, гнев, раздражительность, которые, «перемещаясь», могут направляться не только на исходно вызвавший их объект, но и на другой, сходный с ним, либо на совершенно случайный объект. В том числе агрессивные действия могут вылиться в аутоагрессию в виде беспочвенных самообвинений, попыток самоубийства, причинения себе боли, увечий. От окружающих обычно ускользает побуждение субъекта преодолеть возникшие препятствия (особенно в случаях, когда это препятствие субъективного характера) на пути к намеченной цели, а также его стремление избавиться от неприятного состояния крайней напряженности психики, и агрессивные действия человека со стороны кажутся немотивированными.

Разумеется, фрустрация не снимает вопроса об ответственности виновного. Воспитанный человек сумеет подавить, направить в иное, социально приемлемое русло свое эмоциональное раздражение и полностью нейтрализовать его.

Итак, мы рассмотрели наиболее важные моменты в процессе возникновения и формирования мотивов преступного поведения. Безусловно, большое влияние на мотивацию оказывают и другие индивидуально-психологические, характерологические особенности личности, вне которых не могут формироваться любые мотивы, в том числе и мотивы преступления. Понять процесс возникновения и формирования мотивов преступного поведения - значит увидеть его мотивационную систему в целом, а это, в свою очередь, предполагает всестороннее и глубокое изучение личности преступника.

Список литературы

  1. Асеев В.Г. Мотивация поведения и формирование личности. М., «Мысль», 1976 г.
  2. Криминальная мотивация. Отв. ред. Кудрявцев В.Н. М., «Наука», г.
  3. Механизмы преступного поведения. Отв. ред. Кудрявцев В.Н. М., «Наука», 1981 г.
  4. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., «Политиздат», 1975 г.
  5. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. М., 1946 г.
  6. Симонов П.В. Мозг принимает решения // Наука и жизнь. № 11, 1974 г.