Организация медико-санитарного обеспечения заключенных в годы великой отечественной войны

NovaInfo 34
Опубликовано
Раздел: Исторические науки и археология
Просмотров за месяц: 0
CC BY-NC

Аннотация

В статье показаны особенности организации медико-санитарного обеспечения осужденных в годы Великой отечественной войны. Приведены статистические данные из архивных источников.

Ключевые слова

ЛАГЕРЬ, ЗАКЛЮЧЕННЫЙ, БОЛЬНИЦА, КОЛОНИЯ, МЕДИКО-САНИТАРНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ, ВОЙНА

В некоторых работах ряд авторов обращались к теме истории становления медико-санитарной службы в уголовно-исполнительной системе [1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12]. В год 70-той годовщины со Дня Победы нами проведено исследование некоторых архивных материалов военных лет.

В представленной мы продолжаем публикацию материалов по учебной дисциплине «Организация деятельности медицинской службы в уголовно-исполнительной системе» [13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22].

Медицинскому обслуживанию заключенных до войны уделялось большое внимание. Так, в справке Санитарного отдела ГУЛАГ «О сети медицинских учреждений ГУЛАГ на 1 октября 1940 года» численность лечебных учреждений по всей стране составляла 1372, с 43908 койками для больных, 2843 амбулаториями, 52 лабораториями [23]. Общая численность заключенных на 1 января 1941 г. составляла 1566563 чел.

События, происходившие в стране с 22 июня 1941 г., поставили перед государством задачу немедленно перестроить всю работу деятельности исправительно-трудовых учреждений для решения задач обороны страны. До войны промышленность колоний в основном занималась изготовлением предметов широкого потребления, но с первых дней на этих предприятиях ГУЛАГ организовал изготовление продукции только для нужд фронта (обмундирование для Красной Армии) [24].

С началом Великой Отечественной войны положение заключенных ухудшилось. Наряду с ужесточением режима, увеличением норм выработки и продлением рабочего дня последовательно уменьшались нормы питания заключенных.

В соответствии с постановлением СНК СССР от 19 сентября 1941 г. за № 2083/949 «с» был издан приказ НКВД СССР № 0437 от 13 октября 1941 г. с объявлением новых норм питания в исправительно-трудовых лагерях и колониях НКВД СССР. Общая калорийность пайка заключенных, кроме работающих на подземных работах и в высокогорных областях, составляла всего 2778 ккал, тогда как, по научным данным, для возмещения энергозатрат лицам, занятым тяжелым физическим трудом, к которым относятся шахтеры, лесорубы, землекопы, каменотесы и рабочие сельского хозяйства, требуется не менее 4500 килокалорий [25].

Медицинские работники исправительных учреждений, как специалисты других служб, проявляли инициативу в изыскании возможностей снять с государства определенную часть расходов на медицинское обеспечение учреждений. Так, Северо-Железнодорожный исправительно-трудовой лагерь наладил у себя выпуск некоторых галеновых препаратов, организовал широкий сбор дикорастущих растений. В Норильске производили особо важный в те годы продукт для борьбы с авитаминозами – концентрат витамина С. Все это использовалось для улучшения медицинского обеспечения заключенных.

В условиях военного положения при значительной миграции населения, в том числе и необходимости переброски определенных групп заключенных из временно оккупированных немцами территорий, первостепенным являлся вопрос о сохранении эпидемического благополучия в учреждениях. В директивном указании руководства ГУЛАГ НКВД СССР от 5 сентября 1941 г. дается подробная ориентация в сложившейся обстановке и предлагается строжайшее проведение ряда мероприятий. В документе указывалось: «Основная задача медико-санитарной службы на современном этапе заключается в мобилизации и организации максимального внимания вопросу предупреждения инфекционных заболеваний» [26].

Значительное внимание в военный период уделялось вопросам профилактики и борьбе с сыпным тифом, заболеваемость которым в отдельных лагерях и колониях в годы войны возросла. Серьезно встал вопрос о сохранении физического состояния заключенных, борьбы с авитаминозами, преимущественно в районах Севера и Сибири, организации правильного лечения больных. Проведение этих мероприятий, кроме общих трудных условий военного времени, усложнялось и тем, что значительное количество врачей и других медицинских работников было мобилизовано в ряды Советской Армии. Оставшиеся в учреждениях медицинские работники, за счет огромного напряжения сил, выполняли свою задачу.

Как и довоенный период, нередко осужденные в целях уклонения от тяжелой работы и освобождения от дальнейшего отбытия наказания умышленно вводили себе под кожу керосин, занимались членовредительством и самоистощением. Так, в Каргопольском исправительно-трудовом лагере НКВД группа заключенных, с целью освобождения от работ, производила ожоги частей тела при помощи ядовитых цветов. В течение 1942 г. за самоистощение и членовредительство оперативными отделами учреждений привлечено к уголовной ответственности: в Унежском ИТЛ – 36 заключенных, в Вятском ИТЛ – 38 заключенных, в Устьвымском ИТЛ – 62 заключенных. В связи с этим 8 апреля 1943 г. утвержден Циркуляр НКВД № 179 «О борьбе с умышленным самоистощением и членовредительством заключенных» [27]. В данном циркуляре предлагалось обеспечить надлежащим агентурным обслуживанием медицинских работников лагерей и колоний НКВД, а также состав врачебных комиссий по освобождению заключенных. Во всех случаях подозрительного заболевания заключенных их подвергали тщательному медицинскому осмотру.

В связи с отсутствием необходимых продуктов питания в некоторых лагерях НКВД имелись случаи людоедства среди осужденных. Из специального сообщения начальника оперативного отдела ГУЛАГ НКВД СССР Я.А. Иорша «О заболеваемости и смертности в Кулойском лагере» приводятся такой пример: «В конце ноября 1941 года в Обозерском отделении лагеря были вскрыты шесть трупов заключенных, находившихся в морге центральной больницы, из них вырезаны внутренние органы: легкие, печень и другие» [28]. Одной из причин предполагается отсутствие необходимых продуктов питания и кормление заключенных ржаной мукой.

В это непростое время государство находило время для нормотворчества. Так, 31 октября 1944 г. начальником ГУЛАГа НКВД СССР было утверждено «Положение о больницах для заключенных в исправительно-трудовых лагерях и колониях НКВД СССР» [29]. Положение состояло из 4 разделов: общие положения, структура больниц, планирование больничной сети, учет и отчетность.

В общем положении говорилось, что больницы являются основными учреждениями лечебно-профилактической сети исправительно-трудовых лагерей и колоний НКВД. Задача больниц – оказание стационарной лечебной помощи осужденным. Больницы, как правило, были подчинены непосредственно санитарной службе лагерного подразделения, которая осуществляет руководство их деятельностью. Начальники областных больниц утверждались приказом ГУЛАГа НКВД СССР. Начальник лагерного подразделения был обязан обеспечивать больницу продуктами питания, хозяйственно-материальным снабжением, отоплением и ремонтом.

Второй раздел положения посвящен структуре больниц. Так, вся стационарная сеть делилась на следующие группы:

  1. приемный покой на мелких лагерных подразделениях с числом коек от 3 до 10;
  2. участковая больница лагерного пункта (колонии) с числом коек от 10 до 50;
  3. районная больница с числом коек от 50 до 250 в отделениях, районах лагеря;
  4. центральная больница лагеря с числом коек от 250 и выше;
  5. областная (республиканская) больница, лимит коек в которой устанавливается санитарным отделом ГУЛАГа НКВД.

Приемный покой обеспечивал госпитализацию больных, нуждавшихся в кратковременном пребывании на койке (получивших на производстве травму), а также нуждающихся в оказании неотложной стационарной помощи. При длительном заболевании, а также в случаях необходимости уточнения диагноза и оказания более квалифицированной медицинской помощи, больные направлялись в участковую или районную больницу.

Участковая больница имела в своем составе соматические койки и инфекционный изолятор.

Данная больница обеспечивала больным квалифицированную медпомощь, организовывала в необходимых случаях консультации со специалистами и при необходимости оказания специальных видов медицинской помощи направляла больных в районную больницу.

Районная больница имела в своем составе следующие отделения: терапевтическое, хирургическое, глазное, родильно-гинекологическое, туберкулезное и инфекционное.

В состав больницы входила клиническая лаборатория, физиотерапевтический кабинет, аптека, а при наличии коек свыше 200 – рентгенологический кабинет.

В необходимых случаях руководство направляло больных в центральные или областные больницы.

Центральная лагерная и областная больницы являлись лечебными учреждениями и обеспечивали полностью все специальные виды медицинской помощи.

В состав центральной лагерной и областной больниц входили отделения терапевтическое (с неврологическими койками), хирургическое, глазное, родильно-гинекологическое, туберкулезное, кожно-венерологическое, инфекционное, а в необходимых случаях выделялись детские палаты изолированно в терапевтическом отделении.

Центральная лагерная и областная больницы имели в своем составе клинико-бактериологическую лабораторию, рентгенологический кабинет, физиотерапевтическое отделение, аптеку, зубоврачебный кабинет и патолого-анатомический кабинет.

Количество коек каждого отделения в районных, центральных лагерных и областных больницах зависело от общего количества коек больницы. В среднем количество коек определялось в таком порядке:

Остальные койки применялись для общесоматических больных.

Каждая больница (участковая, районная, центральная лагерная и областная) имела свой морг.

Патологоанатомические вскрытия производились в каждом случае невыясненной причины смерти, в случаях смерти в первые 48 часов пребывания в больнице и во всех случаях научно-практического характера.

Судебно-медицинские вскрытия производились по требованию судебно-следственных органов.

Постоянно действующая больница имела следующие структурные отделения:

  1. стационар с приемным отделением (санпропускник);
  2. вспомогательные хозяйственные и административные отделения (канцелярия, кухня, кладовые: продуктовая и вещевая, ледник, дезкамера);
  3. в районных, центральных и областных больницах: вспомогательные лечебные и диагностические отделения (рентген, физиотерапия, аптека, лаборатория, патологоанатомический кабинет).

В дополнение каждая больница имела, кроме санпропускника, ванную (душ) для лечебно-диагностических процедур, раздаточную комнату для подогрева пищи, помещение для приема пищи ходячими больными, комнату дежурного медперсонала (а в больницах свыше 50 коек – отдельный кабинет врача), умывальную (1 сосок на 10 коечных больных), уборные (из расчета 1 унитаз на 20 – 25 коечных больных).

Внутреннее оборудование больницы оснащалось мягким и твердым инвентарем, хозяйственным имуществом. При больницах с количеством коек от 50 и выше организовывались подсобные хозяйства, вся продукция шла на улучшение питания больных.

Последние 2 раздела Положения были посвящены вопросам планирования и специальной отчетности по утвержденным формам санитарного отдела ГУЛАГа НКВД СССР.

После окончания войны в конце 1945 г. в Москве были подведены итоги работы службы по медицинскому обеспечению осужденных в этот период. В итоговом документе после совещания было записано: «Самоотверженно трудясь в напряженной обстановке военного времени, медицинские работники, поставив в основу всей своей работы выполнение основных приказов и циркуляров НКВД СССР, обеспечили сохранение физического состояния лагерных контингентов, снижение заболеваемости и смертности среди них и эпидемическое благополучие лагерей и колоний» [30].

Авторы выражают надежду, что представленные материалы будут полезны в работе научным, педагогическим и практическим работникам уголовно-исполнительной системы Российской Федерации [31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40].

Читайте также

Список литературы

  1. Воронин Р.М., Ганишина И.С., Датий А.В. Профилактика наркотической зависимости осужденных // NovaInfo.Ru. 2015. Т. 1. № 30. С. 205-209.
  2. Воронин Р.М., Датий А.В. Социально значимые заболевания в учреждениях уголовно-исполнительной системы // NovaInfo.Ru. 2015. Т. 2. № 30. С. 211-215.
  3. Воронин Р.М., Датий А.В., Ковачев О.В. Социально-демографическая характеристика больных алкоголизмом осужденных // NovaInfo.Ru. 2015. Т. 1. № 30. С. 184-187.
  4. Воронин Р.М., Датий А.В., Трубецкой В.Ф. Некоторые характеристики осужденных, больных наркоманией // Человек: преступление и наказание. 2012. № 3. С. 118-121.
  5. Датий А.В. Гигиеническая оценка состояния здоровья женщин, содержащихся в исправительно-трудовом учреждении. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук / Санкт-Петербург, 1995
  6. Датий А.В. Методологические проблемы оценки эффективности первичной профилактики заболеваний у осужденных // NovaInfo.Ru. 2015. Т. 1. № 30. С. 276-280.
  7. Датий А.В. Организация деятельности медицинской службы в уголовно-исполнительной системе // Прикладная юридическая психология. 2015. № 1. С. 143-145.
  8. Датий А.В. Организация деятельности медицинской службы в уголовно-исполнительной системе (общая часть) // NovaInfo.Ru. 2015. Т. 2. № 30. С. 292-296.
  9. Датий А.В. Организация деятельности медицинской службы в уголовно-исполнительной системе (особенная часть) // NovaInfo.Ru. 2015. Т. 2. № 31. С. 342-346.
  10. Датий А.В. Правовое регулирование медико-санитарного обеспечения осужденных к лишению свободы // NovaInfo.Ru. 2015. Т. 1. № 30. С. 282-295.
  11. Датий А.В. Судебная медицина и психиатрия. Учеб. пособие / А. В. Датий. Москва, 2005.
  12. Датий А.В. Уголовно-исполнительная характеристика осужденных женщин, совершивших преступление в организованной группе // NovaInfo.Ru. 2015. Т. 2. № 30. С. 176-180.
  13. Датий А.В. Характеристика больных наркоманией осужденных мужчин // Прикладная юридическая психология. 2015. № 1. С. 145.
  14. Датий А.В. Характеристика больных туберкулезом осужденных мужчин, содержащихся в лечебных исправительных учреждениях // NovaInfo.Ru. 2015. Т. 2. № 30. С. 230-235.
  15. Датий А.В., Воронин Р.М. Некоторые особенности характеристик женщин-инвалидов, содержащихся в местах лишения свободы // Человек: преступление и наказание. 2013. № 4. С. 61-63.
  16. Датий А.В., Кузнецова А.С., Юсуфов Р.Ш., Трубецкой В.Ф., Ермолаева Т.В. Проблемы медико-социальной адаптации страдающих социально значимыми заболеваниями лиц, отбывающих наказания и освобождающихся из мест лишения свободы // Российский медико-биологический вестник им. академика И.П.Павлова. 2010. № 2. С. 150-153.
  17. Датий А.В., Павленко А.А. К вопросу о совершенствовании действующего законодательства в области пенитенциарной медицины // Человек: преступление и наказание. 2011. № 1. С. 58-61.
  18. Калинин Р.Е. Вступительное слово главного редактора // Личность в меняющемся мире: здоровье, адаптация, развитие. 2013. № 3. С. 1-2.
  19. Калинин Р.Е., Сучков И.А., Нарижный М.В. Диспансеризация больных с венозными тромбоэмболическими осложнениями // Российский медико-биологический вестник им. академика И.П.Павлова. 2011. № 3. С. 104-109.
  20. Калинин Р.Е., Лазутина Г.С., Овчинникова Н.В. Служение науке – не что иное, как служение истине // Личность в меняющемся мире: здоровье, адаптация, развитие. 2014. № 3 (6). С. 142-148.
  21. Калинин Р.Е., Котлярова М.Н. Имидж вуза в структуре имиджа региона // Личность в меняющемся мире: здоровье, адаптация, развитие. 2013. № 2 (2). С. 42-53.
  22. Кузнецова А.С., Шаталов Ю.Н. Выпуск научного журнала «Медицина» // Прикладная юридическая психология. 2014. № 2. С. 149-151.
  23. ГАРФ. Ф. Р-9414. Оп. 1. Д. 2740. Л.89а.
  24. Тимохин А.В. Некоторые проблемы медицинского обеспечения осужденных во время Великой Отечественной войны / История уголовно-исполнительной системы в России: Сб. науч. статей. Вып. 3. М.: НИИ ФСИН России, 2007. С. 148.
  25. ГАРФ. Ф. 9401, оп. 1, д. 99, л. л. 102-102об.
  26. Черменев М.П. Основные принципы ме¬дицинского обслуживания заключенных в исправительно-тру¬довых учреждениях МВД СССР / Под общ. ред. Н.А. Виноградова – М., 1959. С. 21.
  27. ГАРФ. Ф. 3. Оп. 9. Д. 44. Л. 130–131.
  28. История сталинского Гулага. Конец 1920-х – первая половина 1950-х годов: Собрание документов в 7-ми томах. Т.4. Население Гулага: численность и условия содержания. М., 2004. С. 504.
  29. ГАРФ. Ф. Р-9414. Оп. 2. Д. 165. Л.85–87
  30. Черменев М.П. Основные принципы медицинского обслуживания заключенных в исправительно-трудовых учреждениях МВД СССР / Под общ. ред. Н.А. Виноградова – М., 1959. С. 22.
  31. Калинин Р.Е., Швальб П.Г. Преподавание сосудистой хирургии в медицинских вузах // Ангиология и сосудистая хирургия. 2010. Т. 16. № 4. С. 401-402.
  32. Медведева О.В. Репродуктивная функция городских семей в зависимости от формы брака // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2010. № 1. С. 22-24.
  33. Медведева О.В., Дмитриев А.В., Петрова Е.И. Организация медико-социальной помощи детям, находящимся в трудной жизненной ситуации // Саратовский научно-медицинский журнал. 2012. Т. 8. № 2. С. 305-307.
  34. Медведева О.В., Ермолаева Т.В., Юсуфов Р.Ш. Актуальные вопросы организации медицинской помощи в исправительных колониях строгого режима // Российский медико-биологический вестник им. академика И.П.Павлова. 2011. № 4. С. 54-57.
  35. Медведева О.В., Петрова Е.Н. Динамика и тенденции репродуктивных потерь в Рязанской области // Российский медико-биологический вестник им. академика И.П.Павлова. 2013. № 2. С. 79-81.
  36. Панфилова Т.Н., Медведева О.В. Семья как объект современной демографической политики // Российский медико-биологический вестник им. академика И.П.Павлова. 2009. № 2. С. 67-70.
  37. Редкие клинические наблюдения. Сборник научных трудов / Рязань, 2010.
  38. Федосеев А.А. О создании научно-практических секций ФСИН России // NovaInfo.Ru. 2015. Т. 2. № 32. С. 140-144.
  39. Федосеев А.А. 25 лет в пенитенциарной медицине (к 50-летию доктора медицинских наук Алексея Васильевича Датия) // Прикладная юридическая психология. 2014. № 2. С. 157-160.
  40. Быков А.В. Теория без практики мертва, практика без науки неэффективна // Ведомости уголовно-исполнительной системы. 2014. № 6 (145). С. 2-7.

Цитировать

Датий, А.В. Организация медико-санитарного обеспечения заключенных в годы великой отечественной войны / А.В. Датий, Ю.Н. Шаталов. — Текст : электронный // NovaInfo, 2015. — № 34. — URL: https://novainfo.ru/article/3601 (дата обращения: 16.01.2022).

Поделиться