Синдром нетерпения и криминальное поведение

№36-1,

медицинские науки

В статье обсуждается синдром нетерпения у осужденных и законопослушных граждан.

Похожие материалы

Различие этиопатогенетических механизмов преступного поведения определяет различные методологические подходы к оптимизации способов ресоциализации осужденных.

Цель проводимого исследования – сравнительная характеристика эмоционально-волевой сферы, невротических расстройств у осужденных и законопослушных граждан.

Было обследовано 125 мужчин в возрасте от 20 до 50 лет. Основную (первую) группу обследованных составили 25 осужденных. Во вторую (контрольную) группу включены лица (n=50), которые не привлекались к уголовной ответственности.

При второй встрече с обследуемым, после установления психологического контакта, предлагался тест на ориентацию во времени. Исследователь демонстративно включал секундомер и, спустя некоторое время, выключал его, после чего просил ответить обследуемого на вопрос о том, сколько прошло времени. Во всех случаях секундомер отсчитывал 180 секунд (3 минуты).

Ответы среди осужденных распределились следующим образом:

  • минута – 0 человек.
  • минуты – 0 человек.
  • 3 минуты – 0 человек.
  • минуты – 7 человек (28%).
  • 4 минуты – 6 человек (24%).
  • минуты – 5 человек (20%).
  • 5 минут – 5 человек (20%).
  • более 5 минут – 2 человека (8%).

Итак, 72% осужденных (18 человек) страдали синдромом нетерпения, который, помимо нарушения ориентации во времени, включал в себя иную невротическую симптоматику (раздражительность, вспыльчивость, чувство тревоги, опасности, непереносимости ожидания и др.).

Ответы среди законопослушных граждан распределились следующим образом:

  • минута – 0 человек.
  • минуты – 2 человека (4%).
  • 3 минуты – 5 человек (10%).
  • минуты – 27 человек (54%).
  • 4 минуты – 9 человек (18%).
  • минуты – 3 человек (6%).
  • 5 минут – 2 человека (4%).
  • более 5 минут – 2 человека (4%).

Таким образом, 32% законопослушных граждан (16 человек), страдали синдромом нетерпения, который, помимо нарушения ориентации во времени, включал в себя невротические жалобы, эмоциональную лабильность, оживление сухожильных и периостальных рефлексов, изредка патологические кистевые рефлексы и др.).

Выявлена статистически достоверная разница между распространенностью синдрома нетерпения среди осужденных и законопослушных граждан.

Осужденным дополнительно было предложено закончить предложение: «Я совершил преступление потому, что …». Осужденные, в большинстве случаев, связывали совершение преступления с синдромом нетерпения («… опаздывал, решил обогнать», «… слишком быстро ехал», «… превысил скорость, не заметил людей на дороге», «… не выдержал, ударил», «… дурак был, не сдержался», «… хотел всего и сразу», «… хотел выпить, а денег не было», «… не стерпел», «… надоело за ней ухаживать», «… не надо было меня доставать» и др.).

На наш взгляд, синдром нетерпения, относится к расстройствам воли, то есть психическим расстройствам, не исключающим вменяемости, способности быть субъектом уголовной ответственности и наказания.

Патогенетически синдром нетерпения связан с нарушением процессов возбуждения и торможения в ретикулярной формации головного мозга. Синдромально он относится к невротическим и психопатоподобным расстройствам.

Главное проявление синдрома нетерпения – неспособность сохранять спокойствие в ожидании результата от неподконтрольного процесса или иной сложной, подчас криминогенной, жизненной ситуации. Синдром нетерпения может играть ведущую роль в механизме ряда преступлений, особенно с неосторожной формой вины (например, транспортные преступления).

Лицам с синдромом нетерпения показана психологическая, а в ряде случаев, психотерапевтическая и психофармакологическая помощь.

На наш взгляд, синдром нетерпения может быть связан с врожденной или приобретенной аномалией префронтальной коры, миндалевидного тела, островка, ретикулярной формации и иных структур головного мозга, что потребует дополнительного клинико-криминологического исследования.