Инклюзия как основной принцип современной образовательной политики

№39-2,

социологические науки

В статье представлены результаты эмпирического социологического исследования реализации инклюзивного образования на уровне общего среднего образования в Алтайском крае, выделены сложности и перспективы дальнейшей реализации принципа инклюзии как ведущего в современной образовательной политике РФ.

Похожие материалы

В современной государственной образовательной политике Российской Федерации все большее внимание уделяется принципу инклюзии. Образовательные институты призваны стать основой внедрения и эффективной реализации инклюзивного образования на всех уровнях [3, с. 162].

Право на образование детей с ограниченными возможностями здоровья, в том числе с инвалидностью, закреплено в нормативно-правовых документах ООН. В Конвенции о правах инвалидов, ратифицированной РФ 3 мая 2012 г., в ст. 24 рассматривается право на образование лиц с инвалидностью наравне с другими [1].

В федеральном законе от 29.12.2012 N 273-ФЗ «Об образовании» в ст. 2 впервые в России введено понятие инклюзивного образования, которое определено как обеспечение равного доступа к образованию для всех обучающихся с учетом разнообразия особых образовательных потребностей и индивидуальных возможностей [2].

В 2015 г. нами было проведено исследование реализации инклюзивного образования в Алтайском крае. В экспертном опросе приняли участие руководители и специалисты образовательных учреждений Алтайского края.

Описывая основные изменения, которые произошли в жизни образовательного учреждения в связи с внедрением инклюзивного образования, эксперты выделили, что в школах стали обучаться дети с различными дефектами в развитии в обычных классах. Также было отмечено, что внедрение инклюзивного образования «привело к увеличению количества отчетов».

Необходимая составляющая доступного образования – это создание безбарьерной среды в образовательных организациях. На наш вопрос «Оборудовано ли учреждение под особенности таких детей?» респонденты ответили, что в некоторых учреждениях «начат процесс переоборудования»; в других «оборудованы пандусы, туалетные комнаты, вдоль стен размещены поручни».

Относительно адаптированности учебных программ эксперты пояснили, что «адаптированы индивидуальные программы, программы надомного обучения, дополнительные консультации и занятия», «учебные программы составлены на основании примерных программ коррекционных школ, разработаны модули».

На вопрос о том, проходят ли педагоги специальную подготовку, респонденты ответили, что педагоги «проходят повышение квалификации в Институте дополнительного образования Алтайской государственной педагогической академии, посещают на базе коррекционных школ семинары–совещания». Небольшой процент ответили, что нет, но планируется. Образовательные учреждения получают методическую помощь.

Оценивая отношение родителей детей с ограниченными возможностями здоровья и без таковых, респонденты отметили, что отношение бывает «разным, некоторые родители против инклюзивного образования». В то же время часть респондентов ответила, что «отношения между родителями доброжелательные».

На наш вопрос «Готово ли образовательное учреждение к реализации инклюзивного образования?» эксперты ответили, что не все учреждения готовы из-за материальных трудностей (нехватки средств на оснащение учреждения), кадровых («нет возможности принять на работу логопеда, социального педагога, психолога в условиях сельской местности»).

Оценивая перспективы инклюзивного образования в образовательном учреждении, многие респонденты ответили, что совместное обучение необходимо, но не должно полностью заменить специальное образование.

Среди основных проблем реализации инклюзивного образования в своих учреждениях респонденты отметили следующие: педагоги не владеют специализированными технологиями преподавания данной категории детей; большую наполняемость класса (в условиях городской местности); отсутствие в штатном расписании учителей-дефектологов; недостаточно сформированное толерантное отношение к детям с ограниченными возможностями; загруженность педагогических кадров.

Таким образом, эксперты отметили как перспективы, так и сложности реализации принципа инклюзии в образовательной политике на уровне общего среднего образования. Необходимо отметить, что успешность инклюзивного образования на уровне школы облегчает реализацию принципа инклюзии в профессиональных образовательных учреждениях, где согласно исследованиям в качестве основного препятствия для инклюзии ребят с ограниченными возможностями здоровья сами студенты выделяют отношенческие барьеры [4, с. 2632].

Список литературы

  1. Конвенция о правах инвалидов [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/disability.shtml.
  2. Федеральный закон от 29.12.2012 N 273-ФЗ (ред. от 14.12.2015) «Об образовании в Российской Федерации» [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_166143.
  3. Сиротина, Т.В. Образовательная инклюзия как механизм социальной интеграции / Т.В. Сиротина // Социальная интеграция и развитие этнокультур в евразийском пространстве. - 2015. - № 3-1. - С. 161-167.
  4. Сиротина, Т.В. Представления студенческой молодежи об интегративном обучении людей с ограниченными возможностями в условиях высшей школы в г. Барнауле / Т.В. Сиротина, М.А. Цыбизова // Ломоносовские чтения на Алтае: фундаментальные проблемы науки и образования. Сборник научных статей международной конференции. Алтайский государственный университет. – Барнаул, 2014. -- С. 2626-2633.