Философский аспект эвтаназии

NovaInfo 40, с.123-129, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Философские науки
Просмотров за месяц: 88
CC BY-NC

Аннотация

В данном эссе рассматривается такое понятие, как эвтаназия. Показано, что эвтаназия играет в обществе двоякую роль: кто-то за, а кто-то против ее установления. Но, взвесив все «за» и «против», автор приходит к решению, что эвтаназия есть право на достойную смерть, и оно не должно смешиваться с конкретным ее пониманием и отношением к ней. Единственные аспекты, которые следует хоть как-то урегулировать – это условия, на которых будет предоставлено это право; способы проведения и некоторые другие технические тонкости.

Ключевые слова

АСПЕКТ ЭВТАНАЗИИ, ЭВТАНАЗИЯ

Текст научной работы

Эвтаназия, как и многие морально-социальные проблемы XXI века, уже не первый год заставляет многих мыслителей, медиков, профессионалов в социальных вопросах и просто неравнодушных людей потратить долгие часы раздумий с целью разрешить тяжелый вопрос и расставить все точки над «i». Но как сильно нам этого не хотелось бы, это, к сожалению, невозможно.

Во-первых, морально-социальные проблемы не имеют однозначного решения, так как так называемая «мера» морали, а также ее «степень» варьируются от одного показателя к другому, что объясняется прямой зависимостью этих показателей от каждого конкретного человека. Рассуждать над каким-то вопросом, ответом к которому не может стать определенное слово или число, все равно что пытаться найти ответ на вопрос «Что такое счастье?» путем спрашивания некоторых групп людей из разных социальных групп. Ясное дело, что к однозначному выводу мы ни за что не придем, так как ответ на данный вопрос будет постоянно меняться даже если задавать его одному и тому же человеку, но с определенными временными промежутками. Похожим образом стоит и вопрос об эвтаназии. Кто-то признает допустимость данного метода облегчения страдания неизлечимого только на закате своего существования, а кто-то готов до последнего отстаивать ценность человеческой жизни и отрицать любые попытки помочь обреченному на постоянные страдания путем узаконенного умерщвления.

Во-вторых, если говорить об уже упомянутой ценности человеческой жизни, то нам никак не обойтись без экскурса в историю. Все наверняка вспомнят уроки истории, на которых нам рассказывали о не самом лучшем времени в жизни человечества, когда цена человеческой души оценивалась определенной суммой денег, заплатив которую, вы без труда могли приобрести личную марионетку, куклу, слугу или, говоря напрямую, собственного раба. Во времена гражданской войны (1861-1865) в США цена такой покупки составляла около 50.000$, как сообщает сайт http://news.bbc.co.uk/. Сегодня представить какой-либо рабовладельческий строй, рабовладельческую структуру крайне сложно. Человечество в полной мере осознало, что самая высшая ценность в мире – человеческая жизнь, и обменять ее на какое-либо благо невозможно просто потому, что душа неоценима. Ей нет эквивалентов даже в денежном представлении. Но, к сожалению, идущие против закона торговцы людьми существуют по сей день, что не может не удручать даже самых оптимистично настроенных жителей планеты.

Какова связь между всем сказанным по поводу бесконечной ценности человеческой жизни и эвтаназией? На самом деле, самая непосредственная. Можно даже сказать, что сам проблемный вопрос эвтаназии как раз и основывается на этом базисном понятии ценности. Если бы в узаконенном виде рабовладение и работорговля до сих пор существовали и процветали как одно из понятий рыночной экономики, то очевидно, что никто особенно долго не размышлял бы над тем, имеет ли эвтаназия место быть в современном мире или нет. Сравняв человека с товаром, рабовладение бы стало означать, что каждый человек измеряется в определенной сумме денег, а значит, заменяем на другого человека, цена которого точно такая же, как и у первого. Значит, и эвтаназия заслуживает место стать одной из операций (в данном случае, операция - совокупность взаимосвязанных действий по решению единой экономической задачи или проблемы, предпринимательская сделка), на которую имеет право каждый человек. Мы даже можем попробовать предположить, как бы выглядел «макет» сделки: человек платит определенную сумму, равную его собственной цене, вычислением которой занималась бы специально созданная для этого государственная организация, получает разрешение на эвтаназию и благополучно завершает свое существование вполне законным способом. Немного антиутопичный сценарий, не находите?

Но, на самом деле, все не так-то просто. Вся суть заключается в том, что любая морально-социальная проблема должна рассматриваться с нескольких сторон. И не всегда та сторона, с которой ее видим мы, является именно той, что освещает нам проблему с лучшего ракурса. Предполагая, что эвтаназия будет основана на каких-либо рабовладельческих основах, мы, естественно, отторгаем такой вариант развития событий по внедрению эвтаназии в правовую систему государства. В самом деле, смотреть на эту проблему под таким углом даже немного неверно, потому что сами аргументы, можно сказать, «высосаны из пальца». Ясное дело, что никто не будет переиначивать всю правовую и экономическую систему, возвращая в них такое понятие, как «рабовладение», ради и так непонятной и чуждой для некоторых в понимании эвтаназии. Никто, конечно же, не запрещает поиск контраргументов, которые бы объяснили, почему эвтаназия ни коим образом не может стать доступной для смертельно больных операцией, которая навсегда «излечит» их страдания. И мы даже постараемся их внимательно изучить, чтобы, как раз-таки, знать, чья сторона превалирует в данном вопросе.

Вообще, стоит опять начать с самых основ вопроса. Многие проблемные вопросы, как мы уже упоминали ранее, исходят из древности. Тогда же люди, можно сказать, и «решали» их, просто ставя какое-то понятие за непоколебимое правило. Так, вполне себе очевидным способом были определены основные каноны, по которым должен жить каждый человек (конечно же, мы сейчас говорим о Библии). Спектр проблем, на которые ответила эта книга, просто поражает. Прямо-таки «спрашивай-не хочу». Но давайте не забывать, что, на самом деле, Библию писали люди, и писали они ее в совершенно другое время, которое с трудом соотносится с современностью.

Возьмем, к примеру, пятую заповедь: «Почитай отца твоего и матерь твою, как повелел тебе Господь, Бог твой, чтобы продлились дни твои, и чтобы хорошо тебе было на той земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе». В заповеди действительно говорится об очень важном понятии – об уважении к своим родителям (и старшим вообще). Но невозможно каждую отдельную ситуацию, связанную с каждым отдельным человеком, перевести в общее правило. Эдакая «этическая дедукция» здесь ни коим образом неуместна. Мать может растить ребенка от его рождения и до определенного момента одна, без какого-либо участия его отца. И если отбросить все сформированные под давлением религии и непоколебимых моральных устоев (которые время от времени все-таки стоит «поколебать») представления о том, что нужно чтить тех, кто дал тебе жизнь, независимо от того, мало ли или много они дали тебе в этой жизни, то вполне ясно вырисовывается, что отца благодарить и почитать-то и не за что. Здесь даже не сработает аргумент «но он же дал тебе жизнь», потому что в самом аргументе заключена иная неразрешенная проблема. Кто знает, появился бы ты на свет частью одной семьи или другой, и отчего это вообще зависит?

Другими словами, нельзя просто установить правило, которое создаст для человека «культ родителей» просто из-за того, что однажды одна женщина и один мужчина захотели завести ребенка. Это выглядит точно так же, как если бы Вы подарили первому встречному автомобиль за один миллион долларов, а потом бы всю жизнь заставляли его говорить Вам за это «спасибо». Кто же заставлял Вас это делать? Это было полностью Ваше решение, Вы за него и в ответе. Нельзя требовать с человека чего-то за то, что Вы смогли удовлетворить свой каприз.

Зачем же нам было необходимо это довольно обширное рассуждение? С его помощью мы более четко и ясно сможем понять суть одного из аргументов против легализации эвтаназии – Клятва Гиппократа. В частности, одна из ее частей гласит: «Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла». Если быть до конца честным, аргумент весомый. Клятву, как никак, дает каждый врач еще до начала своей профессиональной деятельности, и каждый врач должен безукоризненно следовать ей. Но мы же помним с вами, что времена, когда создавались непоколебимые источники многих обыденных человеческих представлений, были довольно-таки отличающимися от нашего «сегодня», а иногда даже очень специфичными.

Пересмотра требует всё. Причем более частого и более открытого, чем мы имеем сейчас. Ведь стоит помнить, что люди, писавшие ту же самую Библию, имели свою точку зрения на определенную проблему и видели свой путь ее решения. Многое из написанного в Библии до сих критикуется и будет критиковаться столетиями, пока сама книга не изживет себя и человечество не перейдет на некий новый уровень сознания. Похожим образом всё обстоит и с эвтаназией. Если одни люди считали ее недопустимым явлением и установили за правило - считать ее таковой - для всех, то это начинает напоминать смесь эгоизма и капли самодозволенного самовластия. Таким образом, Клятва Гиппократа, которую довольно часто заявляют, как один из лидирующих аргументов против введения эвтаназии, не оправдывает себя в качестве такового. Всегда возможно изменить правила на более новые и разумные, которые будут больше соотноситься с реальным ходом дел, чем некий завет, написанный сотни лет назад.

Стоит ли рассматривать религию как отдельный довод? Вероятно, что нет, потому что мы достаточно сказали о том, что религия никак не соотносится с научным знанием, не затрагивает интересы абсолютно всех людей. А если бы мы взяли аспекты какой-либо одной религии за основу утверждения о том, что эвтаназия недопустима, то это бы дискредитировало другие религии и их представителей (включая атеистов, агностиков и др.).

Одним из самых сильных аргументов, с которым довольно тяжело спорить, является аргумент, гласящий, что в современном мире жизнь признана наивысшим благом, и именно поэтому эвтаназия недопустима. Мы и сами с вами доказали это в начале наших рассуждений об эвтаназии, но занять сторону ее противников нельзя, хотя бы потому, что было упомянуто о разных точках зрения на проблему и на данном моменте нам будет очень полезно обратиться к этой теории. Итак, еще раз: жизнь – это наивысшее благо, и здравый смысл подсказывает, что это действительно так (хотя этой теме можно было бы посвятить отдельное не менее важное эссе, примем это как само собой разумеющееся). Является ли оно таковым, когда человек обречен на вечные страдания (причем далеко не духовные, а вполне реальные, приносящие ему боль)? Ведь благо должно приносить человеку счастье. При отсутствии этого счастья, само определение блага теряет свой смысл. В такой ситуации гораздо большим благом представляется сама эвтаназия, которая позволит человеку устранить все свои страдания и всю боль. Опять-таки, знаем ли мы, что после эвтаназии человеку станет однозначно лучше? К сожалению, мы не можем этого знать, так как наука пока еще не нашла ответа на вопрос, что же происходит с человеком после его смерти. Возможно, ничего. И, может, для кого-то это «ничего» лучше, чем вечная боль?

Незаметно для себя, вместе с контраргументами мы сразу же рассмотрели и аргументы противодействующей стороны, считающей эвтаназию допустимой. Вообще, взгляд «сверху» всегда очень выгоден в свете рассуждений. Ведь так просто размышлять над проблемой и говорить о высоких вещах, когда ты лишь сторонний наблюдатель. А гораздо более полезным бы было узнать мнение самих людей, столкнувшихся «один на один» с эвтаназией.

Сразу вспоминается история, которая взбудоражила сознание не только просто неравнодушных людей, но и представителей правительства Британии. 4 января 2015 года британское издательство Independence выпустило статью, написанную Дебби Парди, женщиной, которой в 1995 был диагностирован рассеянный склероз, за неделю до ее ухода из жизни. Помимо описаний своей невыносимой жизни, на которую она была обречена в течение долгих 20 лет, полных мук и страданий, в статье также присутствуют и рассуждения на тему того, должен ли каждый человек иметь право на то, чтобы уйти из этой жизни достойно, а не в мучениях, во-первых, своих собственных, а, во-вторых, для своих близких. В статье Дебби присутствует очень важное умозаключение, которое, наверное, раскрывает всю проблему в полном ее представлении:

«Все пережитое лишь убедило меня в том, что нужно изменить законодательство и позволить людям прибегать к эвтаназии в случаях, когда жизнь невыносима, но при этом сначала стоит попытаться всеми силами сделать эту жизнь приемлемой».

Дебби находит определенную «золотую середину», которую не хотят и не могут увидеть люди, ставящие для себя жирную точку в вопросе об эвтаназии, не желая посмотреть в корень проблемы. Нельзя просто отказать человеку в праве достойно уйти из жизни, потому что это нам не нравится или потому что мы считаем, что сами бы никогда не воспользовались этим правом. Нужно, прежде всего, понимать, что эвтаназия – это не чье-то сиеминутное желание, которое осуществится по щелчку пальцев любого желающего сейчас же уйти из жизни. Нет. Сначала, еще раз возвращаемся к словам Дебби, нужно попытаться сделать для человека всё, что позволит ему без мучений прожить хотя бы тот отведенный смертельной болезнью промежуток времени. Эвтаназия – это крайний случай, и да, действительно, само понимание того, что для человека выхода уже нет, кроме смерти, - это невероятно страшно. Но законы не должны основываться на чьем-то настроении и эмоциях. Они должны быть разумными. Ведь если человек захочет умереть – он сделает это сам и без чьей-то помощи. Но проблема в том, что самоубийство – это действительно низкий поступок, эгоистичный и в какой-то мере вызывающий. Человек не позволяет осознать всем своим родным и близким, что теперь им придется жить с утратой, которую самоубийца может даже не изволить объяснить. Он просто уходит. Эвтаназия же не позволяет «просто уйти».

Во-первых, разрешение на нее не выдается каждому желающему. В разных странах условия для проведения эвтаназии также различаются. К примеру, в США больной имеет право уйти из жизни, только если он находится в терминальной стадии.

А как обстоит дело с эвтаназией в России? В России эвтаназия законодательно запрещена. Но несмотря на это, количество случаев, когда люди желали покинуть эту жизнь достойно, но не смогли из-за практического отсутствия такой возможности, развивается в геометрической прогрессии. Это те самые случае, в которых трудно определиться, что выбрать: «жизнь» или «легкую смерть». Одна из таких случаев имел место быть в семье Деминых, проживающих в Петрозаводской области. Муж убил свою жену, жизнь которой стала невыносимой спустя годы борьбы с болезнью. В данной ситуации трудно понять тот факт, правильно ли поступил супруг, исполняя просьбу своей жены? Заслуженно ли его посадили за это в тюрьму? Если оценивать его поступок с точки зрения религии и, в частности, христианства, ведь в Библии черным по белому сказано: «Не убий». Что теперь должен чувствовать тот человек, что взял на себя такое тяжелое бремя? Ведь он действовал во благо, пытаясь всеми силами помочь своей любимой супруге, пытаясь облегчить ее страдания именно так, как она этого желала.

Но невозможно не отметить, что во многих странах право на эвтаназию официально имеется у всех смертельно больных людей. И, как видите, никакой катастрофы и морального упадка, о котором так часто любят упоминать противники эвтаназии, не наблюдается. Примером такой страны может стать Бельгия. В 2013 году был предан широкой огласке случай, связанный с братьями-близнецами Марком и Эдмонде Вербессом. Известен случай о двух братьях близнецах Марке и Эдмонде Вербессем. С самого рождения братья были обречены на вечную глухоту, а к сорока пяти годам от них начало уходить и зрение. Медики официально признали их физические страдания невыносимыми, и, несмотря на то, что смертельной угрозы для жизни не было, разрешили эвтаназию. Обоим одновременно. Опять же, отсутствие непосредственного смертельного заболевания позволяет многим скептично настроенным к эвтаназии людям заявлять о том, что такой разгул в управлении этим правом приведет к массовым повторениям подобного сценария. Но нет. Посмотрите – случай единственный, и повторений не наблюдается уже почти два года. Потому что стоит понимать: эвтаназия – это не игрушка, и к ней нужно подходить основательно, со всей осторожностью. И именно так и делают люди, принимающее это важное для своей жизни решение.

Во-вторых, эвтаназия – это добровольное решение человека, позволяющее подготовить себя к и так неминуемому событию. Самоубийца же, как уже было сказано ранее, не дает времени подготовиться и осознать факт ухода себя из жизни. Да и в целом, самоубийства часто действительно неоправданные, и в этом состоит их основное отличие от эвтаназии. Человек, выбравший для себя суицид, как единственный выход из сложившейся ситуации, может быть подвержен влиянию со стороны, может быть сбит с толку своими собственными эмоциями, а может просто захотеть кому-то что-то доказать. Эвтаназия сама по себе не допускает такого, потому что она не является чьей-то прихотью. Причина для нее всегда только одна… И именно поэтому можно совершенно точно утверждать, что эвтаназия «не равно» самоубийство.

В-третьих, разница между эвтаназией и самоубийством лежит не только в самой форме их осуществления, но и в их морально-этическом содержании. Самоубийство может и самоубийство должно осуждаться, потому что оно выбивает из общества одно из его, возможно, и очень маленьких, но очень значимых звеньев – конкретного человека. Именно самоубийство рушит все представления о ценности человеческой жизни, потому что суицид есть способ справиться с проблемами своей жизни, которые решаемы всегда. А нерешаемыми они могут казаться только от недостатка опыта или сил, которые, к слову, вполне себе обретаемы и восполняемы. И было бы отлично свести всё это эссе к жесткому противостоянию этих двух понятий, но мы должны были подойти к пониманию разницы самоубийства и эвтаназии, делая равномерные шаги и познавая всё поочередно. И сравнение этих категорий было бы довольно интересной темой для совершенно нового эссе, на которое мы, к сожалению, не можем сейчас отвлечься. Для нас же пришло время сделать некие выводы.

Мы пообещали рассмотреть проблему эвтаназии со всех сторон. Наша цель выполнена, но к чему мы пришли? Очевидно, что мы пришли к некоторой неопределенности. Иначе говоря, «и не хорошо, и не плохо». Почему? Вероятно, потому что многим событиям и явлениям в нашей жизни вообще по определению нельзя давать какую бы то ни было оценку. Эта мысль уже звучала в данном эссе и очень важно озвучить ее снова, но уже в качестве вывода – есть такие вещи, происходящие независимо от нашего отношения к ним. Жизнь, смерть, круговорот воды в природе и восход солнца в Гайане – вы их никогда не измените. Обещаю вам, как только вы дадите мне ответ на вопрос: «Смерть – это хорошо или плохо?», я без промедлений найду для вас решение любой проблемы, над которой бились, бьются и будут биться ярчайшие умы человечества.

Эвтаназия есть право на достойную смерть, и оно не должно смешиваться с нашим конкретным ее пониманием и отношением к ней. Единственные аспекты, которые следует хоть как-то урегулировать – это условия, на которых будет предоставлено это право; способы проведения и некоторые другие технические тонкости.

Как само понятие эвтаназии, разрешение на нее или абсолютный запрет влияют на людей? Опять же, сложно отвечать на такой вопрос без конкретного случая. Как может повлиять на человека событие, которое не затронуло его лично? Здесь работает эдакий принцип «моя хата с краю – ничего не знаю». Об эвтаназии страшно думать. Страшно вдаваться в подробности о том, для чего она нужна и кому она необходима. Просто по-человечески страшно и за это нельзя судить людей. Но как было сказано ранее, введение эвтаназия – вещь неоднозначная, нельзя с уверенностью сказать, что она влияет на общество «хорошо» или «плохо».

Чтобы оценить влияние эвтаназии на общество, нужно как минимум, показать его практическое применение в условиях денежной цивилизации. Многие примеры стран, в которых уже введена эвтаназия, показывают нам, что предрасположенность к получению денежной выгоды, являющаяся основой капиталистического общества, не затрагивает (или почти не затрагивает) рассматриваемого нами понятия. При оценке эвтаназии и механизмов ее работы в том или ином государстве, особое внимание стоит уделить коррупционной составляющей. И если рассматривать Российскую Федерацию, то придется признать, что Россия пока еще не готова к введению эвтаназии на законодательном уровне. Возможно, в будущем, но не сейчас.

Если бы не ослабло влияние религии, мы бы с вами не имели такой науки, как астрономия.

Если бы люди не спорили друг с другом в понимании одного и того же, мы бы так никогда и не узнали, что свет представляет собой не только поток частиц, но и волну.

Если бы общество не пересмотрело свои взгляды на государство и на его политику, мы бы до сих пор жили в полуразрушенном, держащемся на выдуманных идеалах и правилах, государстве.

Если бы… А какое «если бы» мы можем связать с эвтаназией? Возможно, ответ на этот вопрос мы узнаем совсем-совсем скоро. Кто знает… Будущее не за горами!

Читайте также

Цитировать

Шишкин, Н.М. Философский аспект эвтаназии / Н.М. Шишкин. — Текст : электронный // NovaInfo, 2016. — № 40. — С. 123-129. — URL: https://novainfo.ru/article/4151 (дата обращения: 27.06.2022).

Поделиться