О роли правового сознания в формировании правовой идеологии

№60-1,

Философские науки

В статье анализируются проблемы взаимодействия правового сознания и правовой идеологии, анализируется роль правовой идеологии выполняет в правотворческой и правоприменительной деятельности государства

Похожие материалы

Различные типы правосознания формируют соответствующую правовую идеологию. Каждая национальная правовая система обладает присущей только ей правовой идеологией. В науке различают следующие виды правовой идеологии: романо-германскую, англо-американскую, мусульманскую, правовую систему Индии, Китая, Японии. Правовая идеология может быть также рабовладельческой, феодальной, буржуазной, социалистической. Правовые идеологии, например, естественно-правовая и позитивистская, нормативная и т.д. сущность права понимают и определяют с разных позиций.

Формирование идеологии осуществляется специальной и самостоятельной группой людей – идеологическим сословием. Личность самого идеолога тоже в некоторой степени влияет на формируемую идеологию. Российской юридической действительности необходима духовно развитая правовая идеология. Государство, правовые структуры призваны формировать разумную, жизненную, исторически обоснованную правовую идеологию, которая учитывала бы не только официальные концепции, но и впитывала бы в себя культурно-нравственные, политико-экономические и иные ценности и идеалы народного бытия, человеческой жизни [1]. Эти феномены и другие ментальные образования обогащают правовую идеологию, чтобы она должным образом выполняла присущие ей функции.

Каждому народу присущ свой, специфический, имеющий стратегический характер освоения, преобразования социально-юридического бытия, стремление из множества правовых возможностей выбрать наиболее приемлемый и оптимальный вариант правовой идеологии. Правосознание находится в органической связи с менталитетом народа, его обычаями и традициями. Правовая идеология создается не произволом законодателя, а при посредстве внутренних незаметно действующих сил. Для познания национальных особенностей правосознания законодателю недостаточно одного лишь правового интеллекта. Он должен понять правовую форму народа, ее исторические корни, менталитет, чтобы в сознании и поведении граждан не было юридического конформизма, непринятия юридических, правовых норм [2].

Отмечая прямую зависимость права от культуры народа, нежелательно ограничиваться в понимании права в рамках одной страны. Право, как динамичный регулятор социальной жизни, развивается, изменяется не только на уровне правовой культуры и сознания граждан конкретной страны. На правосознание влияют общечеловеческие, положительные факторы политико-правовых систем. Как заметил П.И.Новгородцев, «признание взаимодействия национального и общечеловеческого элементов, в качестве «важнейшего мотива в прогрессе народного права», интересно для нас и в том отношении, что оно содержит в себе указание на происходящее в истории взаимодействие права и нравственности…» [5]. Имеется некоторая опасность для национальной социально-правовой субстанции народа, если слишком увлекаться внешними правовыми системами и доктринами.

Каждый народ и каждая страна есть живая индивидуальность со своими особыми данными, со своей неповторимой историей, душой и природой. Каждому народу присущи своя особая, индивидуальная государственная форма и конституция, свой правовой менталитет. Содержание и характер правовой идеологии во многом зависит от общенациональной идеи, призванной указывать путь развития конкретного народа, общества. Поэтому необходимо и желательно учитывать национально-специфические особенности стран народов, слепое заимствование, копирование, подражание нелепо и опасно.

Правовая идеология выполняет важную роль в правотворческой и правоприменительной деятельности государства. Например, органы государственной власти при создании юридических норм учитывают требования доминирующей в обществе правовой идеологии, ее установки, ценностные ориентации, цели и т.д., которые волей государства воплощаются в реальную жизнь. Законодательство выступает в качестве средства проведения в жизнь государственно-правовой идеологии. Правоприменительная деятельность государственно-правовых организаций невозможна вне рамок правовой идеологии, которая в рамках правоприменительных решений должна иметь в себе интеллектуальные начала, культурно-правовые ценности, социально-психологические феномены, например, такие: внушения, мотивы, стереотипы, авторитет правовых норм. Все они «служат» правовой идеологии в выполнении требований государственной воли.

Правовая идеология является в значительной степени самоорганизующей системой, обеспечивающей определенную преемственность в своем развитии. Это очень важный аспект правовой идеологии как структурного элемента правосознания, ибо, чтобы выдержать конкуренцию со стороны других идеологий, она должна отличаться устойчивостью, относительным постоянством.

Правовую идеологию необходимо пропускать через человеческое сознание с целью, чтобы ту или иную юридическую установку личность приняла как свою собственную. Для этого юридические концепции должны быть четко построены с учетом научных оснований и человеческой веры и надежды. Правовая идеология, если она передовая и прогрессивная, проводит определенную перестройку научного и обыденного мышления, эмоционально-психологического состояния людей, гармонизирует индивидуальное, групповое и общественное правосознание.

И.А.Ильин совершенно справедливо замечает, что «…живое правосознание народа дает государственной форме осуществление, жизнь и силу, так что государственная форма зависит, прежде всего, от уровня народного правосознания, от исторического нажитого народом политического опыта, от силы его воли и от его национального характера. Необходимо, чтобы народ понимал свой жизненный строй» [3].

Продолжая мысли И.А.Ильина в наше время, Н.П.Колдаева отмечает: «Современная идеология должна опираться прежде всего на историю своего государства, сложившиеся традиции, уровень общественного сознания в стране. Некритическое заимствование форм экономического бытия, идей правового государства, свободы и прав личности, достаточно развитых в системах Европы и Америки, зачастую бесплодно в современной российской действительности. Игнорирование специфики национальных интересов приводит к нигилистическому отношению к праву» [4]. К существующей правовой системе необходимо подходить через призму национально-исторической и культурно-типологической природы отечественного правового мира в интересах познания его конкретной целостности и системности [6].

Диалектика общего, особенного и единичного имеет большое практическое и теоретическое значение в познании проблемы интернационального и национального и в правовой системе, правосознании. Условия конкретных стран, существуя объективно, в то же время видоизменяют форму проявления социально-политических и правовых закономерностей, так как условия жизни весьма разнообразны в разных странах. Богатый международный опыт развития и функционирования стран показывает, что законы и принципы существования выступают в конкретно-специфических условиях и каждый раз приобретают конкретную форму [7].Они проявляют себя особо, специфически, имеют различные черты и моменты. Игнорирование местных условий, национальной специфики со стороны законодателей порождает негативное отношение в сознании и поведении граждан. В этой диалектике есть и другая крайность, выраженная в увлечении национально-специфическими моментами в ущерб общим правилам, общим требованиям и принципам.

Общие принципы реформирования правовой системы в России, определяя сущность данного процесса, могут иметь различные состояния этого общего с национально-специфическими российскими условиями. Диалектическое мышление не допускает никаких шаблонов, догматических правил, якобы пригодных везде и всюду без учета места и времени проявления общего, особенного и единичного. Когда возникла необходимость реформирования советской правовой системы, то в научном мире и среди руководителей страны возникла проблема выбора развития России. Выбор пути требует изучения социального, правового опыта как в своей, так и в других странах. Решение данной проблемы предполагает конкретный и всесторонний подход в изучении и использовании и чужого опыта.

Конкретность рассмотрения требует, чтобы те или иные общие выводы, принципы не распространялись, не использовались механически, догматически без учета специфики менталитета, экономических, социально-политических и правовых национальных традиций стран и регионов. Когда в той или иной стране применяют чужой социальный опыт, тогда возникает необходимость конкретного анализа специфических особенностей чужой и своей страны. Опыт любой страны представляет собой единство общего и конкретно-специфического. Чтобы положительный опыт одной страны принес позитивные результаты другой, необходимо, во-первых, из национального опыта другой страны правильно выделить интернациональное (общезначимое); во-вторых, это интернациональное нужно правильно применять к национальным условиям другой страны. Но дело в том, что это требование «нужно правильно применить» не всегда получает свою жизненную реализацию по причине отсутствия диалектического мышления и конкретного всестороннего анализа национально-специфических условий своей и чужой страны [10]. Неконкретность решения проблемы – это и есть неумение видеть общее, специфическое в социальном опыте своей или другой страны. Итак, решение как теоретических, так и практических задач, требует диалектического подхода, правильного учета и применения категорий общего, особенного и единичного.

Каждое общество, народ, в том числе и российский, имеют свой специфический путь освоения, преобразования социально-юридического бытия, стремление выбрать из множества правовых путей наиболее приемлемый, оптимальный. Правовая идеология российского общества должна формироваться на основе национальных культурно-правовых, нравственных ценностей, традиций [9]. Итак, правовая идеология представляет собой систему идей, взглядов, которые отражают и формируют правовую действительность, а также деятельность государственных органов в политико-правовой сфере, руководствуясь и опираясь на культурно-исторический опыт конкретного общества, определенной правовой системы.

В качестве основных параметров новой государственно-правовой идеологии можно выдвинуть следующие положения:

  1. отечественная правовая идеология не должна строиться на идее социального и политического раскола, противостояния одной социальной группы другой. Наоборот, теория должна стремиться к максимальному духовному объединению страны, достижению ею состояния нравственной и духовной соборности, необходимой степени политической консолидации.
  2. правовая идеология должна быть достаточно открытой для учета и восприятия исторического опыта, какой бы идеологической принадлежности он ни был. Правовая идеология должна вбирать все конструктивное и полезное для России из теории и практики прошлого и настоящего.

Правовая идеологи должна опираться на принцип укрепления и защиты Российского государства, которое должно быть демократическим, федеративным, обслуживающим общество, а не стоящим над ним, сильным и эффективным. Надо ясно представить, что отказ от административно-командных методов в условиях правовой государственности совершенно не мыслим и влечет лишь массовый произвол, разрушение правопорядка. Без грамотных и компетентных администраторов, без эффективной исполнительной власти, без правоохранительных органов и вооруженных сил, защищающих внешнюю безопасность, ни одно государство мира не может существовать [8].

Итак, можно сформулировать следующие характерные признаки и особенности правовой идеологии:

  1. Правовая идеология как форма общественного сознания определяет принципы человеческой деятельности, она стимулирует и направляет поведение людей, общества в целом для достижения социально значимых целей в области правового регулирования.
  2. Правовая идеология дает целостную правовую картину мира, объединяет правовые знания, выработанные предшествующими поколениями.
  3. Для правовой идеологии должны быть характерны этичность, справедливость, духовность, гуманность, все лучшее и ценное в жизни людей.
  4. Правовая идеология является организующей формой общественной жизни, она побуждает действовать и жить сообразно духу права.
  5. Правовая идеология дает возможность субъектам права правильно ориентироваться в сложной и противоречивой общественно-правовой действительности.
  6. Правовая идеология определяет правовое преобразование, развитие и функционирование общества на основе правовых знания, теорий. Она является научно обоснованной формой существования права и основой правотворческой деятельности.
  7. Идеологический фактор способствует совершенствованию процесса создания права, утверждению согласия и мира в обществе, построению гармоничной системы права, отражающей общественные потребности в юридической действительности.

Итак, юридическая идеология призвана формировать модели позитивной концепции правоустройства, чтобы объяснить и прогнозировать дальнейшие пути развития правовой картины. Юридические идеи, представления о природе правосознания, цели права, необходимости существования в общественном бытии юридического пласта, проблемы развития и совершенствования правосознания, определение и понимание смысла права – все это и многое другое созидается в системе правовой идеологии.

Список литературы

  1. Кузьмин Ю.А. Использование понятий как средства познания сущности правового сознания // NovaInfo.Ru. - 2017. - Т. 6. - № 58. - С. 308-312.
  2. Кузьмин Ю.А. Общественное бытие и общественное сознание: проблема философского анализа // NovaInfo.Ru. - 2017. - Т. 2. - № 58. - С. 317-320.
  3. Ильин И.А. Наши задачи. Историческая судьба и будущее России. Статьи 1948-1954 годов: В 2 т. Т. 1. - М., 1992. - С. 46-47.
  4. Колдаева Н.П. К вопросу о роли идеологических факторов в правообразовании. Теория права: новые идеи. Вып. 40. - М., 1995. - С. 40-41.
  5. Новгородцев П.И. Историческая школа юристов. - СПб., 1999. - С. 76-77.
  6. Синюков В.Н. Российская правовая система: введение в общую теорию. Саратов, 1994. - С. 12-13.
  7. Степанов А.Г. Анализ перцептивной системы аналитического уровня познания // Вестник Чувашского университета. - 2010. - № 4. - С. 141-146.
  8. Степанов А.Г. Субъективность в системе факторов организации мифологемы социально-гуманитарного знания // Вестник Чувашского университета. - 2011. - № 2. - С. 172-177.
  9. Степанов А.Г. Факторы социальной детерминации системы социально-исторического познания // Вестник Чувашского университета. - 2011. - № 1. - С. 154-160.
  10. Степанов А.Г. Этнические аспекты мировоззрения в системе социального познания // Регионология. - 2011. - № 1 (74). - С. 181-187.