Проблемы, допускаемые следователем при подготовке предъявления лица для опознания

№96-1,

юридические науки

В статье приводятся наиболее часто встречающиеся проблемы и ошибки, допускаемые при проведении предъявления лица для опознания.

Похожие материалы

В последнее время наиболее бурно обсуждаются проблемы производства таких следственных действий, как допрос, назначение и производство экспертизы, выемки и обыска. Однако недостаточное внимание уделяется такому следственному действию, как предъявление для опознания, чаще всего применимое по делам о грабежах и разбоях. Изучение следственной практики свидетельствует о проблемах при производстве данного следственного действия.

Процессуальную форму следственного действия опознание обрело только в 1960 г., когда вновь принятый Уголовно-процессуальный кодекс закрепил за ним статус самостоятельного отдельного следственного действия и определил его порядок проведения. Действующий УПК РФ трактует опознание в ст. 193, согласно которой под опознанием подразумевают следственное действие, состоящее в предъявлении опознающему объекта или лица для установления различия или тождества с ранее наблюдаемым объектом или лицом [1].

Анализ практики показывает, что ошибки при проведении опознания традиционны и связаны, по большей части, с непониманием самой сути процесса опознания в целом и особенностей следственного опознания как одного из его вариантов [3, с. 35].

Можно выделить возникновение следующих ошибок:

1. Наиболее часто, в нарушение требований норм УПК РФ, лица, проводящие опознание, при подборе статистов не заботятся о соответствии возраста с опознаваемым, об их сходстве по внешним данным и стилю одежды; не принимают во внимание возможность изменения внешности после совершения преступления.

Так, достаточно часто подозреваемый предъявляется для опознания в одежде, в которой он пришёл на следственное действие без учёта одежды, в которой он был в момент совершения преступления, кроме того, статисты бывают одеты в униформу или иную резко отличающуюся одежду. В этих случаях лица, предъявляемые для опознания, находятся не в равных условиях (искажение информации идёт на подсознательном уровне — желая кого бы то ни было узнать, опознающий выбирает человека, чем-то выделяющегося на общем фоне и возможно лишь чем-то напоминающего преступника). Для такой ситуации характерны заявления типа: «Данный человек похож на лицо, совершившее преступление, но значительно моложе» [2, с.16].

2. Существующие процессуальные правила проведения опознания вытекают из самой психологии процесса узнавания и направлены на необходимость обеспечения получения именно достоверных результатов. На достоверность узнавания влияет большое число факторов (условия восприятия опознающего, возможность искажения воспринятой информации и т. п.), поэтому к результатам опознания необходимо относиться достаточно критично и всегда строго оценивать степень их достоверности, что очень важно в уголовном судопроизводстве.

Например, для потерпевшего, если он пережил сильный эмоциональный шок, подвергся насилию, необходимо подождать с проведением следственных действий. Находясь в шоковом состоянии, которое мешает вспоминанию и передаче всех деталей преступления, потерпевшие в течение еще некоторого времени, пока эмоциональное состояние руководит ими, не могут дать последовательных показаний и не в состоянии адекватно оценивать ситуацию. Человеческая память по прошествии некоторого времени утрачивает конкретную точность. Большинство описаний являются неточными, чаще всего добавляются или упускаются многие подробности, а действительные факты бессознательно преувеличиваются, что может привести к неточному описанию преступника. Установив наличие нестабильного эмоционального состояния у потерпевшего в процессе расследования, следователь должен устранить его причину, вселить в потерпевшего уверенность, разъяснить ему полезность его участия в процессе расследования [5, с.207].

3. Допущение разных форм искажения воспоминаний опознающего и развитием предвзятости к задержанному лицу. Независимо от причины изменения воспоминаний, результаты такого опознания будут недостоверными, а иногда и целенаправленно искажёнными, и, следовательно, не могут иметь доказательственного значения.

Такие просчеты в следственных действиях достаточно распространены на практике. В большей части это является следствием неправильно проведённого оперативно-розыскного мероприятия (ОРМ) «отождествление личности», или допущения организационных ошибок (опознающий уже видел задержанного до проведения опознания на территории органа внутренних дел, сотрудники оперативных или следственных подразделений дали опознающему наводящее описание опознаваемого). Зачастую встречаются ошибки и при подборе понятых. Казалось бы, опознание обычно не проводится спонтанно, есть достаточно времени для заблаговременного поиска понятых, но тем не менее допускается множество ошибок: не указывается их местожительство, нет информации о разъяснении им прав и обязанностей, отсутствуют подписи, приглашается всего лишь один понятой и т. д. Нужно также не забывать о требовании закона предлагать опознаваемому занять любое место среди других предъявляемых лиц в начале проведения следственного действия. Это связано с исключением возможности фальсификации результатов опознания [2, с.18].

Говоря об опознании, необходимо обозначить проблему предъявления для опознания лица при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями (ч. 3 ст. 11 УПК РФ) [4, с. 79]. При наличии данных обстоятельств предъявление лица для опознания по решению следователя может быть проведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение. При этом сразу возникает ассоциация использования в этих целях зеркального стекла. Однако не во всех территориальных органах внутренних дел такое зеркальное стекло имеется, в связи с чем следователи сталкиваются с вопросом, каким образом провести опознание, соблюдая необходимые меры безопасности. Учитывая то, что законодатель не конкретизировал способ предъявления для опознания, при котором будет исключаться визуальное наблюдение опознающим опознаваемого, все вышеуказанные способы, при соблюдении правил производства следственных действий, будут иметь право на существование.

Также следует отметить возникающую проблему в части нахождения защитника подозреваемого (обвиняемого) при предъявлении для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение. В ч. 8 ст. 193 УПК РФ указано лишь местонахождение понятых во время проведения следственного действия. Они должны располагаться в месте нахождения опознающего. В случае расследования тяжких, особо тяжких преступлений, а также имеющих резонансный характер, учитывая полную заинтересованность защитника в исходе дела, возможно развитие неблагоприятных последствий. Так, если защитник будет находиться в месте нахождения опознающего, он может запомнить и описать внешность опознающего своему подзащитному. В таком случае опознающий будет подвергаться опасности, от которой следователь пытался его оградить. Однако если расположить защитника в месте нахождения опознаваемого, то защитник может заявить ходатайство о признании следственного действия недопустимым вследствие того, что он не видел и не слышал, как опознающий указал на его подзащитного [4, с. 81]. Здесь следует учитывать, что повторное опознание лица тем же опознающим и по тем же признакам невозможно.

Таким образом, при подготовке к предъявлению для опознания лица необходимо учитывать вышеприведённые ошибки и проблемные вопросы, тщательно подготавливаться к следственному действию, учитывая личность опознаваемого и опознающего.

Список литературы

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 18 дек. 2001 г. № 174-ФЗ: [Электронный ресурс]  электрон. данные.  Программа инф. поддержки рос. науки и образования // справ. правовые системы «Консультант Плюс»: Высш. шк.  Режим доступа: http//www.consultant.ru/ (дата обращения: 13.06.2018).
  2. Дакуева, В.М. Процессуальные и тактические ошибки, допускаемые следователем при предъявлении лица для опознания [Текст] / В.М. Дакуева // Криминалистика: вчера, сегодня, завтра.  2018.  №2(6).  С. 13-19.
  3. Обеспечение безопасности участников уголовного судопроизводства [Текст]: учеб.-практ. пособ. / А. В. Коршунов, В. Г. Степанова.  Иркутск: Восточно-Сибирский институт МВД России, 2017.  71 с.
  4. Степанова, В. Г. Организационно-правовые начала применения мер безопасности участников уголовного судопроизводства [Текст] / В. Г. Степанова // Вестник Восточно-Сибирского института МВД России.  2017.  № 3 (82).  С. 78-84.
  5. Стояновский, М.В. Тактико-криминалистические проблемы предъявления для опознания [Текст] / М.В. Стояновский // Сб.ст.: Правовые проблемы укрепления российской государственности, 2016.  С. 206-208.