Социальная философия софистов

№51-1,

философские науки

В центре философии софистов находится проблема человека. Но проблема человека для них это проблема индивида. Софисты являются также сторонниками релятивизма.

Похожие материалы

Расцвет деятельности софистов приходится на период Пелопоннесской войны (431-404 гг. до н.э.). Главной заслугой софистов считают постановку проблемы исходных начал познания и, в частности, социального познания. Они мало интересовались сущностью происходящих в природе явлений, их практически не интересовала онтология, все свое внимание они сосредоточили на человеке, который рассматривался, с одной стороны, как познающее существо, с другой стороны – как существо социальное.

Софисты в своей социальной философии, как и Демокрит, исходят из отдельного индивида. Такая установка отчетливо проявляется в релятивизме, господствующем в философских рассуждениях софистов. Рассмотрение социально-философских взглядов софистов мы начнем с Протагора, считается основателем софистической школы. Наиболее известным изречением Протагора является: «Человек есть мера всем вещам – существованию существующих и несуществованию несуществующих».

Именно в этой парадигме коренится релятивизм софистов. С одной стороны, релятивизм этот является гносеологическим, поскольку истина зависит от человека, то не существует объективного критерия истины – у каждого человека истина своя. С другой стороны, релятивизм является и этическим, ибо отсутствует объективный критерий добра и зла, каждый человек вправе иметь свое мнение о том, что считать добром, а что злом. Гносеологический и этический релятивизм имел своим следствием отрицание догмы о существовании богов. В приписываемом Протагору трактате «О богах» говорится: «О богах ничего не могу знать, ни что они существуют, ни что они не существуют, ни какое они имеют подобие». Протагор не был атеистом, он считал, что лучше верить в богов, чем в них не верить, но решить этот вопрос должен сам человек.

Решая вопрос о происхождении и сущности общества, софисты отдают предпочтение «естественному порядку вещей», который складывается казуально, без участия какой-либо трансцендентной, например, божественной сущности. Софисты, как и Демокрит, считают что общество возникает в результате совместной деятельности и общения единичных индивидов, результатом взаимного соглашения которых является устойчивая структура организации социальных отношений, а также, как её составная часть, система законов, регулирующих поведение индивидов в социуме. Особое внимание привлекают взгляды Антифонта, которого можно считать основоположником договорной теории государства. Он считал, что предписания законов суть результат соглашения людей, а не возникшие сами собой веления природы. Противопоставляя естественные причины, субъектом которых признается индивид, обладающий свободой воли, законам как искусственно установленным социальным нормам, софисты продолжают номиналистическую линию, начатую Демокритом, утверждают, что законы по сути своей чисто условны и не имеют никаких онтологических оснований для своего существования. Единственное основание существования законов – их польза для индивидов, заключающаяся в упорядочении совместной их жизни. Хотя, как утверждал Пиппий, закон правя людьми, понуждает их делать многое против их природы, однако человек в своих действиях должен следовать и законом общества, и велениям своей индивидуальной природы. Тем самым как бы устанавливается равновесие между социальной природой индивида, к которой софисты сущность человека полностью не сводят, и природой естественной, основывающейся на свободе воли. По этому поводу Антифонт писал, что человек будет извлекать для себя наибольше пользы, если он в присутствии свидетелей станет соблюдать законы, высоко чтя их, оставаясь же наедине, без свидетелей, будет следовать законам природы. Ибо предписания законов произвольны, веления же природы необходимы. Из сказанного выше очевидно, что в социально-философских взглядах софистов, так же как и у Демокрита, преобладает субъективная линия в истолковании взаимоотношений индивида и общества.

Нужно сказать, что учения многих софистов эклектичны. Тем не менее, в них явно просвечивает очень важная для философии критическая функция [1]. Признавая вечность природных законов, они допускают законы, которые придумывают люди, выступая тем самым предшественниками либерализма в общественной жизни [2; 3; 4].

Важной стороной философии софистов являются их антропологические взгляды. Они признают роль воспитания и условий жизни в формировании личности. Но, с другой стороны, они не оторвались еще от мифологических представлений о вечности жизни. Поэтому называть их атеистами мы бы не решились. Скорее всего, человек для них и изменяющееся и неизменное существо по своей природе. Этим их философская антропология напоминает более позднюю суфийскую антропологию [5; 6]. Но в отличие от религиозной антропологии суфиев, проблему смысла жизни они решают пессимистически. Видимо, это и является одной из причин того, что их считают атеистами [7].

Еще раз обратим внимание на их релятивизм в объяснении социальных процессов. Думается рациональное зерно в их рассуждениях есть. К примеру, сейчас весьма актуальной является проблема единого учебника истории России. Исследования на эту тему позволяют утверждать, что единый учебник, имеющий такое содержание, которое удовлетворяет всех ученых-историков, не возможен. Эта идея давно решена в философии науки [8; 9]. В частности, подобные идеи решались еще в классическом позитивизме [10].

Список литературы

  1. Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых филосо-фов. М.: Мысль, 1986. С. 348−349.
  2. Семенова Э.Р. Идеи традиционализма и либерализма в философии права // Альманах современной науки и образования. 2013. № 3 (70). С. 161-163.
  3. Рахматуллин Р.Ю., Семенова Э.Р. Традиционализм и либерализм в свете философии права // Научный вестник Омской академии МВД России. 2014. № 1 (52). С. 41-44.
  4. Рахматуллин Р.Ю., Семенова Э.Р. Традиционализм и либерализм в правовом и педагогическом пространстве // Профессиональное образование в современном мире. 2014. № 1 (12). С. 19-26.
  5. Рахматуллин Р.Ю. Суфийская антропология // Исламоведение. 2013. № 1. С. 64-74.
  6. Рахматуллин Р.Ю. Al-Ghazali's gnoseology |// Вестник ВЭГУ. 2015. № 5 (79). С. 147-156.
  7. Давлетгаряева Р.Г. О смысле жизни // Вестник Челябинского государственного университета. 2012. № 35 (289). С. 6-9.
  8. Рахматуллин Р.Ю. Проблема объективности исторического знания или как возможен единый учебник истории // European Social Science Journal. 2014. № 8-3 (47). С. 69-73.
  9. Рахматуллин Р.Ю. Историческое знание в контексте философии науки // Вестник ВЭГУ. 2015. № 3 (77). С. 129-137.
  10. Rakhmatullin R. Сlassical positivism: general characteristics // Nauka i studia. 2015. Т. 9. С. 233-235.