О соотношении принципов дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний

№53-3,

Юридические науки

В статье рассматриваются различные подходы к понятию принципов дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний. Обосновывается тезис о том, что дифференциация исполнения наказания реализуется в законе, а индивидуализация - на уровне правоприменения. Описан механизм взаимосвязи данных принципов

Похожие материалы

Действующий Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации (далее – УИК РФ) содержит принцип дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний. Вместе с тем законодатель не раскрывает его содержания, не дает определения указанных понятий. Это обуславливает наличие в научной и учебной литературе различных трактовок дифференциации и индивидуализации наказания. Полемика также развернулась вокруг вопроса об их соотношении.

До конца девяностых годов прошлого столетия ученые полагали, что дифференциация исполнения наказания распространяется на область правоприменения и включает соответствующих субъектов. Так В.А. Фефелов определяет ее как «раздельное, изолированное содержание различных категорий осужденных в зависимости от правовых и социально-педагогических особенностей личности». Однако, такое понятие, по нашему мнению, является неполным, поскольку дифференциация не ограничивается только изолированным содержанием, а, зачастую, и его не происходит.

Несколько иной подход присущ Е.В. Струговой, которая указывает, что дифференциация исполнения наказания представляет собой «основанную на законе реализацию карательного и исправительного воздействия в отношении определенных (классификационных) категорий осужденных».

На наш взгляд, не вписывается в современную трактовку дифференциации исполнения наказания взгляд С.М. Зубарева. Он указывает на то, что «к различным категориям (группам) осужденных в зависимости от характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, формы вины, наличия рецидива преступлений, а главное – поведения во время отбывания наказания применяются правоограничения и средства исправления в различном объеме». Данная точка зрения примечательна своей традиционностью. Следует отметить и то, что оно, как и все приведенные выше определения, страдает существенным недостатком, а именно – представление дифференциации исполнения наказания на уровне правоприменения. Основанное на законе, изменение соответствующими правоохранительными органами карательного воздействия на осужденного осуществляется путем изменения его правового положения, то есть – индивидуально. Это не соотносится с дифференциацией исполнения наказания, которая регламентирует положение групп, категорий осужденных. Именно в законодательстве закреплены условия отбывания наказания, порядок исполнения лишения свободы в колониях различных видов режимов и др. Поэтому, на наш взгляд, только в законе осуществляется дифференциация. В этой связи, более точным представляется взгляд А.В. Бриллиантова, рассматривающего дифференциацию наказания как «систему дифференциалов наказания, закрепленных в правовых нормах и регулирующих обеспечение соответствия наказания характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного для достижения целей наказания». При этом, под дифференциалом наказания он понимает «его разность, содержащую определенные параметры наказания, и служащую для оценки юридически значимых факторов (оснований), относящихся к преступлению, преступнику, иным обстоятельствам». Но, обозначение понятия дифференциации как системы дифференциалов, по нашему мнению, несколько тавтологично.

Таким образом, на основании высказанных выше суждений, представляется, что под дифференциацией исполнения наказания следует понимать определение в законодательстве пределов карательного воздействия, устанавливаемых для различных категорий осужденных, в зависимости от характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности осужденных, а также их поведения во время отбывания наказания.

Индивидуализация исполнения наказания в науке также трактовалась неоднозначно. И.И. Карпец утверждал «индивидуализация отбытия наказания – это учет в местах лишения свободы особенностей личности осужденного и характера совершенного им деяния при определении режима содержания и организации работы по исправлению и перевоспитанию осужденного, направленной на осуществление целей и задач наказания». Определение рассматриваемого понятия исходя из отбывания наказания, а не исполнения, в целом не вызывает возражений, так как это проявления единого процесса. В то же время, представляется наиболее предпочтительным раскрывать индивидуализацию наказания со стороны исполнения, поскольку в таком ракурсе подчеркивается деятельность по изменению содержания наказания.

Е.В. Стругова понимает изучаемый процесс как «деятельность органов, исполняющих наказание, связанную с изменением правового положения конкретного осужденного, исходя из его поведения и отношения к мерам воздействия». Но изменение правового положения не отражает сущность индивидуализации наказания, это скорее сопутствующий элемент, либо ее следствие. Поэтому, на наш взгляд, приведенное мнение вряд ли можно признать удачным.

Коротко и ясно выразил свою позицию Н.А. Стручков, а именно – «индивидуализация наказания на стадии исполнения предполагает изменение объема кары в зависимости от поведения осужденного». Данное умозаключение выглядит вполне обоснованным, поскольку поведение осужденного является определяющим показателем личностных изменений, и поэтому его можно принять за основу.

Исходя из вышеизложенного, полагаем, что индивидуализация исполнения наказания представляет собой изменение карательного содержания наказания конкретному осужденному с учетом совершенного преступления, личности, а главное – поведения при отбывании наказания.

Дифференциация и индивидуализация призваны изменять объем карательного воздействия для обеспечения справедливости наказания и стимулирования правопослушного поведения осужденных. Их взаимосвязь заключается в следующем. В законе закреплены общие основания и способы изменения наказания, что представляет собой его дифференциацию. В то же время, изменение содержания наказания должно происходить с учетом поведения осужденного, совершенного деяния и других индивидуальных характеристик. Например, злостное нарушение режима, является основанием дифференциации исполнения наказания. Вследствие этого, осужденный, его совершивший, должен претерпеть определенное взыскание, которое представляет собой способ, средство дифференциации, а именно – водворение в штрафной изолятор, либо перевод на строгие условия отбывания наказания, либо перевод в исправительную колонию с другим видом режима. Далее, при выборе конкретной меры необходимо учитывать особенности деяния и предыдущее поведение осужденного во время отбывания лишения свободы, что уже охватывается процессом индивидуализации. То есть дифференциация определяет основания и способы воздействия на наказание, а индивидуализация – как и какие из них целесообразно применить, чтобы достичь цели наказания. Поэтому, как правильно пишут М.П. Мелентьев и А.Я. Гришко, дифференциация без индивидуализации бессмысленна, а индивидуализация без дифференциации невозможна. Таков, на наш взгляд, механизм изменения содержания наказания конкретному осужденному при помощи дифференциации и индивидуализации.