Обучение и исследование фразеологичесих единиц в английском языке

№115-1,

филологические науки

Фразеологизмы — это тип образного-метафорического языка, над которым работают множество современных лингвистов, потому что они являются необходимым навыком для эффективного общения, особенно в политическом плане. Они также формируют навыки успешной политической коммуникации при изучении англоязычного дискурса.

Похожие материалы

Развитие теории фразеологии достаточно быстро привело и к ее внедрению в практику преподавания иностранных языков. Это и понятно: ведь фразеологический материал отражает язык во всем его многоцветии. Изучая фразеологизмы и пословицы, можно заниматься и фонетикой, грамматикой, лексикой, синтаксисом. Но — более того, расшифровка фразеологических образов дает многое и для понимания национальной культуры, мифологии, современной жизни. В каком-то смысле фразеология — это окно в «этноязыковое видение мира» [1. С. 74] и тем самым в глубины национальной ментальности.

Усиленный интерес к фразеологии как объекту лингводидактики демонстрирует не только отечественная, но и зарубежная лингвистика. Так, в Чехии фразеология активно внедряется в процесс обучения с начального до высшего уровня. Опыт такого внедрения описан в книге М. Чеховой, руководившей проектом обучения иностранных студентов чешскому языку в Карловом университете и университете им. Я. Пуркине в Усти над Лабе [2]. Автором убедительно показана роль фразеологии в процессе обучения родному и иностранному языкам как способа прививки любви к ним. При этом, естественно, экспериментальные данные обнаружили значительные индивидуальные различия в понимании фразеологии и объема их усвоения [2. С. 113]. М. Чехова проводит глубокое зондирование реальных знаний обучаемых и приходит к объективному выводу о том, что «многие традиционные народные фраземы предаются забвению» [2. С. 118], что ставит прагматическую задачу об их проработке в процессе обучения.

Одной из прагматических задач, решением которой постоянно заняты преподаватели русского и иностранных языков, является, собственно, и проблема практики перевода, т.е. использование его как средства обучения. В лучшем случае (как это и делается во многих университетах) преподаватель должен быть билингвом и оперативно семантизировать студентам непонятные словосочетания на их родном языке. Методисты, обычно спорящие о целесообразности такого оперативного перевода лексики, практически единодушно подтверждают целесообразность подобной переводной семантизации для фразеологии [3. С. 81; 4. С. 56]. Способы такой семантизации хорошо известны и переводчикам, и составителям двуязычных и многоязычных словарей. Вот их общий перечень:

  1. Перевод фразеологизмами, тождественными по своему компонентному составу, семантике, стилистике и функции в тексте;
  2. Перевод фразеологизмами, тождественными семантически и функционально;
  3. Перевод словом, словосочетанием, предложением и др., с описательной экспликацией значения фразеологизма.

Разумеется, не истолковав значения фразеологизма, невозможно работать с ним в иностранной аудитории. Однако простое толкование и даже перевод на родной язык дает представление лишь о верхушке фразеологического айсберга изучаемого языка. Преподавательский опыт показывает, что те студенты, которые по-настоящему интересуются русским языком, стремятся овладеть идиоматикой во всем ее разноцветии, проникнуть в глубь ее образов, постигнуть ее «обертоны смысла» и стилистические полутона.

Такая задача, естественно, не под силу тому, кто только начал изучать иностранный язык, или тому, кто хочет овладеть им на уровне «магазинного» общения. Фразеология — это языковая культура, а освоение любой культуры требует немалого времени и усилий.

Идеографический подход к фразеологии до сих пор, пожалуй, остается основным способом презентации материала в учебных целях. Он основывается на разрабатываемых сейчас в славянской фразеологии принципах идеографического анализа с погружением в историю и этимологию устойчивых оборотов. В современной лингвометодике такой подход полностью оправдывается коммуникативными установками обучения иностранным языкам. Тематические блоки паремий органично вписываются в коммуникативные циклы, требующие актуализации, и делают их более естественными и яркими. Известны пособия, целиком построенные на идиоматической идеографии (типа серии "English through idioms", популярной в США или «Русская фразеология для чехов» [12], где соотношение общеязыковой «коммуникативный блок — идиоматический коммуникативный блок» изменило (и вполне оправданно) свою иерархию. Идиоматика и паремиология в таких случаях становятся отправными точками учебной коммуникации.

Понятно, что пособия такого рода эффективны для работы на продвинутых этапах обучения, когда студенты уже накопили солидные языковые и страноведческие познания. Идеографическая группировка помогает кристаллизировать эти понятия, оживлять их образными и экспрессивными элементами, связывать их новыми, живыми и актуальными нитями.

Идеографическая группировка идиоматики и паремиологии имеет двойственную природу. Ее дуалистичность коренится в противоречивости общеязыковой дихотомии «синхрония — диахрония», порождающей два принципиально различных типа идеографической классификации фразем [13]. На синхронной оси идеографические рубрики отличаются большой избирательностью. Фразеология, как мы видели, обслуживает в основном понятийные сферы, тяготеющие к экспрессивности, поэтому активно представленными группами являются такие, которые характеризуют человека (семи пядей во лбу, у кого ума палата, у кого золотая голова 'об очень умном человеке'; глуп как пробка, чурка с ушами, у кого голова мякиной набита 'об очень глупом человеке'), его состояния (пьян как сапожник, пьян в стельку, лыка не вяжет 'об очень пьяном человеке'; кого шатает как былинку, еле-еле душа в теле, на ладан дышит 'об ослабленном болезнью, очень больном человеке'), интенсивные действия (лететь стрелой, нестись со всех ног, только пятки сверкают 'очень быстро бежать'; работать как вол, вкалывать как лошадь, трудиться до седьмого пота 'много и тяжело работать'), чрезмерное множество (как песку морского, кишмя кишит, хоть пруд пруди) и др.

Синхронная и диахроническая идеография фразеологизмов не только отвечает коммуникативным и лингвострановедческим установкам обучения, но и позволяет создавать компактные «банки информации» для различных методических целей.

В этом плане весьма важны многочисленные попытки определить так называемый «фразеологический минимум». В отличие от минимума лексического, определяемого в основном фактором частотности лексем, фразеологический минимум характеризуется большим количественным и качественным разбросом [18]. Вот почему заранее обречены на неудачу усилия методистов, желающих создать универсальный фразеологический «Словарь-минимум». Не случайно также при обилии европейских фразеологических словарей до сих пор не создано ни одного частотного фразеологического словаря.

Причина этого в том, что и отбор фразеологического минимума, и создание частотных словарей требуют чрезвычайной детализации целевых, адресатных и уровневых установок обучения. Одно дело, например, фразеологический минимум русского языка для студентов-славян, другое — для вьетнамцев или китайцев, минимум для пассивного или активного освоения языка, среднего или продвинутого этапа обучения, филологов или студентов технических вузов и т.д. [5]

Все эти различия приходится постоянно учитывать в определенной учебной аудитории, гибко и оперативно меняя тактику обучения. Менять ее приходится и под влиянием быстро меняющихся интересов учащихся и мотивации изучения русского языка как иностранного.

Но как бы ни менялись интересы учащихся и преподавателей, в какую бы сторону ни обращалась политическая, языковая и дидактическая фортуна, фразеология всегда будет сохранять свою привлекательность для тех, кто хочет овладеть иностранным и собственным языками во всем их многоцветии. Ибо именно через ее каналы лежит дорога к национальной и общеевропейской культуре и менталитету.

Список литературы

  1. Якименко Н.Е. Обучение иностранных студентов-филологов III курса пониманию фразеологизмов в художественном тексте: автореф. дисс. ... канд. филол. наук. Л., 1990. 16 с.
  2. Англо-русский фразеологический словарь. / Лит. ред. М. Д. Литвинова. — 4-е изд., перераб. и доп. — М.: Русский язык, 1984. — 994 с.
  3. Шаклеин В.М. Этноязыковое видение мира как составляющая лингвокультурной ситуации I/ Вестник Московского университета. Лингвистика и межкультурная коммуникация. № 1. 2000. С. 73—78.
  4. Современная политическая коммуникация: Учебное пособие / Отв. Ред.А. П. Чудинов / — Екатеринбург: Урал. гос. пед. ун-т., 2009. — 292 с.
  5. Сергеева А. А. Метафорические концепты как источники фразеологических единиц в англоязычном политическом дискурсе // Молодой ученый. — 2015. — №7. — С. 1001-1004.