История развития медицинского знания в России в XVI — XVIII веках

№35-1,

Исторические науки и археология

Обзорная статья посвящена исследованию становления научного медицинского знания и государственного здравоохранения России с XVI по XVIII века. Рассмотрены также народные представления о медицинской помощи этого периода.

Похожие материалы

В последнее время стала актуальной тема самобытности и уникальности России во всем ее историческом развитии. Не остается в стороне и интерес к историческому развитию научного знания, в том числе и к развитию научного знания в области здравоохранения в России: ведутся дискуссии о роли государства в этом процессе, способах финансирования, достижении доступности медицинской помощи, подготовке медицинских работников и др. Эти проблемы были актуальны в нашей стране и несколько столетий назад.

Примером этого может послужить высказывание в работе «Врачебное веществословие» российского учёного, медика XVIII в. Н.М. Максимовича-Амбодика: «Тот токмо заслуживает настоящее имя врача, кто не токмо совершенно ведает строение человеческого тела, но и все то, что к защищению здравия и врачеванию болезней принадлежит» [8, С.150].

Также эти вопросы исследовали такие ученые как М.В. Ломоносов, С.Г. Зыбелин, историк медицины XIX в. Я.А. Чистович, Н.П. Загоскин; историки медицины XX в. П.Е. Заблудовский, Б.Д. Петров, М.М. Левит, М.Б. Мирский, Т.С. Сорокина и др.

Цель данного исследования – изучить становление научного медицинского знания и государственного здравоохранения России с XVI по XVIII века.

В связи с заданной целью, были сформулированы следующие задачи:

  • исследовать этапы становления государственной медицины (I этап: XVI век, II этап: XVII век, III этап: XVIII век);
  • рассмотреть политику государства на каждом этапе;
  • рассмотреть развитие научного знания и народные представления о медицинской помощи с XVI по XVIII века.

Так как мы исследуем историческое развитие медицины в России, необходимо дать определение этого понятия: «Медицина (лат. medicina, от medico – лечу, исцеляю) – система научных знаний и практическая деятельность, направленные на сохранение и укрепление здоровья людей, предупреждение и лечение болезней. Характер и уровень развития медицины определяются материальными условиями жизни общества, уровнем развития производительных сил и характером производственных отношений» [9, С.3]. Такое определение дает советский историк медицины, профессор Михаил Петрович Мультановский.

Медицина Российского государства имеет долгую и интересную историю. «Начало ей положила еще праславянская медицина, а затем медицина средневековой России — Киевской Руси и Московского государства» [3, С.6].

К XVI веку на Руси существовало значительное разделение медицинских занятий. В это время существовали такие виды врачевателей, как: дохтуры, зелейники (лечили травами, готовили и продавали целебные порошки, мази и настои), лекари, травники, кровопуски, костоправы, повивальные бабки. Но медицинские знания этих людей основывались на народном опыте, поэтому возникла потребность в создании государственного здравоохранения в Московской Руси. Во время правления Ивана IV (1533 – 1584), при созыве Стоглавого собора (1551) — совещания церковных иерархов с участием царя и боярской думы, получившего название по сборнику его решений из 100 глав, — были приняты решения об устройстве «по всем городам, опричь здравых строев, да в коемждо граде устроити богадельни, мужские и женские, и тех прокаженных и престаревшихся, не могущих нигде главы подклонити, устроить в богадельнях пищею и одеждою, чтобы жили в чистоте и в покаянии и во всяком благодарении» [11, С.18].

Также, с середины XVI века, после установления дипломатических и торговых отношений с Англией, в Москву стали прибывать английские врачи. Вот, что сообщает нам по этому поводу русский историк, профессор XIX века Н.П. Загоскин в своей публичной лекции, прочитанной 24-го марта 1891года в пользу Общества взаимного вспомоществования учителям и учительницам Казанской губернии: «В 1557 году прибыл в Москву некий Антоний Джекинсон, который привез царю Иоанну IV, от имени королевы английской Марии и ее супруга короля Филиппа, льва и львицу и много других подарков, а также разных мастеров, в том числе которых находились и врачи; из числа последних известно нам имя доктора Стэндиша» [2, С.24]. А в 1581 году английская королева Елизавета по просьбе Ивана IV прислала в Москву «опытных врачей, хирургов и аптекарей, которые привезли с собой большое число лекарств» [3, С.7].

В их числе был английский аптекарь Джеймс Френч, с именем которого на Руси связано организация первой Государевой («Царевой») аптеки. Это отмечает профессор истории медицины Сорокина Т.С.: «В 1581 г. при царском дворе была учреждена первая на Руси Государева (или «царева») аптека, т.к. обслуживала она только царя и членов царской семьи. Располагалась аптека в Кремле и длительное время (почти в течение века) была единственной аптекой в Московском государстве. В том же 1581 г. по приглашению Ивана Грозного прибыл в Москву на царскую службу придворный врач английской королевы Елизаветы Роберт Якоб; в его свите были лекари и аптекари, которые и служили в Государевой аптеке. Таким образом, первоначально в придворной аптеке работали исключительно иноземцы (англичане, голландцы, немцы); аптекари-профессионалы из прирожденных россиян появились позднее» [4]. О ней же пишет и профессор Томского университета, историк права и медицины, экономист, общественный и политический деятель конца XIX – начала XX века Н.Я. Новомбергский: «Аптека, устроенная Френчемом, имела очень ограниченный круг операций: она была предназначена только для нужд царского двора, за пределами которого продолжительное время не имела влияния. Это была в строгом смысле закрытая придворная аптека» [10, С.83].

После учреждения царской аптеки пришло осознание, что ее необходимо контролировать, координировать и снабжать необходимыми для создания лекарств травами. Для этого был создан Аптекарский Приказ. Как утверждает кандидат исторических наук, член Российской Академии Естествознания Коротеева Н.Н.: «Точная дата его создания неизвестна. Ряд историков (В. Рихтер, Г. Успенский) предполагали датой его учреждения 1620 год. По мнению других (Н. Новомбергский, Н. Лихачев), Аптекарский Приказ был организован во время царствования Ивана Грозного, когда и сформировалась большая часть постоянно действовавших приказов» [6].

Таким образом, Аптекарский Приказ при первых правителях династии Романовых стал высшим административным центром, управлявшим всеми медицинскими делами Московского государства. Историк медицины XX века Кузьмин М.К. исследовал функции этого учреждения и сделал вывод: «Аптекарский Приказ на первом этапе своей деятельности являлся придворным медицинским учреждением, управлял царской аптекой, ведал медицинским персоналом. В обязанности этого приказа входило лечение царя, его семьи и приближенных. При этом для царя изготовленные «отборочные врачебные средства» хранились в особой комнате («казенке») за печатью дьяка Аптекарского Приказа. Выписывание лекарства и его приготовление было обусловлено большими строгостями». [5, С.79].

В середине XVII века функции Аптекарского Приказа значительно расширились: он стал ведать приглашением иноземных врачей на службу, подготовкой отечественных врачей, распределением их по должностям, проверкой «докторских сказок» (историй болезни) и выплатой жалования за работу. От Аптекарского Приказа была учреждена «ягодная повинность», о чем говорит Сорокина Т.С.: «В Аптекарском Приказе было известно, в какой местности преимущественно произрастает то или иное лекарственное растение. Например, зверобой – в Сибири, солодовый (лакричный) корень – в Воронеже, черемица – в Коломне, чечуйная (противогеморройная) трава – в Казани, можжевеловые ягоды – в Костроме. Специально назначенные заготовители (травники) обучались методам сбора трав и их доставки в Москву. Таким образом, сложилась государственная «ягодная повинность», за невыполнение которой полагалось тюремное заключение» [4].

В связи с происходящими военными событиями (война с Польшей за Смоленск) у Аптекарского Приказа возникла еще одна функция – создание медицинской службы в русской армии. В эту функцию входило: назначение в войска лекарей, снабжение лекарственными средствами полковых аптек, организация временных военных госпиталей, освидетельствование солдат о пригодности их к несению военной службы.

При Аптекарском Приказе на казенные средства была открыта первая в России Лекарская школа в 1654году. Профессор истории медицины Сорокина Т.С. рассматривала деятельность Лекарской школы следующим образом: «Принимали в нее детей стрельцов, духовенства и служилых людей. Обучение включало сбор трав, работу в аптеке и практику в полку. Кроме того, ученики изучали анатомию, фармацию, латинский язык, диагностику болезней и способы их лечения. В качестве учебников служили народные травники и лечебники, а также «докторские сказки» (истории болезней)» [4].

Также сам Аптекарский Приказ имел достаточное количество медицинской литературы. Кандидат исторических наук Коротеева Н.Н., исследуя Аптекарский Приказ, говорит о том, что: «Аптекарский Приказ занимался приобретением и хранением медицинской литературы. Его библиотека пополнялась из разных источников, в частности, в 1670 г. для закупки медицинской литературы в Англию был послан аптекарь Роман Биниан, в 1678 г. – лекарь Горстен. Книги передавались из других приказов и из частных коллекций. Переводчики Аптекарского Приказа переводили иностранную медицинскую литературу на русский язык: в 1658 г. Епифаний Славенецкий осуществил перевод на русский язык книги А. Везалия «О строении человеческого тела» (1543 г.), в 1662 г. Христофор Синарадцкий впервые перевел фармакопею.

Основной литературой Аптекарского Приказа были рукописные русские травники, вертограды, зелейники, врачебники. Среди них следует отметить наиболее известные: «Изборник» великого князя Святослава, написанный в 1073 г. в Киеве, «Лечебник Строгановских лекарств» Кайбошева, написанный в XV в., «Глаголещая сия книга лекарская – травник здешних и тамошних зелей польского края с латинского языка о римских мастеров переведена пану-воеводе Троицкому, а с польского языка переведена на русский язык повелением Фомы Афанасьевича Бутурлина в лето 1588 г.», «Книга, глаголемая прохладный вертоград, избранная из многих мудрецов о различных врачебных вещах, ко здравию человеческому пристоящих», «Травник тамошней и здешней зелени», написанные в XVII в. Эти рукописи представляли своеобразную медицинскую энциклопедию, поскольку в них приводились как описания растений и животных, так и прописи для лечения разных болезней. Таких лечебников в библиотеке приказа было около 300» [6].

В 1690 году молодые цари Иван и Петр Алексеевичи издали указ «Об улучшении постановки аптечного и медицинского дела в Аптекарском Приказе». Таким образом, произошло укрепление дисциплины среди медицинского персонала того времени для избегания нанесения вреда людям.

Этот указ был последним крупным мероприятием в деятельности Аптекарского Приказа, так как в начале XVIII века он был заменен Медицинской канцелярией.

За период с XVI по XVII века в сфере научных медицинских знаний можно отметить таких первых отечественных ученых: Георгий (Франциск) Скорина из Полоцка, получивший в 1512 г. степень доктора медицины в Падуе; Епифаний Славинецкий, окончивший Краковский университет и преподававший в Киево-Могилянской академии, а затем в Лекарской школе при Аптекарском Приказе. Этот ученый еще известен тем, что им был сделан перевод труда Везалия по научной анатомии на русский язык. Иван Алманзенов (Иоан Эльмстон) в 1629 г. был послан в Англию в Кембриджский университет для обучения медицины, в 1645 г. вернулся в Россию, имея докторскую степень. П.В. Посников был удостоен степени доктора медицины в 1696 г. в Падуанском университете, впоследствии он служил российским послом в Голландии.

Конец XVII – I-ая четверть XVIII века – время царствования Петра Великого. Это время, когда «Россия встала на путь масштабных государственных преобразований в общественно-политической жизни. Сенат стал высшим органом управления, вместо приказов были учреждены коллегии, введена регистрация родившихся и умерших, созданы регулярные армия и флот» [3, С.14].

В этот период происходит приобщение русской культуры к европейской. Как отмечает кандидат исторических наук Волгоградского государственного медицинского университета Голицына О.Ю.: «В силу сложности и неоднозначности Петровская эпоха всегда вызывала споры. Основной вопрос, вокруг которого разгорались дебаты, это «В какой степени реформы означали разрыв с национальными традициями, усвоение чуждых западных образцов?». С.М. Соловьев придерживался точки зрения, что реформы явились радикальным преобразованием, революцией, рассекшей историю России надвое. Подобной позиции придерживались М.М. Богословский и М.Н. Покровский. В настоящее время в науке господствует мнение, что реформы Петра не означали радикального разрыва с прошлым, однако дали толчок ускоренному развитию России» [1].

К началу царствования Петра I стал сильно ощутимым недостаток во врачебных кадрах, поэтому, как отмечает историк медицины XX века Кузьмин М.К.: «Была произведена реорганизация медицинского дела в стране. В 1706 г. издан Указ об открытии вольных аптек. В 1707 г. состоялось торжественное открытие в Москве Первого постоянного военного госпиталя и госпитальной школы при нём. Аналогичные учреждения были организованы в С.-Петербурге – сухопутный (1718) и морской (1719) госпитали, в Кронштадте – морской госпиталь (1720) и др.» [5, С.107].

В 1719 г. Аптекарский Приказ был заменен Медицинской канцелярией, которая в дальнейшем была преобразована в Медицинскую коллегию (1763 г.). «Ко времени существования Медицинской канцелярии относятся учреждение (1728) при Московской придворной аптеке лечебницы, осуществлявшей амбулаторный прием; образование (1733) физикатов (местных административных органов, управлявших медицинским делом в столицах); установление (1737) службы городовых врачей; создание (1733) новых госпитальных школ в Петербурге и Кронштадте; принятие (1735) составленного архиятром И.Б. Фишером основополагающего «Генерального регламента о госпиталях», регулировавший госпитальную жизнь; утверждение (1754) мер по развитию родовспоможения («бабичьего дела»); установление (1762) рангов российских врачей и аптекарей и др.» [3, С.14].

В это время происходили реформы и в аптечном деле: ликвидация зелейных лавок (по причине продажи «нелекарственного питья»), вводится государственная аптечная монополия – разрешалось только одну аптеку в каждом городском районе, таким образом, происходило равномерное развитие сети аптек. Также, с этого момента все аптеки делились на частные (вольные) и государственные (казенные), которые, в свою очередь, делились на главные, полевые и госпитальные.

В 1719 г. состоялось открытие Аптекарского сада в С.-Петербурге, а в 1720 г. был создан первый в России завод государственного производства лекарственных средств из отечественного сырья.

«В годы царствования Петра I предпринимались попытки создания сети доступных для гражданского населения учреждений «для врачевания и призрения». Первым таким учреждением стал созданный по указу Петра I в Москве в 1705 г. гражданский госпиталь для бедных, в который «принимаемы были всякого звания больные и убогие люди, а именно монахи, студенты, подьячие, отставные солдаты, из тайной канцелярии колодники и пр.». На протяжении 30 лет госпиталем руководил лейб-медик Петра I доктор Н. Бидлоо. Госпиталь, при котором была учреждена первая госпитальная школа, содержался на средства Монастырского Приказа. С 1755 г. госпиталь находился в распоряжении военного ведомства» [3, С.15].

1710 г. отмечен созданием Госпитального регламента, регулировавшего деятельность госпиталей.

Также при Петре Великом сложилась традиция социальной помощи, в частности, традиция определять «престарелых» лекарей, отслуживших свой срок в военном ведомстве, определять на городскую службу с предоставлением им жилья. В дальнейшем «Она была закреплена Указом Анны Ивановны от 10 мая 1737 г., в котором предписывалось «для пользования обывателей в их болезнях» ввести в «городах, лежащих поблизости от Санкт-Петербурга и Москвы» (в Пскове, Новгороде, Твери, Ярославле и др.), «по особливому лекарю». На эти должности Медицинская канцелярия назначала «из старых, бывших в службе лекарей, которые хотя к полевым службам не в состоянии, но к пользованию больных еще способны» [3, С.17-18].

После смерти Петра I реформы в сфере Российского здравоохранения не прекратились. Как отмечает советский историк медицины Кузьмин М.К.: «Важнейшей государственной реформой явилось открытие в 1725 г. Академии Наук в Санкт-Петербурге. В дальнейшем Академия наук оказала огромное воздействие на развитие медицинской науки в России. Согласно регламенту, Академия объявлялась не только научным, но и учебным заведением» [5, С.107].

Одним из важных событий XVIII века является открытие по инициативе великого русского ученого М.В. Ломоносова в 1755 г. Московского университета, в составе которого было три факультета: философский, юридический и медицинский.

Исследуя деятельность медицинского факультета, Кузьмин М.К. сообщает, что: «Во второй половине XVIII в. преподавание на медицинском факультете вели известные ученые: Семен Герасимович Зыбелин (с 1765 г.), Иван Андреевич Сибирский (с 1770), Игнатий Иосифович Вечь (1776), Михаил Иванович Скиадан (1776), Франц Францевич Керестури (1777) и др. Студенты делились на «казеннокоштных» и «своекоштных». При посвящении в студенты (после первого курса) полагалось носить особую форму – «зеленый мундир с белыми металлическими пуговицами, треугольную шляпу и шпагу» [5, С.109].

Необходимо и отметить в становлении научного медицинского знания таких ученых как:

М.В. Ломоносов, проявлявший особый интерес к проблемам сохранения здоровья своего народа. Он считал медицину наукой, « полезнейшей роду человеческому, которая через познание свойств тела… достигает причины». Также М.В. Ломоносов интересовался причинами высокой смертности и заболеваемости в России. А в речи 1751 г. «О пользе химии», он отмечал необходимость изучения анатомии человеческого тела: «Как можем рассуждать о теле человеческом, не зная ни сложения костей и составов для его укрепления, ни союза, ни положения мышц для движения, … ни прочих органов его строения» [7, С.352];

С.Г. Зыбелин – ученик М.В. Ломоносова. Он часто выступал с актовыми речами, излагая четкие и ясные гигиенические советы, правила здоровой жизни, идею закаливания организма. Известной работой С.Г. Зыбелина является «О правильном воспитании с младенчества в рассуждении тела, служащем к размножению в обществе народа».

Еще одним выдающимся ученым и учеником М.В. Ломоносова был Н. М. Максимович-Амбодик, который впервые на русском языке написал большой труд «Искусство повивания, или наука о бабичем деле» (1784). Он считал, что детей надо закаливать, чаще выносить на свежий воздух.

Также историк медицины Кузьмин М.К. указывает на еще одного деятеля медицинской науки К.И. Щепина, который: «Для решения некоторых вопросов сохранения здоровья народа написал докторскую диссертацию «О растительной кислоте» (1758). Вдали от Родины, в стенах Лейденского университета русский юноша работал в лабораториях. Он искал ответ на вопрос, почему крепостной крестьянин, изнуренный подневольным трудом, питающийся хлебом, щами и квасом, здоров и почти, не болеет. Исследуя названные продукты, К. И. Щепин установил, что они содержат органические кислоты, которые так нужны для здоровья человека [5, С.114].

Как мы видим, научное знание в области медицины сделало в этот период времени весьма существенный скачок вперед, но, следует отметить, что параллельно этому продолжали сохраняться и обширно применяться народные методы лечения. Как отмечает кандидат исторических наук Голицына О.Ю.: «Складывающиеся веками традиции русского общества, большая роль народной и традиционной медицины вызывали, в свою очередь, недоверие к научной. Русская народная медицина состояла из рациональных средств и различных магических приемов. И если в основе применения рациональных средств лежал богатый народный опыт и многовековые наблюдения крестьян над окружающей их природой, то магические приемы были основаны на ложных представлениях о происхождении болезней» [1].

Примером этому может послужить то, как народная фантазия создавала воображаемый, человеческий облик оспы. «В России, например, эту болезнь представляли то в образе фантастического существа, которое ходит по ночам, с совиными очами и железным клювом, то в виде женщины, милость которой старались заслужить особым почитанием, именуя ее «Оспой Ивановной». Для предупреждения тяжелых заболеваний одевали по-праздничному детей, вели их к больному оспой, кланялись, величали невидимую женщину «Оспицей-матушкой», прибавляя при этом: «Прости нас, грешных!» Известный историк медицины Л. Ф. Змеев приводит такую формулу: «Оспица, прости, Африкановна, чем я перед тобою согрубил, чем провинился». Обращение к «оспице» сопровождалось иной раз троекратным поцелуем больного. В знак особого уважения к «Оспе Ивановне» избегали сквернословия, посещая заболевших [12, С.106-107].

Историк XIX века Я. Чистович говорит даже о том, что: «простой народ совсем не лечились и даже боялись лечения... Помощь лечебная понималась ими... частию недоступных для небогатых людей, а частию незнакомых и оттого странных и внушавших боязнь... Быв застигнуты болезнью, простые люди искали помощи... у знахарей и ведунов... И если не получали облегчения, то верили, что облегчения и быть не могло» [13, С.540-541].

Но самым ярким примером, что XVIII век всё-таки становится веком рационализма и просвещения, может послужить пример Екатерины II, которая сама пожелала быть привитой от оспы и прививания вследствие приближенных дворян, а затем и жителей Санкт-Петербурга.

«В России прививки от оспы ввели во время царствования Екатерины II. Екатерина с детства испытывала страх перед оспой и потому пригласила из Англии доктора Томаса Димсдаля, снискавшего популярность удачно проведенными прививками.

Вечером 12 октября 1768 года во дворец был доставлен в карете и проведен тайным ходом шестилетний мальчик, больной оспой. От него привили оспу царице и только спустя пять дней объявили об этом. 1 ноября был привит и наследник Павел. А на следующий день в придворной церкви и всех храмах Петербурга служили благодарственные молебны, в честь успешной прививки производилась пушечная пальба. Царица принимала поздравления Синода и иностранных послов. Разумеется, в официальных документах этот шаг трактовался как героический поступок, предпринятый исключительно ради спасения народа. Сама Екатерина писала об этом так: «Мой предмет был своим примером спасти от смерти многочисленных верноподданных, кои, не зная пользы этого способа, оного страшась, оставались в опасности».

Материал для прививки был взят от ребенка, носившего имя Александра Даниловича Маркова. Но в придворных кругах говорили, что отцом мальчика является граф Григорий Орлов, о матери предусмотрительно умалчивали. Этот мальчик был определен в кадетский корпус, возведен в дворянское достоинство с фамилией «Оспенный». Он умер молодым от чахотки. Интересно, что ему принадлежат записки о заболеваемости оспой в Петербурге.

Вариоляция производилась бесплатно; более того, матерям привитых детей выдавалась денежная награда – так называемый «оспенный серебряный рубль». Главный контингент прививаемых составляли дети дворян: военных и чиновников, от трех до шести лет. Всего до 1800 года в Петербурге было привито 10 671 человек. Так как население города возрастало довольно значительно (от 130 тыс. в 1764 г. до 220 тыс. в 1800 г.), то на 100 тысяч жителей оказались привитыми в разные годы от 8 до 680 человек. Понятно, что предотвратить вспышки оспы это не могло, и заболевания продолжались, особенно среди детей. В 1780 году в Петербурге было открыто второе оспопрививательное учреждение в Смольном, а в следующем году - на Васильевском острове [12, С. 111-112].

Анализируя выше представленные факты, можно сделать вывод, о том, что XVI век являлся самой первой ступенью становления государственной медицины в России. Знание, существующее в это время, было еще не совсем научным, а больше опиралось на опыт предшествующих поколений.

Вплоть до XVIII века происходит окончательное становление медицинского научного знания. В России этого века уже имеются свои научные, учебные и лечебные достижения. Появляется ряд выдающихся ученых, которые поднимают медицинскую науку в России до европейского уровня и даже выше.

Таким образом,

  • мы изучили становление медицинского научного знания и государственного здравоохранения в России в период с XVI по XVIII века;
  • были исследованы этапы становления государственной медицины (I этап: XVI век, II этап: XVII век, III этап: XVIII век);
  • была рассмотрена политика государства на каждом этапе;
  • а также было рассмотрено развитие научного знания и народные представления о медицинской помощи с XVI по XVIII века.

Список литературы

  1. Голицына О. Ю. Суеверия и предрассудки в русской медицинской культуре XVIII века // Вестник Северного (Арктического) федерального университета. – Серия: Гуманитарные и социальные науки. – Выпуск № 6. – 2009. – Режим доступа: http://cyberleninka.ru.
  2. ​ Загоскин Н.П. Врачи и врачебное дело в старинной России. Публичная лекция, прочитанная 24 марта 1891 года в пользу Общества взаимного вспомоществования учителям и учительницам Казанской губернии ординарным профессором Н.П. Загоскиным. – Казань: Типография Императорского Университета, 1891.
  3. ​ История здравоохранения дореволюционной России (конец XVI-начало XX в.) / М. В. Поддубный, И. В. Егорышева, Е. В. Шерстнева, Н. Н. Блохина, С. Г. Гончарова / Под ред. Р. У. Хабриева. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2014. – 248 с.
  4. ​ История медицины. Сорокина Т.С. – М.: ПАИМС, 1994. – Т. 1. – Ч. 3. – Режим доступа: http://www.bibliotekar.ru/423/.
  5. ​ История медицины / Под ред. Заблудовского П.Е., Крючок Г.Р., Кузьмина М.К., Левита М.М. – М.: Медицина, 1981. – 352 с.
  6. ​ Коротеева Н. Н. Аптекарский приказ - первый орган управления медицинским делом в русском государстве в XVI начале XVIII века. // Вестник Тюменского государственного университета. – Вып. № 2. – 2011. – Режим доступа: http://cyberleninka.ru/
  7. ​ Ломоносов М.В. Полн. собр. соч. – М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1950-1952, Т. 2. –352 с.
  8. ​ Максимович-Амбодик Н.М. Врачебное веществословие. – СПб. 1783. – Кн. 1.
  9. ​ Мультановский М.П. История медицины. – М.: Медицина, 1967.
  10. ​ Писцовые книги 16 в. / Под ред. Н.В. Колачева. – Т. 1. – СПб. 1877. – 238 с.
  11. ​ Стог А.Д. Об общественном призрении в России. – СПб. 1818. – Ч. 1.
  12. ​ Токаревич К.Н., Грекова Т.И. По следам минувших эпидемий. – Л.: Лениздат, 1986. – 158 с.
  13. ​ Чистович Я. История первых медицинских школ в России. – СПб. 1883.