Проблемы инвестиционно-инновационного развития современного Кыргызстана

№58-6,

Экономические науки

В статье дан анализ причин спада в экономике Кыргызской Республики с точки зрения теории экономических циклов. Предлагаются стратегии выхода экономики страны из рецессии.

Похожие материалы

Одним из актуальных подходов к попытке объяснить происходящие в мировой экономике процессы является теория экономических циклов [1; 8; 14]. Фундаментальными разработками этого подхода выступают исследования Н. Кондратьева, Й. Шумпетера, Ф. фон Мизеса, Ф. Хайека, Р. Хоутри, Г. Хаберлера, Дж.М. Кейнса и других теоретиков, внёсших огромный вклад в понимание цикличности современной рыночной экономики. Единого мнения относительно причин возникновения экономических циклов и в особенности фазы разогрева экономики и последующего кризиса, нет. Так, русский исследователь Н. Кондратьев и австро-американский экономист Й. Шумпетер делают вывод о том, что причиной каждого цикла является разработка и внедрение значимых инновационных изобретений. Общим для остальных вышеупомянутых исследователей является признание цикличности развития экономики, вызываемой повышением денежного предложения.

Отметим, что исследования Н. Кондратьева, Й. Шумпетера и др. в основном посвящены анализу трендов в экономике США и стран Западной Европы. Здесь мы попытаемся дать анализ экономики Кыргызской Республики, которая, конечно же, имеет свои особенности развития, прежде всего, в связи с тем, что это бывшая плановая экономика, перешедшая на рыночные отношения.

Согласно теории экономических циклов, экономика страны развивается циклически, переживая фазы подъема, процветания, спада, кризиса, рецессии и наконец нового подъема [11; 16; 19]. Рассмотрим развитие инвестиционного процесса нашей республики с позиций такого цикла. При этом началом нынешнего цикла являются очевидно 60-е годы, фаза процветания приходится на 80-е, а 90-е это фаза спада и кризиса, и 2000-е гг. это время рецессии. В настоящее время экономика Кыргызской Республики переживает этап, который, на наш взгляд, можно назвать рецессией [3; 9; 10].

Рассмотрим в данной статье фазы процветания, спада и рецессии. Известно, что реформы в нашей республике были начаты в связи с тем, что многие республики бывшего союза посчитали свою экономику неконкурентоспособной по отношению к экономикам стран Запада, управление с единого центра было решено спустить на уровень предприятий. Это привело постепенно к распаду СССР.

Результаты проведённого в 1989 году всесоюзного референдума показали нежелание среднеазиатских республик выйти из состава единого государства. В частности, Кыргызстан имел к тому времени неплохие показатели развития (табл. 1).

Таблица 1. Основные показатели экономического и социального развития Киргизской ССР (1960=100%)

1970

1980

1985

1986

1987

Валовой общественный продукт

236

395

487

507

511

Национальный доход

218

336

413

423

433

Капитальные вложения

241

333

406

429

440

в т.ч. капитальные вложения государственных и кооперативных предприятий и организаций

(внутренние инвестиции)

257

378

457

477

502

Среднегодовой темп роста внутренних инвестиций по интервалам

15,7

12,1

15,8

20

25

Средний темп роста внутренних инвестиций за весь период

17,7%

Данные показывают рост практически по всем показателям, как по темпам роста Национального дохода, так и инвестициям. Это означает, что экономика КР имела хорошие перспективы развития. Прервавшиеся инвестиционные проекты так и не смогли стать полнокровными предприятиями, прежде всего, из-за прекратившихся финансовых вливаний.

Большую роль для экономики Кыргызстана в период плановой экономики имели инвестиционные вливания из общесоюзного бюджета, составлявшие порядка 20% всех вливаний. В период спада и рецессии это обусловило некоторую амортизацию, т.к. потери понесла не только экономика КР, но и центр (вложения центра оказались неудачными).

Начало последующего спада в экономическом развитии можно трактовать двояко. Во-первых спад (и довольно резкий) начался в связи с политическими событиями - развалом СССР и разрывом хозяйственных связей. С другой стороны - были начаты экономические реформы по построению рынка, при этом большая часть предприятий должна была быть реструктуризована и приспособлена к новым условиям. Кардинальный характер реформ повлёк за собой коренные изменения - республика взяла курс на интеграцию в мировую экономику, где большинство наших перерабатывающих предприятий оказались неконкурентоспособными, начался кризис. Определённый вклад в развитие кризиса внесли чиновники, не имевшие опыта проведения подобных реформ. Однако если брать крупным планом, то конечно это были последствия отсталости инновационного развития, которые лишь обнажились.

Как происходило дальнейшее развитие кризиса. Рассмотрим динамику показателей ВВП и инвестиций в период реформ, или говоря терминами циклической экономики - фазы спада и рецессии (табл. 2).

Таблица 2. Динамика показателей ВВП и инвестиций в период реформ

1991

1995

2000

2005

2010

2015

ВВП в ценах 91 года, млн.с.

92,5

50,9

66,9

86,6

106,0

136,3

Инвестиции в ценах 91 года, млн.с.

2,24

1,30

1,61

1,5

3,66

11,0

в т.ч. внутренние инвестиции

н/д

0,5

0,6

1,0

2,83

4,84

Для исключения влияния инфляции на показатели развития возьмём эти показатели в пересчёте на цены 1991 года. Данные таблицы свидетельствуют о том, что лишь в 2010 году республика восстановила уровень ВВП 1991 года, при этом если учесть рост населения в стране, то этот показатель нивелируется. Можно констатировать, что ВВП на душу населения восстановился лишь к 2015 году. А отсутствие роста - это конечно же рецессия.

Что касается инвестиций, то их уровень также лишь восстановился к 2010 году. Некоторый рост можно наблюдать в 2015 году, что возможно показывает конец рецессии. Хотелось бы, чтобы рецессия наконец закончилась к 2018 году - началу шестого кондратьевского длинного цикла развития мировой экономики. Вопрос лишь в том – в каком качестве мы будем участвовать в мировом разделении труда. Пока же следует изучать пути выхода из рецессии.

Оживление экономики после фазы рецессии возможно путём увеличения денежной массы или путём снижения банковской процентной ставки [2; 4; 13]. В первом случае увеличившееся предложение денег стимулирует рост цен, что влечёт за собой стимулирование производства товаров и услуг. Начинается оживление [5; 7]. Во втором случае предприниматели начинают рассматривать инвестиционные проекты ранее считавшиеся убыточными как потенциально прибыльные [6; 12]. Они занимают у банков и начинают эти инвестиционные проекты либо расширяют существующие. Этот случай выгоден тем, что он не приводит к инфляции. Хотя в некоторых случаях для стимулирования экспорта необходимо разгонять инфляцию, как в случае новой японской экономической политики, названной по имени действующего премьер-министра Японии «абэкономикой» [17; 18]. Для экономик стран Запада более действенным является регулирование через банковский процент (табл. 3).

Таблица 3. Основной источник средств для малых фирм (на примере Великобритании)

Источник средств

%

Банк

73

Прочие

8

Семья

4

Правительственные организации

4

Кредитный союз коопераций

3

Строительные общества

2

Прочие индивидуумы

0,5

Если для экономик развитых стран типичным является ситуация, когда банковские кредиты составляют около двух третей источников финансирования, то для экономики Кыргызстана этот показатель значительно ниже. Фактически коммерческие банки в КР финансируют лишь расширение деятельности малых фирм, но не финансирование новых инновационных идей.

Любой из двух вышеуказанных случаев выхода из рецессии должен осуществляться через выпуск конкурентоспособных производств, каковыми в частности являются внедрение инноваций пятого и шестого поколений, к которым относятся биотехнологии, основанные на генной инженерии и молекулярной биологии, нанотехнологии, системы искусственного интеллекта, глобальные информационные сети и интегрированные высокоскоростные транспортные системы [15; 20]. Это стратегический вектор развития, ориентир, который нельзя упускать из виду. Однако, инновационный прорыв - дело дорогостоящее, для нашей экономики это не «по карману».

На первых порах необходимо применять факторы преимуществ, сложившихся в силу неразвитости нашей страны, то есть трудоёмких производств, таких как лёгкая промышленность, строительство индивидуального и многоэтажного жилья, услуги и др. Очевидно, этот вывод является общим для всех стран постсоветского пространства.

Инновационное развитие может иметь идейный толчок от малого предпринимательства, причём это должно быть организовано на государственном уровне, о чём свидетельствует зарубежный опыт. Так, в тэтчеровской Великобритании применялись следующие виды поддержки малого предпринимательства:

  • Система пособий, предусматривающая еженедельную выплату 39 ф.ст. безработным, начинающим собственный бизнес в первый год их деятельности;
  • Система гарантий займов, гарантирующая кредиты небольшим предпринимательским структурам;
  • Субсидирование консалтинговых услуг по менеджменту;
  • Льготная ставка налога для малого бизнеса.

В современной Британии осуществляется поддержка малого инновационного предпринимательства через ВУЗы посредством проведения конкурса бизнес-идей среди студентов. Победителям конкурса предоставляется грант в размере 1000 фунтов (около 90 000 сомов), а при устойчивом функционировании для нужд расширения - ещё 5000 фунтов.

Вместе с тем, подводя итог вышеизложенному, к сожалению, приходится констатировать тот факт, что в нашей республике пока серьёзной поддержки инновационным проектам нет.

Список литературы

  1. Атабеков А.К. Актуальные вопросы стратегического планирования // Территория науки. 2015. № 4. С. 138-144.
  2. Ахмедов А.Э., Смольянинова И.В. Проблемы повышения качества современного управления в условиях нестабильности внешней среды // Устойчивое развитие науки и образования. 2016. № 1. С. 10-14.
  3. Базиева А.М., Гыязов А.Т. Анализ методов оценки эффективности управления малыми предприятиями Кыргызской республики // Экономика. 2015. № 3-4 (25). С. 22-26.
  4. Бахурец А.П., Болдырева И.А., Дегтярь А.С., Жильцов С.А., Засемчук И.В., Илюхина С.С., Имамкулиев С.Н.О., Калабухова С.В., Киндрацкая Л.М., Князева Ю.С., Кудрина В.А., Кузьминская О.Э., Нефедова В.Н., Семенченко С.В., Симонян Т.В., Шевченко Д.А. Реальный сектор экономики: проблемы финансирования, инвестирования и управления. - Новосибирск, 2016.
  5. Баутин В.М., Мычка С.Ю. Обеспечение устойчивого развития предприятий на основе инвестирования в инновационные технологии// Устойчивое развитие науки и образования. 2016. № 3. С. 5-10.
  6. Божко И.В., Тарасова М.С., Жильцов С.А. Оценка уровня инновационного риска портфеля взаимозависимых проектов // Актуальные вопросы экономических наук. 2016. № 49. С. 55-63.
  7. Бондарчук Н.В., Жильцов С.А. Организационно-экономический механизм управления инновационно-инвестиционными рисками электросетевых предприятий // Экономика и предпринимательство. 2016. № 3-1 (68-1). С. 638-642.
  8. Гыязов А.Т., Афиногенова И.Н. К вопросу о необходимости инновационного развития в условиях нестабильности внешней среды // Материалы XIX Отчетной научно-практической конференции профессорско-преподавательского состава под редакцией С.Л. Иголкина. 2016. С. 12-15.
  9. Гыязов А.Т., Базиева А.М., Борубаева Г.Н. Направления обеспечения устойчивого развития малых форм хозяйствования в АПК Кыргызской республики // Агропродовольственная экономика. 2016. № 3. С. 72-78.
  10. Кузьменко Н.И., Райымбаев Ч.К. Значение маркетинга в различных сферах экономики в современных условиях хозяйствования // Синергия. 2016. № 5. С. 34-40.
  11. Курганова А.И. К вопросу о необходимости формирования благоприятного инвестиционного климата в регионе // Устойчивое развитие науки и образования. 2016. № 1. С. 46-51.
  12. Матвеев И.В. Внедрение современных маркетинговых инструментов в систему эффективного управления организацией // Устойчивое развитие науки и образования. 2016. № 3. С. 28-33.
  13. Мычка С.Ю., Шаталов М.А. Проблемы формирования информационной экономики на современном этапе // В сборнике: Труды IX Международной зимней школы по институциональной экономике Доклады секционных заседаний IX Международной зимней школы по институциональной экономике. 2016. С. 99-103.
  14. Мычка С.Ю., Шаталов М.А. Устойчивый подход развития регионального АПК в условиях реализации политики импортозамещения // Инновационные технологии и технические средства для АПК. материалы международной научно-практической конференции молодых ученых и специалистов. Под общей редакцией Н.И. Бухтоярова, Н.М. Дерканосовой, А.В. Дедова. 2015. С. 217-222.
  15. Рындин Е.В. Продуктивность труда как основной показатель эффективности функционирования торговых форматов // Сборники конференций НИЦ Социосфера. 2013. № 4. С. 27-29.
  16. Рындин Е.В., Грищенко С.А. Инновационная деятельность и ее актуализация в процессе развития страны // В сборнике: Современные концепции развития науки Сборник статей Международной научно-практической конференции. Ответственный редактор: Сукиасян Асатур Альбертович. 2016. С. 112-114.
  17. Рындин Е.В. К вопросу формирования компоненты стратегии развития персонала организации // Современные тенденции в экономике и управлении: новый взгляд. 2010. № 6. С. 233-238.
  18. Тётушкин В.А. Маркетинговый анализ подготовки высококвалифицированных кадров транснациональных корпораций в РФ и в ЕС // Синергия. 2016. № 5. С. 41-54.
  19. Шаталов М.А., Мычка С.Ю. Страхование как метод снижения финансовых рисков в условиях нестабильности экономики // В сборнике: Современное состояние и перспективы развития рынка страхования материалы международной научно-практической конференции, приуроченной ко Дню страховщика. Воронежский экономико-правовой институт; Экономико-технологический институт Баткенского государственного университета. Воронеж, 2016. С. 179-182.
  20. Шаталов М.А., Мычка С.Ю. Инновации в системе устойчивого развития региона // Пути повышения финансовой стабильности регионов Северного Кавказа: взгляд молодых ученых материалы Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых преподавателей. ФГБОУ ВО «Дагестанский государственный университет». Махачкала, 2016. С. 321-325.