Сиротство как общественное явление на Руси

№59-1,

Исторические науки и археология

Текст подобран для конференции в соответствии с темой “Сиротство как общественное явление на Руси ”. В данной статье рассказывается о том, как издавна на Руси решалась судьба детей-сирот; о возникновении термина сирота и о его первоначальном значении. Также описаны этапы развития формирования идеи призрения детского сиротства в России. И также рассказано о актуальности данной проблемы в наши дни. В дальнейшем текст может быть использован учащимися для образовательных целей и всеми другими людьми, которых заинтересовала эта тема.

Похожие материалы

Данная работа посвящена истории развития призрения детского сиротства в России.

Сиротство как общественное явление на Руси имеет многовековую историю. Формирование системы социальной защиты детей-сирот началось еще в период создания Российского государства. Судьба детей-сирот издавна решалась на Руси путем, так называемого призрения. Причем, с этим понятием ассоциировалось, прежде всего, устройство подкидышей, незаконнорожденных. Именно они составляли контингент отвергнутых детей, от которых родители пытались избавиться любым путем.

В своей книге Костина Е. Ю. пишет, что сиротами с древнейших времен называли детей бедных крестьян-общинников (X—XIV вв.). Позднее термин «сирота» стал вытесняться термином «крестьяне» (в древнейших актах и грамотах), а в XIV — начале XVIII вв. в обращении к правительству и феодалам «сирота» стало самоназванием не только крестьян, посадских людей, стрелецких и солдатских жен, а также детей. С ростом капиталистических отношений в России к сиротам уже относились дети рабочей бедноты, разорившихся крестьян и ремесленников, а в периоды социально-политических потрясений (крестьянских восстаний, революций и войн) — дети солдат, революционеров, «бунтовщиков» и т. п. Понятие «сирота» в советское время определялось как «ребенок или несовершеннолетний, у которого умер один или оба родителя», фактически же с конца 60-х — начала 70-х гг. речь идет о таком антиобщественном явлении в России, как социальное сиротство, опасность которого становится все более очевидной: число детей-сирот по причинам отказа от них со стороны родителей растет с каждым годом. [3,c.61].

Идея призрения детей-сирот начала свое развитие с момента принятия христианства на Руси (с 988 г.). В те времена забота о сиротах возлагалась на церковь (со стороны церкви благотворительность в отношении неимущих, особенно детей, рассматривалась как богоугодная акция, вытекающая из духовных побуждений того времени) и князей. Так, князь Владимир Святой поручил призрение над сиротами духовенству. В то же время он сам занимался подаянием, раздавая великую милостыню сиротам и убогим. [1, c.54]. Заботу о детях-сиротах проявляли князь Ярослав Мудрый и его сыновья. Великий князь Ярослав учредил сиротское училище, где обучал и призревал 300 юношей на свои средства. Также заботу о сиротах проявлял князь Владимир Мономах, который оставил литературный памятник XII в. «Поучение Владимира Мономаха детям». Призрение бедных и страждущих, в том числе и детей он рассматривал, как одну из главнейших обязанностей Он уделял большое внимание религиозному воспитанию детей-сирот, любви к ближнему, страждущему и формированию других нравственных качеств, соответствующих христианской морали. [1,c.13]. В своей Духовной Детям он завещал защищать сироту. В те далекие времена, когда еще не существовало единого государства Российского, призрение детей-сирот было частным делом князей, либо возлагалось княжеским государством на церковь. Но в любом случае оно осуществлялось из религиозных, моральных побуждений, рассматривалась как богоугодная акция.

Первый случай опеки над ребенком, упоминавшийся в летописи, относится к 879 году. После смерти родителей опекунами становились те ближайшие родственники, которые в роде занимали место умерших. Например, после смерти князя Игоря, опекуншей над Святославом стала его мать. Что касается существа опекунских отношений, то они были только личными. Опекун заботился только «о воспитании и прокормлении сироты, об охранении его от обид и несправедливостей», а имущество принадлежало всему роду.[4] Никаких имущественных обязанностей опекун не имел, ему принадлежали только права. Вот почему он был безотчетен и безответственен.

В Московском государстве, с одной стороны, во многом положение детей оставалось прежним. Так, родители сохраняли право распоряжаться брачной судьбой своих детей. Это право было следствием уходящего вглубь веков «пагубного обычая женить малолетних на возрастных девках». [1]

Оставалось право родителей отдавать детей в монастырь. Оно пришло на смену обычаю, согласно которому родители давали обет монашества от имени своих малолетних детей.[1] Социально-экономические перемены в жизни Московского государства по-своему повлияли и на существовавшее прежде право родителей отдавать своих детей в рабство. Теперь подобного рода право трансформировалось сначала в право заочно записывать своих детей, не достигших 15-летнего возраста, в кабальное холопство, а потом в право на отдачу детей в услужение. Но в любом случае речь шла о неограниченном праве родителей на свободу своих детей. Забота об осиротевших детях претворялась в жизнь по-разному. Они нередко попадали в монастыри, где их воспитывали, кормили и одевали. Существовало в то время даже такое понятие как «монастырские детеныши», в число которых попадали и осиротевшие бедные разоренные дети боярские, у “которых отцы и матери убиты или разорены. А в некоторых монастырях, например, Кирилло-Белозерском, существовали детские приюты, которые находились под присмотром специально приставленного к ним старца. Монастырь этих сирот брал на кормление, одевал. По мере их подрастания, приспосабливал к различным работам. Осиротевших детей брали и в зажиточный дом, где благочестивые отцы семейств их воспитывали и обучали какому-нибудь занятию, а по достижении совершеннолетия отпускали. Вместе с тем бытовало и преступное отношение к осиротевшим детям.

Крестьянские дети, оставшиеся без родителей, поступали на воспитание или родственников, или посторонних людей вместе со своим имуществом, которое «не быв приведено в известность, расхищается часто корыстолюбивыми воспитателями в свою пользу». [1] Если у осиротевшего ребенка не было никакого имущества, он жил обыкновенно мирским подаянием.

Во время царствования Ивана Грозного призрение детей-сирот уже начало входить в круг задач государственных органов управления – приказов. В начале 17 века в смутное время особенно заботился о вдовах и сиротах без различия их подданства и вероисповедания Борис Годунов. «Он не щадил никаких средств и ежедневно раздавал в Москве огромные деньги бедным». В Москву повалил нуждающийся и «ненуждающийся» народ. «Зло увеличилось еще от недобросовестности приказных, раздававших деньги не действительно нуждающимся, а своим родным и знакомым»[2,с.71]. Царь Михаил Федорович, передал открытие сиротских домов в ведение Патриаршего приказа. При царе Алексее Михайловиче получила свое дальнейшее развитие идея постепенного сосредоточения призрения в руках гражданской власти. В это время были созданы приказы, специально занимавшиеся призрением бедных и сирот.

В 1682 году в царствование Федора Алексеевича был подготовлен проект Указа, где из общего числа нищих выделялись нищие безродные дети. В это же время впервые ставится вопрос об открытии специальных домов, где нищие дети должны обучаться грамоте и ремеслам, наукам, которые «во всяких случаях нужны и потребны».

Этот проект можно рассматривать как завершение эпохи зарождения идеи государственного призрения.[1,c.69]. При этом на место чувства «нищелюбия», основывающегося на мысли о спасении души, выдвигается идея о необходимости за счет благотворительности по отношению к детям обеспечить одновременно и потребности государства в грамотных и обученных различным ремеслам и наукам людях.

Нехватка рабочих рук приводила к тому, что государство отдавало беспризорных детей, как частным лицам, так и церковным учреждениям, позволяя им пользоваться бесплатным трудом своих воспитанников. Подобного рода закабаление можно считать лишь примитивной формой заботы общества и государства о сиротах. Частные лица и монастыри охотно брали сироту к себе на воспитание. Так как ребенок, оставшийся без родителей, более не имел другого способа обеспечить себе пропитание. Такая система «устройства» существовала вплоть до конца 18 века. Так, городские указы 1767 года позволяли удовлетворять ходатайства купцов закреплять за ними сирот и «нищенских детей».

Проблема сиротства существовала с давних времен. На протяжении всей истории развития идеи призрения детей-сирот остается одна из самых важных проблем – потребность в помощи и невозможность самим справиться с жизненными затруднениями ребенка. Со стороны государства всегда предпринимались меры по решению этой проблемы.

Таким образом, можно сделать вывод, что просуществовав с древнейших времен, проблема сиротства актуальна и сегодня. Конечно же, она приобрела другие формы. Изменилось не только определение термина сирота, но и изменились методы борьбы с ней.

В настоящее время существует система социальной защиты детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. К примеру, структура Федеральной службы усыновления и опекунства детей-сирот, которая финансируется государством через местные, региональные и федеральные структуры власти. Такие виды служб, я думаю, должны иметь большие перспективы.

Список литературы

  1. Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. – М: 1983. – 150с.
  2. Загоровский А.И., «Курс семейного права», Одесса,1909 г. Цитаты.
  3. Костина Е.Ю. История социальной работы, Издательство Дальневосточного университета 2004 г., Владивосток, 2003 г.
  4. Мельников В.П., Холостова Е.И. «История социальной работы в России». Учебное пособие. М.,2006 г.
  5. Фирсов М.В. «История социальной работы в России». Учебное пособие для вузов. М., издательство «Владос», 1999 г.