Некоторые особенности отграничения кражи от неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения

№85-2,

Юридические науки

Статья посвящена рассмотрению проблемных вопросов связанных с отграничением кражи от неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения.

Похожие материалы

В настоящее время динамика преступности, связанная с неправомерным завладением автомобиля или иным транспортным средством без цели хищения (угон), особенно возрастает в связи с увеличением и развитием транспортных средств как во всем мире, так и в России. По итогам 2017 г. МВД России зарегистрировано 21842 кражи автомобилей. Ещё 20834 угона были квалифицированы по статье «Неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения» (ст. 166 УК РФ) Данный аспект обуславливается тем, что автомобили из предметов роскоши, переходят в предметы повседневного пользования.

Содержащаяся в ст. 166 Уголовного кодекса (далее УК) уголовно-правовая регламентация деяния, связанная с неправомерным завладением автомобилем или иным траснспортным средством без цели хищения, на наш взгляд не способствует единообразному толкованию подходов, определяющих преступность угона, в связи, с чем большинство авторов и средст массовой информации не отграничивают такие составы преступлений, как кража и незаконное завладение транспортного средства без цели хищения. Однако не редко на практике встречаются проблемы разграничения указанных выше институтов.

Трудности разграничения «хищения» и «угона транспортного средства без цели хищения» состоят в том, что действующее законодательство максимально сблизило по своим характеристикам названные. Вместе с тем, определение признаков отграничения угона от хищения транспортных средств, является достаточно сложным аспектом. Так, непосредственным объектом преступлений, предусмотренным в ст. 158 и ст.166 УК РФ выступает право собственности, т.е отношения касающиеся права пользования, распоряжения, владения имуществом. Неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения, является составной частью кражи.

Часто при обнаружении отсутствия автомобиля на месте, где его последний раз оставлял владелец, невозможно определить какое было совершено преступление. Сделать это можно только при обнаружении автомобиля, либо после возвращения его на то место, откуда он был угнан. Только при определении отдельных компонентов можно разграничить деяния предусмотренные ст.ст 158 и 166 УК РФ.

Некоторые отличия можно увидеть и в моменте окончания деяния. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (угон), считается оконченным преступлением с момента начала движения транспортного средства либо перемещения транспортного средства с места, на котором оно находилось, а кража — с момента изъятия имущества и реальной возможности пользоваться и распоряжаться данным имуществом по своему усмотрению.

Как правило, угонщик не проявляет особой заботы об автомобиле. Так как он считает, что транспортное средство находится у него во временном пользовании, что зачастую приводит в порче данного имущества и его разукомплектованности. Что же касается личного отношения к транспортному средству со стороны вора, то оно является полностью противоположным, поскольку виновный рассматривает данный автомобиль как «товар», который нужно сбыть для получения выгоды.

В основном разграничение рассматриваемых институтов основывается только на субъективных признаках. В обоих преступлениях мотивом выступают корыстные действия, которые побуждают лицо на совершение противоправных поступков. Но их главным отличием является то, что угон, в отличие от кражи — это временное корыстное пользование чужим транспортным средством (в целях перевозки, а так же использование транспортного средства для совершения другого противозаконного деяния, отработки навыков вождения и т.д.). Однако в любом случае, собственнику причиняется ущерб, нарушается его право на пользование, владение и распоряжение своим имуществом. Причем уголовно-правовая квалификация содеянного в основном зависит от показаний виновного, например, охватывалось ли субъективной стороной, совершение противоправного завладения автомобиля или иного транспортного средства без цели хищения)

Так, на примере Дзержинского районного суда г.Новосибирска было рассмотрено уголовное дело по обвинению Цветкина в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 166 УК РФ. Так, Цветкин Е.В. в дневное время, находился в состоянии алкогольного опьянения на территории, где помогал ранее знакомой подготавливать к продаже принадлежащее ей транспортное средство, и у него возник преступный умысел, направленный на неправомерное завладение данным транспортным средством, после чего Цветкин Е.В., реализуя преступные намерения, самовольно без ведома собственника, воспользовавшись тем, что ключи находятся в замке зажигания данного транспортного средства, а двери его не заперты, подошёл к нему и, действуя умышленно, желая временно использовать данное транспортное средство в своих личных целях, и не имея никаких прав на владение и пользование им, проник в его салон, где при помощи находившегося в замке зажигания ключа завёл его двигатель и начал на нём движение, тем самым неправомерно завладел транспортным средством, без цели хищения (угон). Далее Цветкин Е.В. не справился с управлением вышеуказанным транспортным средством, и совершил дорожно-транспортное происшествие, где и был задержан. Вследствии чего Цветкину по ч.1 ст.166 УК РФ было назначено наказание в виде лишения свободы на срок 1 год. Однако в ряде случаев, считается невозможным точно установить и доказать умысел и цель виновного, в силу чего и встречаются судебные ошибки.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 декабря 2008 года № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с на- рушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» не разъясняет спорные вопросы отграничения угона от кражи автомобиля. Что действительно заслуживает определенной корректировки.

На данный момент многие специалисты пытаются выявить причины неправильной квалификации преступлений предусмотренных ст.ст 158 и 166 УК РФ.. Главным образом они сводятся к выявлению недостатков указанных в ст. 166 УК РФ. Одни специалисты утверждают, что в следственной практике ст. 166 УК РФ основываются на субъективном умысле преступника, а точнее на его показаниях относительно цели завладения транспортным средством. Действительно, статья уголовной ответственности об угонах в ее нынешнем варианте словно написана специально для угонщиков, чтобы тем не вменили более строгое наказание, как для лиц, совершивших кражу и разбой. Так, для ОВД ст. 166 УК РФ является «резервной», а для профессиональных автоворов — лазейкой в законе, позволяющей похитителям избежать лишения свободы и отграничится только лишь штрафом.

Так же мы считаем, что использование законодателем терминологии в конструкции ст. 166 УК РФ, а именно введение термина незаконное «завладение», не вполне удачна, потому что такая формулировка в общепринятом смысле «завладение» предполагает совершение действий, результатом которых является изъятие его у собственника, его использование и получение реальной возможности распоряжаться им по своему усмотрению.

Различные подходы к вопросу разграничения кражи автомобиля от угона, позволяют сделать вывод о том, что в доктрине уголовного права сложились две основные концепции.

Согласно первой — единственным критерием различия между максимально сближенными конструкциями ст. 166 УК РФ с хищением по основным признакам делает такое разграничение лишь условным, что не всегда удается установить и доказать. В связи с этим предлагается отказаться от уголовной ответственности за неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения (ст. 166 УК РФ), и все случаи неправомерного посягательства по завладению транспортного средства на основе того, что оно является объектом собственности в зависимости от обстоятельств оценивать деяние на основании ст. 158 УК РФ. Согласно второй — предлагается совершенствование конструкции ст. 166 УК РФ, ее уточнение, а также толкование ее отдельных признаков в постановлении Верховного Суда РФ.

На основании изложенного стоит сделать вывод о том, что отсутствие единого подхода к разграничению смежных составов преступления, которые близки по своей конструкции — необходимо разрешить с помощью волевого решения законодателя, а именно отказаться от одного из подходов, рассмотренными нами выше. Такое решение позволит квалифицировать незаконное завладение транспортным средством, как хищение, что положительно отразится на защите транспорных средств от посягательств преступников.

Список литературы

  1. Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения»: Постановление от 09.12.2008 N 25 (ред. от 24.05.2016) [Электронный ресурс] // СПС «Гарант» (дата обращения: 15.05.2018).
  2. Пленум Верховного Суда Российской Федерации "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое": Постановление от 27.12.2002 г. № 29 (ред. 16.05.2017) [Электронный ресурс] // СПС «Гарант» (дата обращения: 15.05.2018).
  3. Кассационное определение Дзержинского районного суда г. Новосибирск от 25.10.2017 г. по делу № 1-286/2017.[Электронный ресурс] / URL: http://sudact.ru .(Дата обращения: 15.05.2018г).
  4. Сухов С.Н. Расследование преступлений, связанных с криминальным автобизнесом : автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2007. С. 14.
  5. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. № 2.
  6. Школьный В.А. Криминологическое исследование и пре- дупреждение органами внутренних дел краж автотранспорта : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2010. С. 3.