Государственное регулирование и демократия в экономической науке

№85-2,

Экономические науки

В данной статье будут определены термины «эффективность государственного регулирования» и «демократия», а также эти понятия будут адаптированы под дальнейшее исследование. Дополнительной составляющей данной работы будут аргументация важности данных двух показателей для экономики государств и обзор публикаций, близких по содержанию к данному исследованию. Справедливости ради, надо заметить, что вопрос эффективности государственного регулирования существует с появления первых государств (то есть уже не одно тысячелетие). А в настоящее время эффективность государственного управления занимает центральное место почти во всех дискурсах об экономическом развитии, рассматриваясь как важнейший элемент, который должен быть включен в менеджмент стратегию каждого государства и региона. Не одно тысячелетие и слову «демократия», причем, это понятие не сильно изменило в своем содержании с момента первого употребления. Демократии и демократизации, часто в формулировке «права и свободы», уделяется еще больше внимания, нежели эффективности государственного регулирования как на государственном и международном уровнях, так и в срезе экономической науки.

Похожие материалы

Англоязычное словосочетание «good governance» сложно определить как термин, сегодня это скорее концепция. Концепция, представляющая собой набор индикаторов и направлений, на которые стоит ориентироваться каждому государству или правительству. Однозначного перевода на русский язык эта концепция не имеет, в русской литературе используются термины «эффективность государственного регулирования» и «качество институциональной среды» (в англоязычной литературе также используется термины «institutional quality» и «institutions» как синонимы концепции «good governance»). Однако, важно понимать, что эффективность государственного регулирования и качество институциональной среды, — два тесно взаимосвязанных, часто пересекающихся, но все же не тождественных понятия. Для анализа именно эффективности государственного регулирования в рамках эмпирических исследований эта разница критична, так как, как подчеркивает Б. Ротштейн в своем обзоре, опубликованном в 1996 году в A New Handbook of Political Science, институты в отличие от политического курса не меняются по воле агентов, и, как следствие, существуют гораздо дольше.

Несмотря на лингвистические тонкости и сложности перевода, семантическое раскрытие исследуемой концепции возможно через определения ведущих экономистов и международных организаций, изучающих данную сферу. Однако, даже несмотря на всеобщее признание важности этой темы, различия преобладают и в отношении теоретических формулировок, и в отношении политических рецептов. Управление как теоретическая конструкция, отдельно от теории государства, находится в зачаточном состоянии, а его формулировка отличается среди исследователей, в том числе и в зависимости от их идеологических убеждений, не говоря уже о спецификации концепта эффективности государственного управления под цели и концепции каждого отдельного исследования.


Поэтому в рамках данной работы рассмотрены самые часто встречающиеся варианты определения качественного управления с целью найти формулировку, которая будет максимально удовлетворять концепции данного исследования и раскрывать эффективность государственного управления сквозь призму качественных достижений правительства страны, работоспособность институтов и признания и доверия к этим институтам населения страны.

Норт определяет роль государственного регулирования, вкладывая в свое определение неотвратимую связь институциональной среды и экономического роста:

«Мы должны создавать стимулы для людей инвестировать в самые эффективные технологии, развивать свои способности и организовывать эффективные рынки. Эти стимулы и есть государственное регулирование».

World Bank определяет концепцию государственного регулирования как «Способы

реализации административной силы государства в управлении экономическими и социальными ресурсами страны в целях развития этой страны». (Определение исследования 1992 года).

Позже (В 2007 году) World Bank публикует новое исследование, в котором это определение несколько модифицируется:

«Государственное регулирование — это то, каким образом государственные должностные лица и учреждения приобретают и осуществляют полномочия по формированию государственной политики и обеспечению граждан общественными благами».

Оба эти определения гораздо ближе к пониманию государственного регулирования, придерживаемого в данной работе. Одним из преимуществ этого определения является отсутствие двусторонней связи между экономическим ростом и государственным регулированием, так как, вообще говоря, возможен рост и без эффективной и качественной институциональной среды (Убедитесь в этом, ознакомившись со статьей Дениэла Кауфманна и Аарта Краайя «Growth without governance»)

Определение ПРООН:

Учитывая, что термин «управление» означает разные вещи для разных людей, исследователи Организации Объединенных Наций также нашли полезным определить его в рамках проекта Программы Развития ООН, уточнив, в каком смысле ООН понимает это слово. Среди многих определений «управления», которые существуют, тот, который представляется наиболее целесообразным с точки зрения ПРООН, является "осуществление на всех уровнях экономических, политических и административных полномочий по управлению делами страны. Концепция включает в себя механизмы, процессы и институты, посредством которых граждане и группы выражают свои интересы, осуществляют свои законные права, выполняют свои обязательства и урегулируют свои разногласия.

Кауфманн, Краай и Зойдо-Лобатон определяют государственное регулирование следующим образом:

«Эффективное государственное регулирование — это традиции и институты, в рамках которых осуществляется власть в стране. Это включает в себя процесс, посредством которого правительства избираются, контролируются и переизбираются; способность правительства эффективно формулировать и реализовывать рациональную политику; уважение граждан и государства к институтам, которые регулируют экономические и социальные взаимодействия между ними».

Отличительная черта последнего определения заключается в выраженном акценте на роль демократической подотчетности правительств перед своими гражданами. Однако, вообще говоря, это привязанность эффективности государственного регулирования к демократической системе недостаточно исследована и весьма спорна.

Можно заметить, что все эти определения объединяет одна общая черта: они все учитывают верховенство закона.

По словам Горана Хайдена, концепт «эффективное государственное управление» никогда не станет «смирительной рубашкой» и не должен таковой становиться для исследователей этой области, но, как ожидается, должен позволять работать в довольно свободных рамках, в которых каждый исследователь мог бы творчески исследовать политические вопросы, вопросы значимости и причинно-следственные связи. Проблема, с которой мы сталкиваемся, таким образом, не ограничения, вытекающие из введения ограничивающих концепцию условий, а скорее наоборот: проблема осмысления широкого спектра интерпретаций управления, которые все новые авторы привносят в повестку дня.

В рамках данной работы интересно определение концепции государственного регулирования, максимально свободное от демократической составляющей. Для этого можно определить государственное регулирование через основные индикаторы, отражающие именно результат работы государственного аппарата. Такому видению максимально соответствует определение Мирового банка, данное в отчете «Индикаторы Мирового развития», начиная с 2008 года. В данных работах вся концепция эффективного государственного регулирования рассматривается в разрезе перформанса каждого государства в следующих пяти направлениях :

  1. Политическая стабильность и отсутствие насилия и терроризма
  2. Качество предоставляемых государством общественных благ (оценка качества общественных и гражданских сервисов, независимости их предоставления от политического курса, независимости негосударственных некоммерческих организаций от политического курса, уровень доверия и разделения политического курса гражданами)
  3. Регулятивное качество государства (способность государства влиять на частный сектор и формировать политику, развивающую бизнес)
  4. Успешность борьбы с коррупцией
  5. Верховенство закона

На основе этой выборки показателей можно сформулировать эффективное государственное регулирование как то, каким образом государственные учреждения поддерживают эффективную институциональную среду и в рамках законодательной базы осуществляют полномочия по формированию государственной политики и обеспечению граждан общественными благами в совокупности с тем, насколько население доверяет власти и верит в результативность и успешность политики государственного аппарата.

Несмотря на отсутствие привязки финального определения к каким-либо экономическим показателям, изучение этой концепции важно, так как, вообще говоря, такая связь существует. Эффективное государственное регулирование влечет лучший перформанс, а индикатором этого перформанса в большинстве экономических публикаций является экономический рост (прирост ВВП, прирост ВВП на душу населения).

Исследования на тему взаимосвязи эффективного государственного управления очень противоречивы. Экономисты в этом вопросе разделились и согласны только в одном — в целом, существует значимая положительная корреляция между экономическим ростом и эффективностью государственного управления. При этом консенсус в ответе на вопрос «Влечет ли повышение уровня эффективности государственного регулирования улучшение макроэкономических показателей страны» не достигнут.

С одной стороны, существуют как работы утверждающие отсутствие необходимости в качестве управления (Рост без Регулирования, Кауфман и др.), так и работы вовсе отрицающие статистически значимое влияние эффективности государственного регулирования на показатели экономического роста. Последние работы представлены больше в формате критики на межстрановые эмпирические исследования — последние могут быть оспорены на основании

  1. Проблем причинности (Чонг и Кальдерон, Причинность и обратная связь между институциональными измерениями и экономическим ростом, 2000)
  2. Ошибок измерения (Глейсер и другие, Институты и экономический рост, 2004)
  3. Проблема упущенных переменных (Бардхан, Дефицит, конфликты и кооперация: очерки по политической и институциональной экономике развития, 2005)
  4. Концептуальная неопределенность (Вейсс, Управление, Эффективное управление и Глобальное управление: концептуальные и фактические проблемы, 2000)

Но при этом существует пласт работ, говорящих о наличии причинности между эффективностью государственного управления и показателями роста. Пионерскими в этом направлении стали работы, демонстрирующие, что коррупция (а контроль коррупции — одна из составляющих эффективного управления) имеет значимый эффект сдерживания экономического роста. Такими стали работа П. Мауро: «Коррупция и рост» 1995 года публикации и годом позднее опубликованная работа А. Адес и Р. Ди Телла: «Причины и последствия коррупции: Обзор последних эмпирических исследований». И только в 2000х появились работы, оценивающие именно вклад государственного управления (не институтов и институциональной среды) в экономический рост. Ключевыми в этом направлении стали работы Д. Родрика «В поисках процветания: Аналитика экономического роста» 2003 года и «Господство институтов над географией и интеграцией в области экономического развития».

Важно отметить, что данная проблема актуальна до сих пор. Одна из последних интересных и актуальных работ на эту тему — исследование выпускников РЭШ О. Кузьминой, Н. Волочковой и Т. Зуевой «Прямые иностранные инвестиции и качество управления в России», одобренной к публикации в 2015 году в Journal of Comparative Economics.

В рамках данной работы авторы показали, что чем выше административное бремя, давление правоохранительных и регулирующих органов, хуже криминальная обстановка и выше коррупция, тем ниже в российских регионах прямые неоффшорные инвестиции иностранных резидентов. Причем, также рамках данной работы выявлено, что чувствительность оффшорных инвестиций к качеству управления статистически незначима.

Ввиду отмеченных публикаций, важность и актуальность исследований в области качества государственного управления не оставляет сомнений.