Экстрадиция в уголовном праве

№94-1,

юридические науки

Экстрадиция является важным инструментом в достижении эффективного международно-правового сотрудничестве с иностранными государствами. Вопрос об отраслевой принадлежности экстрадиции, которая, несмотря на смежный характер, в целом является институтом уголовно-процессуального права. Раскрывается содержание понятия экстрадиции, дается авторское видение экстрадиции в широком смысле, которая охватывает процедуры выдачи лиц для уголовного преследования и исполнения приговора, передачи осужденных лиц для отбывания наказания или принудительного лечения. Говоря о проблематике принадлежности института экстрадиции к определенной отрасли права, следует иметь в виду, что вопрос о природе и месте экстрадиции в системе права является дискуссионным. Статья посвящена анализу, систематизации и раскрытию требований, предъявляемых к выдаче лица, совершившего преступление, имеющих своей целью обеспечение правомерности осуществляемой экстрадиции и определение степени ее обязательности.

Похожие материалы

Основой исследования являются общенаучные методы познания (наблюдение, описание, измерение, эксперимент), а также ряд частно-научных методов: историко-юридический, системно-структурный, сравнительно-правовой, формально-логический и другие. Использовались социологические приемы в том числе — изучение материалов судебной практики.

В современном мире преступность как негативное социальное явление приобретает глобальный характер. Эти процессы характерны и для Российской Федерации, что признано на государственном уровне как угроза безопасности страны. В моей статье я хочу рассмотреть такое явление в международном уголовном праве, как экстрадиция, то есть, выдача одним государством лиц совершивших преступления, другому государству по каким либо основаниям. Институт экстрадиции является важнейшим правовым инструментом в борьбе с преступностью, правильное применение которого позволяет обеспечить неотвратимость наказания для лиц, совершивших преступление и старательно скрывающихся от правосудия. Экстрадиция не представляет собой какой-то давно забытый институт международного уголовного права, зародившись много столетий назад, она с каждым днем развивается и совершенствуется, изменяя при этом и нынешнее мироустройство, ведь страшно представить ситуацию, когда люди перестанут отвечать за свои деяния, тем более, когда речь идет об уголовно наказуемых деяниях.

Целесообразность исследования экстрадиции вызвана, в частности, всё большим развитием международной преступности, бороться с которой становится сложней в виду существующих пробелов в законодательстве, устранение которых требует вмешательства не отдельных государств, а всего сообщества стран. Как показывает практика, использование данных пробелов в механизме выдачи уже давно стало обычным делом для таких международных преступников, как террористы. И именно координация действий позволит приблизить несколько устаревшее законодательство к реалиям нынешнего времени, которое имеет свойство динамично изменяться. Таким образом, нет необходимости объяснять причину выбранной мной темы и её актуальность, ведь что же еще заслуживает такого пристального внимания как не экстрадиция.

В данной статье я постараюсь раскрыть понятие экстрадиции, осветить историю её становления и развития как в России, так и в зарубежных государствах, подробным образом рассмотрю принципы осуществления экстрадиции, а также уделю внимание столь важному вопросу как соблюдение прав при её осуществлении, так как современный экстрадиционный процесс не может быть отделим от согласования интересов государств в борьбе с преступностью с интересами защиты прав человека. Рассмотрю теснейшую связь экстрадиции с такими фундаментальными правовыми категориями,как территориальное верховенство, юрисдикция государств и др. Путем сравнения различных международно-правовых актов постараюсь раскрыть сущность института экстрадиции, её значимость.

Рационально начать с того, что одним из первых известных истории договоров о выдаче можно назвать договор египетского фараона Рамсеса II с царем хеттов Хаттушилем III предусматривающий: "Если кто-либо убежит из Египта и уйдет в страну хеттов, то царь хеттов не будет его задерживать в своей стране, но вернет в страну Рамсеса". Как видим, сам факт бегства был основанием для выдачи. Заслуживает быть отмеченным положение Договора об обеспечении если не прав, то безопасности лиц, подлежащих выдаче: "Да не казнят их, да не повредят их глаз, уст и ног".

Положения о выдаче известны и практике Киевской Руси. В договорах (911 и 944 гг.) князей Олега и Игоря с Византией предусматривалось, что совершившие преступление в Византии русские подлежат выдаче в свою страну для наказания. Соответственно греки выдаются Византии. Своеобразие выдачи в данном случае состоит в том, что она связана с иммунитетом от местной юрисдикции. Другая особенность заключалась в том, что имелись в виду в основном общеуголовные, а не политические преступления.

Договоры о выдаче были известны и практике России. Один из наиболее ранних — "договорная запись" 1649 г. со Швецией о выдаче перебежчиков. Практика в целом сводилась к тому, что бежавшие из дружественных государств выдавались, а из недружественных — не выдавались.

Мусульманские страны не выдавали исповедующих ислам лиц государствам с иной религией.

Существенный поворот в судьбе института выдачи знаменовала Французская революция XVIII в., юридически оформившая право убежища. В Конституции 1793 г. говорилось: "Французский народ предоставляет убежище иностранцам, изгнанным из пределов своей родины за преданность свободе. Он отказывает в убежище тиранам" (ст. 120).

В XIX в. право убежища получает общее признание и выдача приобретает характер взаимной помощи государств в борьбе с общеуголовной преступностью. В этом духе заключаются договоры и принимаются законы о выдаче. Первым групповым договором был, пожалуй, Амьенский договор 1802г. Амьенский договор 1802 г. между Великобританией, Голландией, Испанией и Францией. Первым законом о выдаче стал бельгийский закон 1833 г. Конституции и законодательные акты буржуазных государств XVII-XIX вв. — М.,957. с 357

Следует отметить, что право государств неодинаково регламентирует институт выдачи. Существуют два основных вида комплекса норм института выдачи. Один из них условно можно назвать европейским, другой — англо-американским. Первый присущ странам романо-германского права не только континентальной Европы, но и латиноамериканским странам, а также бывшим колониям европейских стран, за исключением британских. Второй присущ странам "общего права".

Первый опирается на ряд четко определенных принципов:

  1. Невыдачи своих граждан;
  2. Двойной криминальности (т.е. уголовной наказуемости соответствующих деяний по законодательству запрашивающей и запрашиваемой сторон);
  3. Выданный преступник может быть судим лишь за то преступление, в связи с которым состоялась выдача;
  4. Лицо, преследуемое по политическим основаниям, выдаче не подлежит;
  5. Неприменения к выданному лицу смертной казни. Государство пребывания лица вправе требовать гарантии неприменения смертной казни у государства, требующего выдачи.

Второй вид основан на непризнании непреложности этих принципов. Его главная задача — обеспечить неотвратимость наказания даже путем "либерального" толкования договоров и законов.

Оба вида имеют свои положительные и отрицательные стороны. Европейская система обеспечивает законность и права выдаваемого. Вместе с тем она порою дает преступнику возможность избежать наказания. Англо-американская система снижает роль общих принципов и предоставляет суду право решать каждое дело с учетом конкретных обстоятельств, имея перед собой цель обеспечения наказания преступника.

В некоторых странах приняты специальные законы о выдаче, но в большинстве своем соответствующие нормы содержатся в конституционном, уголовном, уголовно-процессуальном праве. Например, в ст. 61 Конституции РФ закреплено: «Гражданин Российской Федерации не может быть выдан за пределы Российской Федерации или выдан другому государству». Так же эта позиция содержится и в ч. ст. 13 УК, а в ч. 2 той же статьи устанавливается возможность выдачи находящихся на территории РФ иностранных лиц и лиц без гражданства, совершивших преступления в иностранном государстве в соответствии с международным договором РФ. В качестве примера новых законов о выдаче можно указать на законы Австрии, Германии и Швеции. Все они основаны на тех же принципах, что и Европейская конвенция о выдаче 1957 г. и предусматривают возможность отказа в выдаче, если судебная система запрашивающего государства не отвечает требованиям Европейской конвенции о правах человека.

Примером правовой системы, в которой отсутствует специальный закон о выдаче, может служить правовая система Италии. Соответствующие вопросы регламентируются Конституцией, Уголовным и Уголовно-процессуальным кодексами. Общие принципы те же, что и в законах о выдаче европейских государств, в частности, выдача, как правило, не может быть произведена без решения суда.

При решении связанных с выдачей вопросов приоритет принадлежит международным договорам. Процедура рассмотрения просьб о выдаче регулируется УПК. Вместе с тем в ст. 656 УПК сказано, что его положения применяются лишь в случае, если соответствующие вопросы не урегулированы договором. Запрещена выдача итальянских граждан, если иное не предусмотрено договором. И такие договоры имеются, например, договор 1956 г. с Израилем.

Следует отметить, что в целом ряде европейских стран собственное право является достаточным основанием для выдачи и при отсутствии международных договоров (Италия, Франция и др.). Для стран "общего права" характерно считать наличие международного договора необходимым условием выдачи (Великобритания, США и др.). Из этого исходит и вышеупомянутый УК РФ (ч. 2 ст. 13).

В этот период происходит становление новой характерной черты института выдачи. Он не только служит борьбе государств против преступности, но и обеспечивает некоторые права выдаваемых. Например, утверждаются принцип двойной криминальности, в соответствии с которым деяние, являющееся основанием для выдачи, должно считаться преступлением по праву как выдающего, так и запрашивающего о выдаче государства.
Одним из таких отклонений был институт выдачи в соответствии с законодательством и договорной практикой социалистических государств. Утвержденная СНК СССР в 1923 г. Типовая конвенция о выдаче содержала общепринятую формулировку: "Скрывающееся от правосудия лицо не будет выдано, если требование о выдаче его вызвано преступлением или проступком религиозного и политического характера". На иной основе конвенции о выдаче не могли быть восприняты другими государствами.

В Российской Федерации вопросы экстрадиции также нашли свое закрепление во внутригосударственном законодательстве. Прежде всего, следует отметить ч. 1 ст. 61 Конституции РФ, где предусматривается положение, в соответствии с которым гражданин России не может быть выслан за пределы РФ или выдан другому государству. Ранее действовавшая Конституция 1978 г. (как и ч. 3 ст. 1 Закона о гражданстве Российской Федерации от 28 ноября 1991 г.) тоже запрещала выдачу российских граждан, однако допускала исключения, если такие исключения установлены законом или международным договором. В настоящее же время ч. 1 ст. 61 Конституции РФ подобных исключений не предусматривает. Содержится императивное правило, запрещающее выдачу российских граждан другому государству.

Таким образом, из анализа всех рассмотренных выше положений следует, что основаниями экстрадиции могут быть международные договоры, национальное законодательство о выдаче и принцип взаимности. Соответствующее же юридическое обязательство выдачи вытекает только из международно-правового договора. В соответствии с принципом "pacta sunt servanda" каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться, поэтому для эффективного противостояния преступности крайне важным представляется необходимость заключения как можно большего числа экстрадиционных договоров между различными государствами.

Итак, рассмотрев историю развития института выдачи, можно сказать, что экстрадиция на протяжении всего времени своего существования, была, хоть и по разным причинам, весьма востребована государствами, в различных регионах мира, что, в свою очередь, показывает важность и фундаментальность данного института в сфере международного сотрудничества.

Еще хочу отметить, что в судебной практике стран "общего права" не раз утверждалось, что принцип двойной криминальности является договорным, а не принципом общего международного права. Отечественные ученые считают эту позицию юридически уязвимой, ведь она противоречит общему принципу уголовного права — "нет наказания без закона". Если право выдающего государства не квалифицирует деяние как преступное, то едва ли можно оправдать выдачу. Еще более парадоксально выглядит ситуация, когда страна запрашивает выдачу лица за деяние, которое не считается преступлением по ее праву.

Одним из наиболее дискуссионных и концептуальных аспектов института экстрадиции в науке и в правоприменительной практике, по мнению ряда ученых [24], является вопрос об основаниях выдачи лиц, совершивших преступление, как условиях, при наличии которых выдача может быть осуществлена.

В юридической доктрине так же, как и на практике, выделяются различные основания выдачи лиц, совершивших преступление. Прежде всего, основанием экстрадиции следует считать международный договор.

При всей общности правового регулирования выдачи странами "общего права" между ними существуют и некоторые различия. Наиболее показательно отношение к законности при осуществлении выдачи. Суды США придерживаются позиции, согласно которой незаконная доставка обвиняемого на американскую территорию не лишает суд права подвергнуть такое лицо уголовному преследованию.

В решении Верховного Суда США по делу Мачайна (1992 г.) говорится что может быть признано правильным утверждение о том, что "похищение ответчика было "шокирующим" и что оно, возможно, нарушит принципы общего международного права". Однако это обстоятельство "не является препятствием для рассмотрения его дела судом Соединенных Штатов".
Такого рода позиция подвергалась критике со стороны многих стран, включая Канаду и Великобританию. В решении Палаты лордов (в качестве апелляционного суда) 1993 г., в частности, говорилось, что английские суды могут рассматривать суд над обвиняемым как "злоупотребление процессом", если английская полиция нарушила законную процедуру выдачи и организовала захват обвиняемого за рубежом незаконными методами".
Итак, можно сказать, что различия в регулировании выдачи существуют даже между странами с общими правовыми системами. Сложившаяся ситуация существенно осложняет деятельность тех, кто практически связан с осуществлением выдачи.

Необходимость борьбы с преступностью издавна обязывала государства объединять свои усилия, оказывать друг другу помощь в реализации уголовной политики.

Итак, в завершении своей статьи могу добавить, что в настоящее время институт выдачи продолжает развиваться. Выдача регулируется растущим числом норм международного права, прежде всего, относящихся к таким его отраслям, как права человека и международное уголовное право, а также норм внутреннего права, относящихся к конституционному, уголовному и уголовно-процессуальному праву. Активное развитие правового регулирования в данной области объясняется ростом значения института выдачи в борьбе с преступностью и усложнением его задач. Развитие международно-правового регулирования дополнительно стимулируется наличием различий в правовых системах государств.
Институт выдачи представляет собой сочетание суверенных прав государства с правами человека. Решение вопроса о выдаче — суверенное право государства, но осуществляется оно в соответствии с нормами международного и внутреннего права, включая и те, что относятся к правам человека.

Развитие института выдачи в направлении защиты прав человека — закономерная тенденция. Нельзя вместе с тем не учитывать и другую сторону — интересы борьбы с преступностью. Защита прав человека не должна превратиться в препятствие на пути реализации принципа неотвратимости наказания. Этот момент отмечается и Европейским судом по правам человека, обращающим внимание на необходимость соответствующего баланса между защитой институтов демократии от преступности как общего интереса и защитой прав индивида.

Список литературы

  1. Конституция Российской Федерации. М. Закон. 1995.
  2. Уголовный Кодекс РСФСР 1922 года. М. Юридическая литература. 1946.
  3. Уголовный кодекс РСФСР 1960 года. М. Юридическая литература. 1994.
  4. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 № 63- ФЗ (ред. от 31 декабря 2014 г.) //Собрание Законодательства РФ. 1996. № 25.
  5. "Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 23.04.2018)
  6. Федеральный Закон № 190-ФЗ «О ратификации Европейской конвенции о выдаче, дополнительного протокола и второго дополнительного протокола к ней» от 25.10.1999 г. // Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 37 - Ст. 4286, 1999.
  7. Федеральным законом № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15.07.1995г.//Собрание законодательства РФ. – 1995.
  8. Федеральный Закон № 16-ФЗ «О ратификации конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» от 04.08.1994. //Собрание законодательства РФ. - 1994.
  9. Международные конвенции Российской Федерации «О сотрудничестве государств в области борьбы с конкретными видами преступлений».//Собрание законодательства РФ. -1994.
  10. Европейская конвенция «О пресечении терроризма» от 27.01.1977г.//Собрание законодательства РФ. -2003.- № 3.
  11. Европейская конвенция о выдаче 1957 г. с Дополнительным протоколом и Вторым дополнительным протоколом к ней.//Собрание законодательства РФ.- 2000.
  12. Конвенция «О борьбе с незаконным захватом воздушных судов» от 16.12.1970 г.//Российская газета (библиотечка).- 2003.
  13. Конвенция Содружества Независимых Государств «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» от 22.01.1993 г.//Собрание Законодательства РФ.- 1995.
  14. Венская конвенция «О праве международных договоров» от 23.05.1969 г.
  15. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 2 от 28 апреля 1994 г. В редакции постановления Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 17 апреля 2001 г. «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг»//Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2001.- № 6.
  16. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 17 января 1997 года «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм»//Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1997.
  17. Бекишев Д.К. Актуальные проблемы международного сотрудничества в выдаче преступников // Вопросы совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел: Межвузовский сборник научных трудов адъюнктов и соискателей. Ч. 1. М., 1996.
  18. Васильев Ю.Г. Институт выдачи преступников (экстрадиции) в современном международном праве: дисс. … канд. юрид. наук. М.: Российский университет дружбы народов, 2003.
  19. Вениаминов А.Г. Институт экстрадиции как форма международно-правового сотрудничества Российской Федерации в сфере уголовного судопроизводства. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 2010.
  20. Учебник / Отв. ред. Лупинская П.А..Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: М.: Норма: Инфра-М, 2010.
  21. Минкова Ю.В. Институт выдачи преступников в международном праве. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М.,2002.
  22. Оппенгейм Л. Международное право. Т. 1. М.: "ИЛ", 1949.
  23. Сафаров Н.А. Институт экстрадиции. Московский журнал международного права. 2005. № 2.
  24. Тункин Г.И. Теория международного права. М., 1970.
  25. Шмиглиц А. Исследование о выдаче преступников. СПб., 1882. С. 6