О проблематике понятия законности

№101-1,

культурология

В статье рассматривается понятие законности и ее проблематика в контексте российской и западноевропейской правовых культур. Проанализировав природу закона и законности с точки зрения религиозного мировоззрения, автор обосновывает вывод о том, что российское понимание законности и отношения к ней обладает существенной спецификой. Низкий уровень законности в России является результатом не столько правового нигилизма, сколько отражением особого понимания роли закона, присущего русской культуре.

Похожие материалы

Одним из основополагающих принципов, который лежит в основе права, выражает его сущность и определяет его функционирование, является законность. Она выступает фундаментальной основой юридической науки и практики, а ее уровень и состояние служат критериями оценки правовой жизни общества, его граждан.

Советские ученые активно занимались разработкой понятия законности. Во времена российских реформ о данном принципе предпочитали не говорить. Не случайно то, что в действующей Конституции РФ нет чёткого указания на законность как принцип деятельности граждан, должностных лиц и организаций. Приходится выводить его опосредованно во взаимосвязи ст. 15, 1, 2 и др. Конституции РФ. Вместе с тем провозглашение Российской Федерации правовым демократическим государством обязывало включить в число конституционных принципов современного государства законность, которая гарантирует необходимую правовую безопасность в обществе.

В отечественной науке образовались различные авторские подходы к определению законности. Находит поддержку у многих исследователей разносторонний и многоплановый подход к этому определению.

Так, В. С. Афанасьев и Н. Л. Гранат пишут, что законность определяется как принцип, метод и режим реализации норм права, содержащихся в законах и подзаконных актах, всеми участниками общественных отношений.

Другое понятие сформулировал Н. В. Витрук, который утверждал, что законность означает идею, требование и систему (режим) реального выражения права в законах государства в самом законотворчестве, в подзаконном нормотворчестве.

Анализируя вопросы законности, В. И. Шинд определяет данное понятие как определенное состояние стабильности, безопасности и общественного здоровья государства. Оно характеризует правовую действительность, выраженную под углом зрения практической реализации права, идейно-политических основ правовой системы, ее связи с основополагающими общественно-политическими институтами, с политическим режимом данного общества.

В большинстве определений законности наибольшее отражение в науке получил тот момент, что законность неотделима от общеобязательности права. Вместе с тем важное требование здесь — неукоснительное претворение в жизнь правовых актов. Другими словами, соответствие между поведением субъектов общественных отношений и предписанием юридических норм, которое должно выражаться в правомерных действиях. Право и законность — это такие социальные явления, без которых немыслимо нормальное функционирование государства, гармоничное взаимодействие между человеком и обществом.

Законность не следует и не проходит те же этапы в своем развитии, как государство и право. Она является общечеловеческой категорией, которая возникает в качестве сдерживания государства в его деятельности, в том числе и в области правотворчества.

Проблема истинной законности упирается в вопросы выражения интересов и воли государствообразующего народа. В историческом прошлом законность была «придумана», она существует и будет существовать лишь тогда, когда под нею понимается фактор реализации воли и интереса народа.

В наши дни распространено мнение о том, что в РФ преобладает низкий уровень законности, действуют режим беззакония и «теневое» право, а также отсутствует правопорядок. Имеют место мнения людей о правовом нигилизме народа и слабости русского правосознания. Проанализировав понимание законности и правопорядка в контексте правовых культур, можно сказать о том, что этот факт можно оценить и с иной стороны. Так как идея закона зародилась в религиозном сознании, то следует рассмотреть проблему законности с позиции религиозного мировоззрения. Можно выделить три точки зрения относительно закона, однако разграничить один тип понимания от другого не всегда представляется возможным.

Первостепенное религиозное восприятие природы закона выражается в определенном универсальном правиле, которое действует и в природе, и в обществе. Социальные нормы являются слитными и неотделимыми от внешней среды, то есть природных закономерностей. И в юридическом и в естественнонаучном смысле слово закон определяется как выражение общего и необходимого отношения (порядка) между явлениями природы. Такое понимание закона, наиболее ярко просматривается в даосизме и конфуцианстве, в Индии — идея «Рита». Не предпринимая активных действий и включаясь в естественный ход вещей, следование этому закону выступает важнейшей задачей любого человека.

Вторая основа понимания закона рассматривает все человеческие нормы как исходящие от Бога. Благодаря разграничению творца и твари, в теистических религиях понятие закона отграничивается с понятием субстанции. Поэтому мы видим четкое разделение природных и человеческих законов. Например, такая религия как ислам исчерпывает все правила человеческого общежития из божественного откровения, т.е. Корана. В иудаизме также первостепенное значение приобретают нормы божественного происхождения, содержащиеся в религиозных книгах: Талмуд, Танах и других.

Третья точка зрения образуется из представлений о праве как о человеческом установлении. Здесь рождается мысль об автономном и особом характере действующих в обществе законов, об их исторической изменчивости, отличии от законов природы и о человеческом источнике права. Законы Хаммурапи основаны на понимании именно такой сущности права.

Преобладание первого типа понимания природы закона существовало в русском язычестве. Однако в православной Руси он не сделал главенствующей эту точку зрения. Взгляд на закон, как изъявление воли Бога с представлениями о правовых нормах, как человеческом установлении, совмещается в Христианстве.

Далее следует рассмотреть представление о природе закона в западноевропейской правовой мысли. Проанализируем существенные особенности западного правопонимания.

Католический вариант христианства получил распространение в Западной Европе, а с Реформацией возник и протестантизм. Ученые эпохи Просвещения стремились утвердить на земле царство разума с основами гуманизма, справедливости и высоконравственной личности, но лишенное религиозной составляющей. Так, например, французский философ Вольтер признавал причину всех социальных зол в засилье суеверия и невежества, виновником которых выступала, по его мнению, католическая церковь. А немецкий философ Самуэль фон Пуфендорф осуждал тех, кто выводил верховную власть в государстве от Бога. Также не ориентировались на религиозную компоненту в правопонимании французский правовед Шарль Луи Монтескье и швейцарский мыслитель Жан-Жак Руссо. Относительно идеи правового государства и гражданского общества, не выходя на уровень религиозной нравственности, рассматривают морально-этическое состояние индивида, такие ученые, как И. Кант, Г.В.Ф. Гегель. А в своих политико-правовых изысканиях марксисты, Ф. Ницше вообще проповедуют атеизм.

Следовательно, в западноевропейской политико-правовой мысли до настоящего времени формируется отношение к праву как к исключительно рациональному и человеческому установлению, не имеющему над собой божественной природы. Иными словами, право выступает формой рационализма, которая выражается в типе правосознания, исповедующем мирское истолкование юридического.

В правосознании Западной Европы закон приобретает статус общечеловеческой ценности, поскольку является единственно возможным способом обеспечения разрешения конфликтов и свободы личности. Источником западного права, пронизанного идеей индивидуализма, выступает автономная личность, чья воля формирует закон.

Отечественная правовая культура последовала по иному пути осмысления идеи закона, в чем проявляется специфика российского понимания законности и отношения к ней. Представление о законе, как об изъявлении воли Бога с представлениями о правовых нормах, как человеческом установлении должны соответствовать духу христианства. В отличие от взглядов в Западной Европе, которые со времен эпохи Просвещения отсоединились от религиозного компонента в понимании природы закона, русская правовая культура утвердила религиозную составляющую до 1917 г., а на уровне ментальности сохраняет ее и сейчас.

В нашем понимании законодатель и граждане рассматривают закон не как отражение и регулятор реально сложившихся в обществе правоотношений, а как на некий идеал, достигнуть которого в полной мере не представляется возможным, но на который нужно ориентироваться. Вследствие этого законодательство несколько оторвано от жизни, то есть приподнято над несовершенной действительностью. Иными словами в обществе моделируется в виде закона некий желательный, однако, до конца недостижимый, образец правоотношений.

Так, например, все принятые российские конституции не действовали в полном объеме, но каждая указывала на тот идеал, который провозглашался в данное время в качестве цели господствующей идеологией. В России не всегда действуют все законы, что является результатом не столько правового нигилизма, сколько отражением особого понимания роли закона, присущего русской культуре. Формулируя правовые нормы, правосознание не ожидает их безусловного исполнения, но выражает свои стремления в области общественного идеала. В нашем понимании ценность права выражается не в обеспечении формальной законности, а в достижении ею тождественности с собственным жизнепониманием.

Следовательно, мы видим скептическое отношение массового российского сознания к рациональным аспектам позитивного права, законности и правопорядку. В правовой культуре России закон олицетворяет собой идеи духовности и правды, а невозможность достичь истинных ценностей преобразуется во мнение о чуждости жизни по закону, «по уму» для человека. Не стоит утверждать о низком качестве российской правовой культуры, поскольку требуемая от нашего государства культура в своей основе — западная, т.е. чуждая российскому менталитету, основанному на религиозных ценностях и противопоставлении юридического и неюридического права.

Список литературы

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учётом поправок, внесённых Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. 2014. № 31. Ст. 4398; 2014. № 30 (Часть I). Ст. 4202.
  2. Алексеев С. С. Законность и правопорядок /Теория государства и права. М.: Издательство НОРМА, 2005. 496 с.
  3. Долгопят А. О. Понятие и содержание принципа законности // Бизнес в законе. 2008. № 4. С. 242-244.
  4. Дьяконов И. М. Законы Вавилонии, Ассирии и Хеттского царства // Вестник древней истории. 1952. № 3. С. 199-303.
  5. Нерсесянц В. С. История политических и правовых учений: Учебник для вузов. М.: Издательская группа НОРМА–ИНФРА, 1998. 736 с.
  6. Сенякин И. Н., Лисюткин А. Б. Теория государства и права: Курс лекций / под ред. Н. А. Катаева, В. В. Лазарева. Уфа, 1994. 478 с.
  7. Синюков В. Н. Российская правовая система. Саратов, 1994. 495 с.
  8. Фролов Ю. Н. Проблема законности в контексте западноевропейской и российской правовых культур // Вестник Московского университета МВД России. 2009. № 9. С. 178-182.
  9. Хачатуров Р. Л. О законности // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. 2009. № 3. С. 59-63.
  10. Чанышев А. Н. Курс лекций по древней философии: Учебное пособие. М.: Высшая школа, 1981. 374 с.
  11. Шинд В. И. Некоторые вопросы управления в органах прокуратуры (Методический аспект) // Проблемы теории законности, методологии и методики прокурорского надзора: Сборник научных трудов. М., 1994. С. 24-32.