Анализ статьи В.Я. Воробьева «ШОС как растущий властелин «хартлэнда»

NovaInfo 14, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Политология
Просмотров за месяц: 1
CC BY-NC

Аннотация

В статье рассматривается роль ШОС в современном мире и дается несколько вариантов её расширения. Анализируется проблема вступления в ШОС государств-наблюдателей. Сравниваются взгляды России и Китая в отношении целей и задач ШОС.

Ключевые слова

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ, ШАНХАЙСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СОТРУДНИЧЕСТВА, ХАРТЛЭНД, ГОСУДАРСТВА-УЧАСТНИКИ, ГОСУДАРСТВА-НАБЛЮДАТЕЛИ

Текст научной работы

Шанхайская организация сотрудничества была создана в 2001 году с вхождением в её состав Узбекистана. Она является преемницей «шанхайской пятерки», которая ведет свою историю со встречи в Шанхае в 1996 г. глав пяти стран — Российской Федерации, Казахстана, Киргизии, Таджикистана и КНР.

Получается, что организация, которая возникла в начале XXI века, уже отпраздновала свое десятилетие и с уверенностью вышла на новый виток своего развития.

В своей статье «ШОС как растущий властелин «хартлэнда»» Виталий Яковлевич Воробьев, старший научный сотрудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС Института международных исследований МГИМО(У) МИД России, подводит итоги 10-тилетнего существования Организации Шанхайского сотрудничества.

Статья Виталия Яковлевича полна разноплановыми мнениями по различным вопросам развития организации, прогнозами и риторическими вопросами, которыми автор хочет вызвать читателя на диалог. Вопросы в основном затрагивают проблематику расширения состава организации, выбора вектора и модели дальнейшего пути.

Прежде чем начать анализ статьи, думаю, целесообразно задать вопрос — «действительно ли ШОС растущий властелин?» и в завершении попытаться на него ответить.

Виталий Яковлевич — дипломат, который стоял у истоков образования ШОС, на данный момент занимающий должность специального представителя Президента РФ по делам ШОС, отмечает, что в среде некоторых экспертов и наблюдателей бытует мнение о затухании динамизма ШОС, появлении дисбаланса между странами–участницами в основных сферах сотрудничества. Скорее всего, такая точка зрения связана с завышенными запросами и ожиданиями к организации, которая, напомню, существует более 10 лет. Сам автор называет организацию «подростком», которому присущи в ходе ускоренного роста определенные «несуразности». Шанхайская организация, как молодое образование, должно перейти в «состояние зрелости», встать на путь развития или, возможно, расширения.

Вопрос о расширении организации, а также необходимости определения в этих рамках понятия «пространство ШОС» наводит на мысли — нужны ли организации новые страны-участницы, и как это может повлиять на само «пространство»?

Существует несколько вариантов развития. Первый, и я думаю, самый перспективный и вероятный — развитие ШОС как региональной структуры с акцентом на увеличение темпов сотрудничества. Второй — эволюция из региональной и немногочисленной — в открытую, с широким составом участников, возможно, интегрированную с западными структурами; третий и четвертый пути развития характеризуются усилением лидирующих позиций России — в первом случае, или Китая — во втором. Но такой исход событий не представляется особенно удачным, так как предполагает наличие одного государства-лидера, что может вызвать диссонанс внутри организации.

Государства-наблюдатели: Индия, Пакистан, Иран, Афганистан и Монголия — это страны, желающие интегрироваться в пространство. В 2004 г. от Индии поступило обращение с просьбой о приеме в Организацию, в 2009 г. — от Пакистана. Но необходимо понимать, что включение этих двух стран в пространство интегрирует и конфликтную зону — нерешенный кашмирский вопрос. Поэтому сохранение за Дели и Исламабадом статуса наблюдателей выгодно для ШОС, которая является посредником между ними и одновременно не берет на себя никакой ответственности.

Ситуация с Ираном — проблема более сложная. Конечно, не стоит забывать об энергетических возможностях этой страны как крупнейшего нефте- и газодобывающего государства, которые бы хотели использовать страны-участницы. ШОС заинтересована в сближении с Ираном, но сотрудничество и особенности иранской политики могут негативно сказаться на отношениях ШОС с США.

Любое расширение организации чревато утяжелением изначальной структуры ШОС, важно учитывать, какая дополнительная нагрузка может лечь на существующие механизмы.

Вернемся к нынешней структуре Шанхайской организации. Россия, согласно теории Хэлфорда Маккиндера, является ключевой страной Хартлэнда, занимает срединное и господствующее положение в Евразии. Страны СНГ, расположенные в Центральной Азии, также относятся к Хартлэнду. Остается Китай. По другой геополитической концепции, которая была предложена Николосом Спайкменом, Китай назван одной из важнейших стран Римлэнда. Получается, Россия занимает лидирующее место в своем «поясе», а Китай — в своем. И одновременно, обе страны составляют несущую конструкцию организации. Россия в этом тандеме настаивает на сохранении традиционной активности ШОС, а именно борьба против «трех зол» — терроризма, экстремизма и сепаратизма. Китай, в свою очередь, ориентирован больше на экономику, налаживание связей и новые рынки сбыта.

Виталий Яковлевич упоминает о некой точке зрения, согласно которой ШОС — дуумвират России и Китая, который доминирует в регионе, а внутри самого региона нарастает российско-китайское соперничество. Сам же автор не сторонник такой позиции, и считает, что структура ШОС является плацдармом становления нового типа отношений между Россией и Китаем, а именно, стратегического партнерства.

Можно объединить два мнения и сказать о том, что на региональном уровне в отношении России и КНР прослеживается тенденция «перетягивания одеяла». В рамках региона два государства борются за лидерство в ЦА, за её территориальные и энергетические ресурсы. Но на мировой арене РФ и КНР демонстрируют схожие подходы к различным международным вопросам. Взять, к примеру, деятельность Совета Безопасности ООН и использование права вето обоими влиятельными игроками.

Современная центральноазиатская обстановка предполагает усиление внимания к процессам, происходящим в этом регионе. Страны ЦА осознают, что проблемы обеспечения государственной, и тем более, региональной безопасности, необходимо решать коллективно. Напомню, что основными мотивами возникновения Шанхайской организации сотрудничества явились как раз угрозы терроризма, сепаратизма и экстремизма.

Внешний фактор, который выстраивает стратегию ШОС в регионе — это Афганистан. Грядущие события, связанные с выводом войск из Афганистана в 2014 г. возвращают афганскую тематику вновь на повестку дня. Но наряду с ШОС в этом регионе действует ещё одна структура — НАТО. Обе организации — НАТО и ШОС — объявили о решении в регионе одной задачи — обеспечение безопасности. Виталий Яковлевич отмечает, что Шанхайская организация не должна становиться заложницей американской политики, эгоистических расчетов США. Думаю, опасения вызваны проектом «Большой Центральной Азии», представленный Институтом по изучению Центральной Азии и Кавказа Университета имени Дж. Гопкинса в Вашингтоне.

Возникает вопрос — как быть: сотрудничать, противодействовать или вести отдельную политику? Сотрудничество — путь трудоемкий, но перспективный, если оценивать будущие возможности. Обе структуры могут стать взаимодополняющими: ШОС ограничена в инструментах влияния, одной антитеррористической направленности будет недостаточно, а НАТО, все же, является более прогрессивной структурой. Необходимо учесть возраст организаций — у НАТО более чем шестидесятилетний опыт, а ШОС достаточно молодая организация и также численный состав разительно отличается.

Вопрос обеспечения безопасность в регионе носит злободневный характер. Эффективность разрешения зависит от ряда факторов, одним из которых является способность стран Центральной Азии сделать правильный выбор и занять верную позицию.

В заключении резюмирую свой анализ и постараюсь ответить на вопрос: является ли ШОС растущим властелином или все же утрачивает свои позиции.

ШОС превратилась в важную платформу защиты мира, безопасности и стабильности в Центральной Азии. В рамках ШОС создан механизм сотрудничества в разных сферах и на всех уровнях, который охватывает области безопасности, экономики, культуры, образования и науки.

Также стоит отметить, что международная репутация ШОС поднимается. В 2004 году начал действовать механизм стран-наблюдателей. С этого времени подобный статус был предоставлен Монголии, Ирану, Пакистану и Индии. Шри-Ланка и Беларусь стали партнерами по диалогу. И совсем недавно, в 2012 г. на июньском 12-ом саммите Шанхайской организации сотрудничества Афганистану был предоставлен статус страны-наблюдателя, а Турция получила статус партнера по диалогу. Такая заинтересованность в этой структуре прямо говорит о том, что ШОС — растущий, возможно не «властелин», но «магнит» региона. Включение других стран может нарушить «шанхайский дух» преемственности. Увеличение числа участников может пошатнуть равновесие, привнести ещё одну цепь конфликтов, с которой организация может не справиться.

Читайте также

Цитировать

Голованова, И.А. Анализ статьи В.Я. Воробьева «ШОС как растущий властелин «хартлэнда» / И.А. Голованова. — Текст : электронный // NovaInfo, 2013. — № 14. — URL: https://novainfo.ru/article/1693 (дата обращения: 27.06.2022).

Поделиться