Гражданское, уголовное право и судебный процесс по Русской Правде

№121-1,

исторические науки и археология

В данной статье анализируется содержание Русской Правды как нормативно-правового акта, отражающего характерные особенности и специфику гражданского, уголовного права и судебного процесса и гражданского общества на Руси в Средние века.

Похожие материалы

Одним из основных нормативно-правовых документов древнерусского законодательства является Русская Правда — первый писаный свод законов, который был принят в период правления князя Ярослава Мудрого. По мнению многих историков именно с этого документа начинается развитие отечественного законодательства. Русская Правда сохранила свое значение на много десятков лет. Так, например, этот документ послужил одним из источников судных грамот: Псковской, Новгородской и Судебников 1497 г. и 1550 г. [7].

Во времена Древней Руси суд был частью администрации, то есть можно сказать, что в чьих руках власть, в тех руках был и суд. Высшим судьей был князь, что можно подтвердить статьями из Русской Правды. Например, в ст. 40 говорится о том, что вора, который орудовал ночью, вели в княжеский двор, если не убили до рассвета. На основе этой статьи как раз можно понимать, что в роли судьи в этот период выступал князь. Он также занимался судом местных бояр и разрешал жалобы на местных судей. Местными судьями выступали посадники и волостели. Из-за процесса развития государства обострилась такая проблема как, рост числа преступлений, особенно имущественных, это привело к тому, что появилось множество вспомогательных судебных должностей [2]. Русская Правда говорит о представителях судебной власти: мечнике, детском вирнике, который собирал виры и продажи с населения, метельнике, который в свою очередь, собирал судебные пошлины, ябедники и другие [1, 3]. Так же помимо суда посадников существовал суд бояр, сила которого распространялась на феодально-зависимое население. Так же в Русской Правде упоминается и существование церковного суда, который решал дела связанные с самовольным расторжение брака, изнасилованием, похищение женщин, церковный воровством и так далее. Церковь имела свои собственные уставы и экстерриториальность.

Из-за того что в Русской Правде не разделось уголовное и гражданское право, судопроизводство тоже не разделялось на виды процессов. Сам же судебный процесс по Русской Правде носил состязательный характер, он проходил при активном участии сторон в форме спора, то есть, обе стороны назывались истцами, чаще всего они пользовались почти одинаковыми судебными правами. Во время судебного процесса стороны обычно окружались родственниками и соседями, которые являлись пособниками. Процесс осуществлялся средствами, которые требовали личного присутствия сторон, то есть могло быть испытание железом, водой, принесение клятвы, то есть присяги, выступление в судебном поединке. [4, 5, 6]

В Русской Правде недостаточно показаний о том, как начиналось судебное преследование. Если обвиняемый не явился на суд, то он мог быть подвергнут аресту. В Русской Правде большое внимание отделяется той части, которая упоминает определению порядка отыскания пропавших вещей и холопов, именно в ней имеется ряд статей, посвященных своду, досудебной формой установления отношений между будущим истцом и ответчиком. К своду прибегали при похищении вещи или холопа, пострадавший должен был объявить о пропаже на базарной площади, если по истечении трех дней после этого вещь находилась, то ответчиком признавался тот, у кого она была найдена [9]. Свод как форма следственных мероприятий мог продолжаться до тех пор, пока не находилась пропажа. Но если оказывалось, что похитителя нужно искать вне города, то собственник производить свод только до третьего лица.
В период судебного разбирательства стороны должны доказывать свою правоту, при помощи судебных доказательств, ими же могли выступать собственное признание или наличие свидетелей. Первые нормы, которые регулировали вопросы причинения вреда и мер ответственности, находились в Русской Правде. Ведь именно там можно найти своего рода упоминание о компенсации морального вреда, несмотря на то, что самого понятия в тексте Русской Правды нет [3].

Между всеми правонарушениями, которые содержаться в Русской Правде, можно сделать разграничения, а именно поделить их на две группы: уголовные и гражданские. Обоснование этого К.Г. Стефановский приводит такое: гражданское правонарушение влечет за собой простое вознаграждение пострадавшего лица, а уголовные правонарушения влекут за собой уголовную ответственность. Примером гражданского правонарушения могут служить растрата закупом вверенного ему имущества, а примером уголовного могут служить убийства, поджоги. Соответственно, формы ответственности гражданского и уголовного права различаются. Так, например, гражданскому право требует возмещение ущерба, а уголовное — наказания виновных.

Так же стоит отметить о существование двух мер ответственности: виры и головничества. Вира представляла собой штраф, который назначался за убийство сводного человека или так называемый уголовный штраф в пользу князя. Размер этого штрафа определялся законом и зависел, прежде всего, от социального статуса. Головнивничество представляла собой возмещение ущерба семье убитого, а размер не определялся законом, а зависел от соглашения обиженного с обидчиком. Таким образом, как пишет в своей статье Иншакова А.О., Русская Правда рассказывает о двух сторонах преступления: причинение морального вреда, как всему обществу, так и частному лицу [4, 5, 6]. Соответственно, имеет место применение двух форм ответственности, как и в современном праве.

Таким образом, проанализировав статьи Русской Правды в аспекте развития правового института возмещения вреда, можно сделать вывод о том, что он был известен ее составителям, но напоминал в большей степени средство восстановления справедливости, так как возмещение вреда практически всегда сочеталось с выплатой виры или продажи.
В древнерусских правовых источниках отсутствовало деление на уголовно-правовую и гражданско-правовую ответственность, и нормы уголовного и гражданского процесса. Однако наличие различных видов юридической ответственности свидетельствовало о начале движения в сторону дифференцированных мер уголовно-правового и имущественного воздействия на нарушителя имущественных прав собственников.

Список литературы

  1. Бабкова А.Ю., Быстров Д.А. Убийство в Русской Правде и УК РФ: сравнительный анализ // NovaInfo, №120, 2020. URL: https://novainfo.ru/article/18176
  2. Балашова Е.С., Карпова М.А. Насильственные практики в формировании культурной идентичности // Vita memoriae: теория и практики исторических исследований. НГПУ им. Козьмы Минина. 2017. С. 133-136.
  3. Егорова В.Ю., Докукина О.Е. Правовое положение социальных групп в Киевской Руси согласно Пространной редакции Русской Правды // NovaInfo, №121, 2021. URL: https://novainfo.ru/article/18232
  4. Иншакова А.О. Русская Правда как первоисточник гражданско-правового развития // Вестн. Волгогр. гос. ун-та. Сер. 5, Юриспруд. 2015. № 4 (29).10-16
  5. Иншаков О.В, Редькина О.Ю. Междисциплинарный подход в современных исторических, социокультурных и экономических исследованиях: о научной конференции «Тысячелетие Русской Правды — Обретение новых смыслов», г. Волгоград, 21–22 апреля 2016 г. // Вестник ВолГУ. Серия 4, История. Регионоведение. Международные отношения. 2016. Т. 21. № 3.
  6. Иншаков О.В Русская Правда как первый прецедент национальной унификации норм о гражданско-правовой ответственности, г. Волгоград. // Вестник Пермского университета. Выпуск 1(31).2016.
  7. Петров К.В. К вопросу о правовой природе Русской Правды. 2016.67-8.7
  8. Русская Правда. Пространная редакция // Российское законодательство X-XX веков. Т. I. — М., 1984. С. 68.
  9. Свердлов М.Б. От закона Русского к Русской Правде. — М. 1988.