Особенности правовой регламентации рабочего времени и времени отдыха по закону от 2 июня 1897 г. «О продолжительности и распределении рабочего времени в заведениях фабрично-заводской промышленности»

№18-1,

юридические науки

В данной статье рассматриваются вопросы правового регулирования рабочего времени и времени отдыха в дореволюционной России.

Похожие материалы

Первый специальный акт, направленный на регулирование рабочего времени и времени отдыха был закон от 2 июня 1897 года «О продолжительности и распределении рабочего времени в заведениях фабрично-заводской промышленности». Комментируя этот закон, Ленин писал: «Правительство уступает только давлению рабочих восстаний, и стремится всеми силами уменьшить уступки рабочим, стремится выторговать, отжилить часик другой, увеличивая даже тот рабочий день, который предложен фабрикантами, стремится оттяпать в пользу фабрикантов несколько больше праздников, не вводя их в число дней обязательного отдыха. Оно стремиться затянуть введение новых порядков, откладывая главные правила до будущих распоряжений министров».

С этим нельзя согласиться, так как закон 1897 года впервые определил рабочее время и количество рабочих часов в сутки для каждого рабочего как время, в течение которого согласно договору найма рабочий обязан находиться в промышленном заведении и в распоряжении заведующего для исполнения работы. На мой взгляд, такая трактовка рабочего времени осуществила настоящий переворот во всей системе трудовых отношений. Под рабочим временем на протяжении всей истории правового регулирования труда понималось только время, когда рабочий был фактически занят работой по договору найма. Соответственно, чистка станков, уборка рабочего места, время, употребляемое рабочим на спуск или подъем их шахты, - не рассматривалось как рабочее время. Теперь примечание статьи второй закона «О продолжительности и распределении рабочего времени в заведениях фабрично-заводской промышленности» прямо предписывало считать время, затрачиваемое на выполнение таких работ, а также на спуск и подъем их шахт - рабочим временем и это, правильно.

Комментируя рабочее законодательство, В.И.Ленин отмечал слабость определения «рабочего времени», содержащиеся в законе 1897 года. Так как рабочим временем признавалось время, в течение которого рабочий согласно договору найма обязан был находиться на предприятии, Ленин указал, что если в договоре ничего не сказано о рабочем времени, то рабочий становился лицом, выполняющим заказ, то есть подрядчиком. Это указание не являлось подтверждением слабости легального определения рабочего времени. По «Правилам о надзоре за заведениями фабричной промышленности и о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих» договор найма заключался посредством выдачи рабочему расчетной книжки, в которой обязательно оговаривалось рабочее время.

Закон 1897 года предусматривал основы регулирования не только рабочего времени, но и времени отдыха для рабочих. Им было введено ограничение времени рабочего дня на фабриках и заводах 11,5 часами, а в случае работы в ночное время, а также накануне «высокоторжественных» дней и по субботам продолжительность рабочего времени не могла превышать десяти часов. Работы в канун праздника Рождества Христова должны были быть окончены не позднее полудня. Таким образом, сокращенная продолжительность работы накануне праздничных и воскресных дней впервые появилась в отечественном законодательстве до 1917 года. Причем если советское трудовое законодательство предусматривало сокращение работы на один час, то фабричное законодательство устанавливало сокращение работы накануне праздничных и воскресных дней на полтора часа (правда, при большей продолжительности рабочего времени). Нормальная продолжительность рабочей шестидневной недели (в России не существовала пятидневная рабочая неделя) была определена в 67,5 часов.

Сокращенная продолжительность рабочего времени устанавливалась для малолетних в возрасте от 12 до 15лет – не более 8 часов в сутки; для рабочих, занятых на «особо вредных для здоровья работах» - по согласованию с губернским или областным присутствием - не более 10 часов в сутки; для рабочих, трудящихся также не более 10 часов.

Ночным временем считалось: при работе одной смены – время между девятью часами вечера и пятью часами утра, а при работе двумя и более сменами – время между десятью часами вечера и четырьмя часами утра (ст.195 Устава о промышленном труде). Отступление от правил допускалось по отношению к рабочим, которые были заняты непрерывными работами, то есть работами, которые не могли быть прерваны без порчи приборов. Такие отступления допускались только с соблюдением следующих правил:

  • общее число рабочих часов в течение двух последовательных суток не должно было превышать на каждого рабочего 24 часов; в течение же двух суток, на которые приходится ломка смен, - тридцати;
  • каждый рабочий должен был быть освобожден от работы на 24 часа подряд не менее трех раз в месяц, если число его рабочих часов в сутки не превосходило восьми, и не менее четырех раз в сутки, если упомянутое число больше восьми.

Закон также запрещал работы в воскресенье и устанавливал 14 обязательных праздников. По «взаимному соглашению» рабочие могли работать в воскресный день взамен «будничного». Вместе с тем, сверх установленного этим законом рабочего времени можно было вводить ещё и сверхурочные работы по особому договору. Статья 200 Устава о промышленном труде гласила: «Сверхурочною считается работа, производимая рабочим в промышленном заведении в такое время, когда по правилам внутреннего распорядка ему не полагается никакой работы». Сверхурочные работы допускались при условии заключения договора найма между заведующим промышленным заведением и рабочим. Вместе с тем, свобода договора в данном вопросе ограничивалась тем, что в договор могли быть включены условия только о таких сверхурочных работах, которые оказываются необходимыми условиями производства. Сверхурочные работы были разделены на две категории: обязательные и необязательные. К обязательным относились работы, особо оговоренные в правилах внутреннего распорядка, выполнение которых являлось необходимым по техническим условиям производства. К ним относились такие непредвиденные работы, без предварительного исполнения которых фабрика не могла быть пущена в ход или которые не могли быть произведены в рабочее время без остановки фабрики или какого-либо ее отделения, а также работы, когда без порчи материала или товара нельзя прекратить работу после истечения нормального рабочего времени. Обязательные сверхурочные работы допускались в производствах, приуроченных к определенным кратким периодам времени, если для владельца заведения невозможно или затруднительно увеличить число рабочих; таковы, например, сезонные работы по приготовлению всякого рода фруктовых, ягодных и других консервов. Сверхурочные работы являлись обязательными и в типографиях, которые вынуждены были прибегать к ним для удовлетворения потребности общества в изданиях периодической печати, для которых сверхурочные работы требовались в течение короткого периода, предшествующего выходу в свет еженедельного или ежемесячного номера. От производства обязательных сверхурочных работ рабочие не имели права отказываться. Вознаграждение за эти работы должно было быть определяемо при заключении договора найма.

Всякие другие сверхурочные работы являлись для рабочих необязательными; рабочий имел право согласиться на них или не согласиться и, согласившись, имел право в любое время отказаться. По поводу платы за сверхурочные необязательные работы заведующий должен был каждый раз договариваться с рабочими, которые имели право «спросить любую цену». Заведующий был обязан вести точный учет всех сверхурочных работ, производящимся в его заведении и за невыполнение этих требований наказывался штрафом в размере от 25 до 100 рублей.

Производство сверхурочных необязательных работ было ограничено 120 часами в год для каждого отдельного рабочего. Правительство не ставило перед собой задачу искоренить сверхурочные работы, скорее всего оно преследовало цель совместить государственное регулирование сверхурочных работ с договорной свободой трудового отношения.

В России до 1917 года основными видами отдыха являлись:

  • перерывы в течение дня (смены);
  • ежедневный отдых;
  • праздничные дни.

Понятие выходной день отсутствовало в фабричном законодательстве, но статья 198 Устава о промышленном труде содержала следующую норму: «в расписание праздников, в которые не полагаются работы, входят все воскресные дни». Ежегодных отпусков рабочим пока не полагалось. Перерыв в течение рабочей смены предоставлялся рабочим на основании правил внутреннего распорядка. Приложение № 7 в статье 201 Устава о промышленном труде устанавливало, что «перерыв не менее одного часа должен быть предоставлен рабочим в случае, если продолжительность смены более 10 часов». Продолжительность перерыва варьировалась в зависимости от условий производства и местных условий (традиций, климата). Обычно на фабриках работа начиналась в 5 часов утра и заканчивалась в 7 часов вечера при двухчасовом перерыве на обед и получасовом на завтрак.

Можно согласиться с тем, что законодатель пытался проявить заботу о рабочем, предоставляя ему возможность приема пищи не реже чем через каждые шесть часов. Если продолжительность рабочего времени между двумя свободными перерывами превышала 6 часов, то рабочему предоставлялась возможность приема пищи на рабочем месте. Перерыв в течение рабочей смены (дня) не включался в рабочее время и не подлежал оплате.

Продолжительность ежедневного отдыха определялась правилами внутреннего распорядка. Общая продолжительность нерабочего времени в течение двух последовательных суток должна была быть не менее 24 часов, в течение тех двух суток, на которые приходилась ломка смен, – не менее 18 часов. Все рабочие должны были быть освобождены от работы в праздничные дни как минимум на 24 часа.

Провозглашение законодательством православных праздников нерабочими днями основывалось на статье 44 Основных государственных законов Российской империи, устанавливающей православие господствующей религией.

По соглашению сторон трудового договора и с обязательным уведомлением должностных лиц фабричной инспекции рабочие могли быть привлечены к работе в праздничные и воскресные дни. Такая работа компенсировалась отгулом. Кроме того, рабочие по соглашению с администрацией предприятия могли не выходить на работу в межпраздничные дни с тем, чтобы позднее отработать свой прогул в выходной день.

Фабричное законодательство России устанавливало минимум нерабочих дней – 66. Однако на большинстве фабрик и заводов количество нерабочих дней колебалось от 88 до 95, а на некоторых доходило до 116. Это говорит, на наш взгляд, о том, что фабричное законодательство в Российской империи по вопросу режима отдыха в полном объеме не соблюдалось, и никто за это не нес никакой ответственности.

Кроме того, нельзя не отметить, прежде всего, некоторую ограниченность сферы действия закона 1897 года. Множество предприятий и миллионы лиц наемного труда оставались вне рамок государственного регулирования рабочего времени. Общие законы о рабочем времени распространялись только на крупную промышленность, а не на все районы страны. Для служащих торговых предприятий (приказчиков) действовал специальный закон 1906 года, предусматривавший 12-часовой рабочий день и особые изъятия в части соблюдения воскресного отдыха. Но и те, на кого прямо распространялся Устав о промышленном труде,по существу не имели твердых гарантий от произвола фабрикантов. А главное все законодательство о рабочем времени (так же, как фабричное законодательство в целом) осуществлялось в обстановке полицейского произвола, полного подчинения фабричной инспекции губернаторам, менее всего склонным защищать рабочих от капиталистической эксплуатации. Не было в стране профсоюзов, свободы печати, стачки запрещались и т.д.

Определение рабочего времени, выведенное законодателем сначала в законе 1897 года, а потом и в Уставе о промышленном труде почти без изменений дошло до наших дней. А если принять во внимание тот факт, что современное трудовое законодательство не обладает легальным определением рабочего времени и времени отдыха, можно с уверенностью сказать, что в некоторых аспектах фабричное (трудовое) законодательство может и должно использоваться при реформировании современного законодательства о труде.