Влияние философии на воображение

№18-1,

философские науки

В данной статье рассматривается взаимосвязь воображения и философии. Опираясь на авторитетные источники, автор изучает возможность положительного влияния философии на воображение. Статья посвящена вопросам связанны как с воображением в целом так и творческим воображением. Так же рассматривается плодотворное влияние смеси философии и воображения на реальность.

Похожие материалы

Данная тема на первый взгляд может показаться не актуальной. Действительно к чему нам, в век высоких технологий рассматривать философию, казалось бы, отрывающую нас от реальности? Как может показаться, изучив данный вопрос мы не получим никакого практического результата. Но в действительности именно от развития нашего воображения зависит и окружающая нас реальность. И, следовательно, нас должно волновать, что же именно оказывает на него влияние. Развивая свое воображение, мы улучшаем реальную действительность.

Если разобрать слово «воображение» по составу, то мы получим: Приставка: -во-; корень: - ображ-; суффикс: -ени; окончание: -е. Приставка «во» обозначает нахождение или перемещение внутри , корень «ображ» расшифровывается как образ т.е. облик или представление о чем либо, и наконец суффикс «ени» означает процессуальность или результат действия, описываемого мотивирующим словом. Значит, слово «воображение» можно расшифровать, как нахождение внутри образа, иными совами взгляд на вещь изнутри, который, влечет за собой не только переосмысление данной вещи, но и выведение абсолютно новых, возможно, лишь отдаленно связанных с конкретной с этой вещью положений.

Что же такое философия? Это, прежде всего, любовь к мудрости, стремление к получению знания, желание расширить границы своего разума. Способность, раскрывая сознание, привносить в него все больше и больше новых деталей. Тяга к знанию, чистому и истинному. Так же философия это особое мировоззрение, взгляд на жизнь, некие ориентиры в жизни каждого человека, которым он должен следовать. Заставляя людей мыслить, делая их более восприимчивым к этому миру, философия со временем подталкивает их к созданию новых образов, развивает зачатки воображения. Философию можно назвать катализатором развития человеческого сознания. Пробудившаяся в душе любовь к мудрости, толкает его на поиск чего - то нового, учит его верной постановке вопроса, ответ на который следует искать, как внутри сознания человека, так и за его пределами. Человек развивается как актор мысли, имея знания об этом мире подкрепленные образами и символами, наш мозг, благодаря своему развитию, поднимаясь на новую ступень, способен синтезировать знакомые нам образы, или напротив разделять их, что, безусловно, ведет к рождению чего – то совершенно нового. Рассмотрим это на примере образа кентавра, как нам известно, это мифический персонаж, тело которого на половину лошадиное, а на половину человеческое. Естественно, кентавр это «продукт» воображения, причем очень развитого, способного к синтезу, вещей даже логически не совместимых. Вероятно, этот образ возник при виде всадника на лошади, из далека, они могли напоминать единое целое, и тело человека словно вырастало из тела лошади, естественно подобный вид мог ввести заблуждение, что и послужило появлением образа кентавра. [1]

Конечно, воображение присуще всем людям, все зависит лишь от степени его развития. Можно обвинить воображение в том, что оно вырабатывает образы, не имеющие под собой никакой логической и смысловой основы, выходит это абсолютно бессмысленный мыслительный процесс, который лишь затрачивает энергию. Здесь и приходит на помощь философия, уча человека думать рационально, видеть вокруг пользу и истину, она отсекает ненужные образы, которые не имеют практической пользы, или вовсе бывают, вредны для людей.

Термин воображение имеет несколько определений. Воображение как

способность сознания создавать образы, представления, идеи и манипулировать ими, или же способность представления (образования, удержания и произвольного воспроизведения) образа предмета в отсутствие самого предмета, существующего либо реально, либо только в представлении. По Канту воображение занимает промежуточное положение между чувственностью и рассудком. Джон Дьюи в своей книге – «реконструкция в философии» говорит о том, что воображение породило философию. В своей работе он утверждает, что человеческое сознание не подверженное влиянию философии, предоставлено самому себе. Такое сознание не способно на анализ и размышления, а лишь примитивно следует своим страхам и желаниям. Философия же дисциплинирует ум, делает его критическим, учит объективности. Человек с философским сознанием способен отбросив эмоции и предрассудки беспристрастно оценить любое явление или объект. Философы, так же как и все люди, придаются грезам и мечтам, но при этом, они четко видят разницу между реальностью фантазией.[2]

Может возникнуть довольно закономерный вопрос, а не мешает ли та самая «дисциплина», о которой он говорит развитию воображения? Ведь разум не чем не обремененный более свободен, дисциплина же это всегда рамки и ограничения. Если данное суждение, верно, то с уверенностью можно сказать, что философия это лишь преграда на пути развития воображения. К примеру, ученым физикам будет сложно вообразить себе явление, при котором нарушаются законы физики, потому что в их сознании существует определенная догма, за рамки которой выходить нельзя. Не происходит ли тоже и с философами?

Мы полагаем, что любая наука догматична, от части, это действительно так, но не стоит забывать о том, что ученые это люди ищущие и всегда сомневающиеся. Их разум способен критически оценивать что либо, искать всему логичное объяснение. Если бы наука была столь ограниченна, всегда следовала догмам, то в ней бы никогда не появилось «доказательство от противного». Ученые это люди с широким сознанием, они всегда больше сомневаются, чем люди не образованные, которые принимают положение бездоказательно, на веру. Человек же с критическим мышлением готов поставить под сомнение даже догму. Что бы дать ответ на тот же вопрос касательно философии нужно, в начале, определиться каким образом мы соотносим между собой науку и философию. Если мы считаем, что философия это наука, или же, что всякая наука и есть философия, то мы скажем, что философ, имея острый ум, дисциплинируя свое сознание, вовсе не ограничивает его, а лишь упорядочивает, расставляет все на свои места, тем самым избавляя человека от возможных ошибок. Если рассмотреть философские учения, которые развивались с древности до настоящего момента, не трудно заметить, что разум подвластный философии почти никогда ничего не отбрасывает, а рассматривает все возможности, от самых очевидных до невероятных. Если же мы воспринимаем философию, лишь как определенное мировоззрение стоит сказать, что в таком случае она является неким проводником на пути к истине и помогает двигаться вперед, открывая все новые горизонты внутри своего сознания. Воображение при этом подвергается постоянной тренировке, за которой следует развитие. Если человек с низким уровнем развития воображения обычно представляет предмет максимально приближенный к реальности, то философ привнесет в этот реальный образ, свои, близкие, лишь ему символы и детали.

Воображение вообще и творческое воображение в частности – это особая виртуальная реальность, в которой множество гносеологических реалий получает единое пространство для осуществления своих созидательных потенций. Человеческий разум выступает в данном случае воспроизводителем, созидателем. И правда, благодаря воображению мы способны на все, стоит лишь представить, научится создавать. Все образы, не существующие в реальности, мифические персонажи, безусловно, являются одними из интереснейших продуктов нашего воображения. А как говорил А.Ф. Лосев: «все на свете есть миф», следовательно, всё на свете есть виртуальная реальность творческого воображения. Если бы воображение не было способно к созиданию, а философия не являлась неким фильтром, я уверенна, сейчас бы мы оставались на уровне развития пещерных людей, ведь прогресс и эволюция это всегда нечто новое, полученное в результате сложных процессов, без него у нас бы не было движения вперед. [3]

В заключение хотелось бы сказать, что проблема современных людей состоит в том, что у них закончились идеи, мир кажется им настолько старым, что они полагают, что возможность найти в нем хоть что – то новое, просто отсутствует. Все, что люди могли сказать, они уже сказали, ни что больше не кажется им новым и оригинальным, их воображение не развито, и не способно быть продуктивным. Но ситуацию может изменить философия, именно она, от начала времен сотрудничает с воображением, и все что имеет человек сегодня, это плод их сотрудничества. Причина стагнации в воображении, прекрасно была выражена философом экзистенциалистом, Альбером Камю: « Древние философы размышляли гораздо больше, чем читали. Книгопечатание все изменило. Теперь читают больше, чем размышляют. Вместо философии у нас одни комментарии. Именно это имеет в виду Жильсон, когда говорит, что на смену эпохе философов, занимавшихся философией, пришли профессора философии, занимающиеся философами. Дошло до того, что сегодня философский трактат, не ссылающийся ни на какие авторитеты, не подкрепленный цитатами и комментариями, никто не принял бы всерьез». [4]

Мы учимся воспринимать, но сами не способны породить идею, именно эту проблему и должна решить философия. Вернув человеку способность к воображению, она позволит человечеству вновь сделать огромнейший шаг вперед в своем развитии. Совершенствуя свое воображение, мы научимся обращаться с реальностью. Влияние воображения на реальность не измеримо, как и взаимосвязь воображения и философии. Когда мы придем к осознанию данного факта, мы сможем изменить свою жизнь в лучшую сторону.

Список литературы

  1. Воображение в свете философских рефлексий. Кантовская способность воображения, Ред.: С. Катречко, Изд.: Полиграф-Информ, 2008, 472 с; ID 7872899
  2. Джон Дьюи, Реконструкция в философии, М.: Республика, 2003. 494 с; ID 2198044
  3. Воображение в свете философских рефлексий. Кантовская способность воображения, Ред.: С. Катречко, Изд.: Полиграф-Информ, 2008, 472 с; ID 7872899
  4. Альбер Камю, Записные книжки, Изд.: ВАГРИУС, 2000, ISBN 5-264-00374-2