Психологическая характеристика осужденных за преступления экстремистской направленности: теоретический аспект

NovaInfo 132, с.174-178, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Психологические науки
Просмотров за месяц: 29
CC BY-NC, УДК 378.6:343.83

Аннотация

В статье рассматриваются психологические характеристики экстремизма, причины его возникновения с точки зрения психологии, раскрывается важность изучения данной проблемы. Дается анализ научных источников по изучению психологических характеристик осужденных за преступления экстремисткой направленности. Приводится обобщенная характеристика личности осужденного за преступления экстремистской направленности, находящегося в местах лишения свободы. Раскрываются особенности профилактики экстремизма, возможности коррекционного воздействия на осужденного данной направленности.

Ключевые слова

ОСУЖДЕННЫЙ, ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА, ЭКСТРЕМИЗМ, УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА, ПРЕСТУПЛЕНИЕ ЭКСТРЕМИСТСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ

Текст научной работы

Реформирование уголовно-исполнительной системы Российской Федерации (далее — УИС) сопряжено с решением широкого круга задач по укреплению принципов законности и правопорядка. Одним из главных условий реализации качественных преобразований является стабильная обстановка в среде осужденных, разработка комплекса мер, направленных на своевременное выявление в учреждениях УИС лиц, являющихся носителями экстремистских убеждений, усиление мер, направленных на недопущение распространения экстремизма в учреждениях уголовно-исполнительной системы.

Проблема противодействия распространению идей экстремизма, исходящих от лиц, осужденных за преступления экстремистской и террористической направленности, в настоящее время имеет первостепенное значение. В исправительных учреждениях наблюдается постоянное увеличение лиц этой категории с одновременным ростом их негативного влияния на осужденных за общеуголовные преступления.

Первостепенное значение в решении этой проблемы отводится психологической и воспитательной работе с осужденными. Но, как показывает практика, реальное психолого-педагогическое воздействие формальных воспитательных структур в значительной мере уступает мощному латентному влиянию религиозного экстремизма на лиц, осужденных за общеуголовные преступления, до осуждения не связанных с экстремизмом и терроризмом.

Этому вопросу посвящено достаточно много как научно-методических, так и нормативных правовых источников (приказы, протоколы, решения рабочих групп и т.д.), в которых определяется необходимость комплексного подхода, учитывающего всю совокупность уголовно-правовых, уголовно-исполнительных, социально-демографических и личностных характеристик при осуществлении воспитательной работы с категорией лиц, осужденных за религиозный экстремизм.

В научной литературе концептуальное положение о воспитании человека, основанном на изучении его внутреннего мира, в том числе и в процессе его исправления, определено достаточно давно. Исследователями вопроса подчеркивается при этом, что «психология изучает и объясняет внутренний, духовный мир человека, способы регулирующих влияний на него, педагогика же разрабатывает системы и методы целенаправленного обучения, воспитания, образования, развития».

В связи с этим, изучение личности осужденных за преступления экстремисткой направленности и составление психологической характеристики на них, а также разработка мер психокоррекционного воздействия на осужденных данной группы является приоритетным направлением сотрудников психологических служб.

Значимость и актуальность нашего исследования обусловлено так же тем, что в последние два года наблюдается рост преступлений экстремисткой направленности, что приводит к росту числа осужденных за деяния этой категории (в 2020 году зарегистрировано 833 преступления (прирост ‒ 42,4% в сравнении с 2019 годом), в 2021 году зарегистрировано 1057 преступлений (прирост ‒ 26,9% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года). Помимо этого, растет число лиц, совершающих преступления данной категории (в 2020 году выявлено 644 человека (прирост ‒ 49,2% в сравнении с 2019 годом), в 2021 году выявлено 925 человек (прирост ‒ 39,3% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года).

Поскольку в последние годы международные террористические организации уделяют особое внимание вербовке в свои ряды лиц, находящихся в местах лишения свободы, а в закрытом от внешнего мира пространстве человек особенно подвержен влиянию радикальных идеологий ‒ необходимо владеть информацией о психологических характеристиках данных лиц и свое6временно устанавливать контроль за ними [9, с. 178-182].

Исходя из этого, возрастает роль психологического сопровождения осужденных, психокоррекционной работы с ними во взаимосвязи с проводимым в рамках соответствующего учреждения комплексом воспитательных и профилактических мер, касающихся, в том числе профилактики пенитенциарной преступности.

Экстремизм — явление очень сложное и многоплановое, берущее свои истоки из вечно существовавшего и существующего национального и религиозного вопросов. В нашу жизнь экстремизм вторгся на изломе крутых перемен в политической, экономической, социальной жизни общества. С началом бурных и противоречивых изменений, захлестнувших общественную и политическую жизнь России в последние десятилетия, экстремизм стал в нашей стране повседневной реальностью, ежедневно напоминающей о себе своими страшными и жестокими проявлениями.

В XXI веке экстремизм, переживающий эволюционный подъем, стал оказывать все большее влияние на многие сферы жизни человеческого сообщества, подрывая стабильность существования населения в настоящем и их уверенность в завтрашнем дне. Поэтому все более актуальной задачей становится необходимость раскрытия сущности экстремизма, разработки понятийно-терминологического ряда, который позволил бы определить исторические, социологические, политические, психологические, информационные, правовые и другие аспекты борьбы с данным опасным явлением.

Необходимо признать, что в российской юридической науке до сих пор нет четкой позиции по поводу определения экстремизма. Отсутствует единый взгляд на его виды и формы, нет четкого разграничения смежных с экстремизмом явлений.

История развития общественных отношений убедительно доказала, что экстремизм проявлялся в разные исторические времена в разных государствах и при любых социальных условиях, даже внешне вроде бы весьма благоприятных. Природа экстремизма зиждется либо на стремлении уничтожить существующую систему государственно-правовых и общественных отношений, либо на стремлении их сохранить в неизменном виде. Идеологическое обоснование экстремизм получил в XIX веке. Немецкий радикал Карл Гейнцген провозгласил, что запрет убийства неприменим в политической борьбе и что фактическая ликвидация сотен и тысяч людей может быть оправдана, исходя из «высших интересов человечества». Он был уверен, что с помощью экстремистских акций даже небольшая группа единомышленников сумеет создать хаос в самых сильных государствах.

Если явление «экстремизм» известно с древних времен, то термин «экстремизм», как представляется, многовековой истории не имеет. Мы не находим его толкования ни в Толковом словаре русского языка В. И. Даля, ни в Энциклопедическом словаре Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона, хотя определение близкого к экстремизму термина «терроризм» — в данных словарях приведено. В отечественной политической и научной литературе термин «экстремизм» раскрывается в различных аспектах, но комплексного междисциплинарного подхода к определению этого многогранного явления не существует, что затрудняет понимание его сущности, не дает возможности выработать не только направления совершенствования общественных отношений, но и исследовать тот методологический инструментарий, который способен цивилизованно анализировать данные отношения. Как следствие, возникают затруднения с выработкой научно обоснованных рекомендаций по вскрытию причин и факторов, детерминирующих экстремизм, что, в конечном счете, снижает эффективность противодействия экстремистской деятельности.

В настоящее время существую различные мнения ученых о понятии и сущности экстремизма, его проявлениях, видах и формах. Например, экстремизм связывают с фундаментализмом и радикализмом.

Другие авторы рассматривают экстремизм как своеобразный способ разрешения социальных противоречий, сложившихся в тех или иных сферах общественной жизни, или как совокупность крайних форм политической борьбы. Приведенные выше определения раскрывают сущность экстремизма исключительно как политического феномена, но не раскрывают правовой природы данного явления. В то же время, учитывая, что в рассмотренных определениях заложена конфликтогенность данного явления, его определение должно содержать характеристики противоправного характера экстремистских деяний.

Первым примером международного закрепления дефиниции «экстремизм» стала Шанхайская Конвенция «О борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом». от 15 июня 2001 г. В ней как «экстремизм» расценивается как «какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них». В отечественном нормотворчестве законодательное определение «экстремизм» проходило неоднозначно.

На данный момент экстремизм сам по себе является малоизученным явлением, не говоря уже о психологическом знании этой проблемы. Только в последние годы начинают появляться материалы о деятельности психологов в решении данной проблемы. Нет единой концепции выявления и распознания экстремиста. В современной литературе постулируется необходимость изучения личности осужденных за преступления экстремистской направленности и составление их психологической характеристики.

В современных условиях происходит увеличение количества осужденных за преступление экстремистской и террористической направленности. В связи с этим можно говорить о том, что меняется и портрет осужденного за преступления экстремистской направленности. Возникает необходимость дополнительного изучения данного вопроса.

Современная пенитенциарная практика свидетельствует об использовании этнического и религиозного факторов в вербовке адептов среди осужденных со стороны лиц, отбывающих наказание за преступления экстремистской и террористической направленности.

Кроме того, из доклада В. М. Позднякова на IV Международном пенитенциарном форуме, можно сделать вывод о том, что данная категория лиц пытается утвердиться в сообществе осужденных за счет групповой сплоченности и отстаивания в поведении специфичных суб- и контркультурных взглядов, этнических и религиозных ценностей, ритуалов, обычаев и обрядов.

При этом сложность исправительной работы с иностранным спецконтингентом также обусловлена тем, что они при не выполнении требований администрации, объясняют это непониманием (плохое владение русским языком) или особенностями своей этнической и религиозной ментальности [5, с. 121-127].

Группа ученых П. Н. Казберов и Б. Г. Бовин изучили 700 осужденных за преступления экстремисткой и террористической направленности и составили их социально-демографический портрет. Эти лица совершали тяжкие и особо тяжкие преступления, как правило, в составе группы и по предварительному сговору. Совершенные ими преступления осуществлялись в основном по политико-националистическим мотивам с использованием огнестрельного оружия и взрывчатых веществ. Преступления совершались в трезвом состоянии и без употребления наркотических веществ. Наиболее распространенный возраст преступников относится к диапазону от 19 до 35 лет, половина из них никогда не имели своей собственной семьи и детей. Большинство имеют образование в 9-10 классов, значительное большинство этих лиц до осуждения не имели специальности и нигде не трудились [1, с. 14-18].

И. В. Сарычева занималась изучением личности преступника. Автор выделила основные психологические особенности преступников-экстремистов:

  1. Яркая приверженность какой-либо идеологии, вплоть до фанатизма и преувеличения позитивного образа и важности группы, к которой принадлежат — предполагает наличие нарциссического радикала в структуре личности;
  2. Экстремальность деятельности и ее группоцентрический характер — предполагают преобладание групповой идентичности над самоидентичностью и слабую выраженность последней;
  3. Ориентация на насилие и устрашение — предполагает наличие выраженного параноидного радикала в структуре личности [7, с. 131-152].

По итогам проведенного исследования группа авторов А. В. Новиков, Л. А. Нилова, С. В. Кулакова выделили следующие характеристики членов экстремистских организаций: повышенная импульсивность, эгоизм и максимализм, озлобленность, неуравновешенность. Так же авторы проводили исследования, направленные на изучение личностных особенностей, побуждающих подростков совершать противоправные поступки в составе экстремистских молодежных организаций. Исследования показали, что такими негативными личностными особенностями являются повышенная тревожность и конфликтность, которые являются основой проявления агрессивности в поведении [2, с. 178-182].

Выявление осужденных, имеющих не просто радикальные взгляды, но и потребность в их распространения, является немаловажным профилактическим этапом в работе сотрудника УИС. Противодействие идеологии экстремизма в местах лишения свободы должно носить комплексный характер [2, с. 107–117].

Для этого необходимо:

  1. Усиление диагностической работы по выявлению признаков экстремизма личности осужденного, предрасположенности к его принятию, а также идейной убежденности, потребности в ее распространении;
  2. Оптимизация жизненной среды осужденных, содействующая удовлетворению потребности в самореализации и самовыражении социально приемлемыми формами, получения реального опыта решения личностных проблем;
  3. Пропаганда идей толерантности к проявлению индивидуальности другими людьми, веротерпимости, способствующая выходу осужденных из деструктивных культов, организаций, субкультур;
  4. Развитие у осужденных навыков социального взаимодействия и толерантного поведения, рефлексии, саморегуляции, профилактика ненормативной агрессии [2, с. 107–117].

Д. В. Пестриков пишет о том, что индивидуальная психокоррекционная работа с осужденными за экстремистские действия направлена на выявление глубинных мотивов совершения преступления, детальное изучение образа «Я» и ценностно-смысловых ориентиров личности [4, с. 74-82]. Необходимо сформировать осознание вины в совершенном преступлении и установку на правопослушный образ жизни, развитие социальных умений правопослушного поведения. Последующая работа направлена на коррекцию их ценностей, убеждений и жизненных целей.

Н. Г. Соболев изучал возможность психологической коррекции осужденных за преступления экстремисткой направленности [8, с. 74-82].

Автор отмечает, что для коррекции осужденных данной категории решение следующих задач:

  1. Своевременная диагностика личностных особенностей осужденных, выявление признаков радикальных религиозных представлений;
  2. Коррекция мотивационной, когнитивной и эмоционально-волевой сферы личности: коррекция аффективных деструктивных переживаний, преодоления стрессовых состояний и фрустрации, обеспечение условий для его самопознания, самовыражения, саморазвития и самореализации;
  3. Диагностика и коррекция иррациональных когнитивных установок, убеждений, кризисов идентичности;
  4. Осуществление психологической поддержки осужденных, причастных к экстремистской и террористической деятельности, подготовка к положительной жизненной самореализации.

Ученый выделяет этапы реализации программы коррекции.

1 Этап. Установление раппорта с осужденным (ориентация на конструктивное взаимодействие, определение способов взаимодействия и плана работы совместно с осужденным).

2 Этап. Психодиагностическое обследование с целью выявления личностных особенностей и склонностей в поведении.

3 Этап. Психокоррекционная работа, направленная на коррекцию аффективных деструктивных переживаний, оптимизацию чувства идентичности и аутентичности, минимизация проявлений враждебности к окружающим, проработка иррациональных установок осужденных.

4 Этап. Завершающий, ориентирующий на социально одобряемое поведение в процессе отбывания наказания и после освобождения.

Таким образом, личность осужденного за преступления экстремистской направленности, является достаточно сложной и неоднозначной, коррекция психологических особенностей должна происходить через овладение определенными социально-психологическими знаниями и коррекции поведения личности, развития способности к рефлексии и гибкому реагированию, умения быстро перестраиваться в различных, зачастую неблагоприятных и потенциально опасных условиях.

На данном этапе нашего исследования подобран методический инструментарий, который позволит комплексно изучить психологические характеристики осужденных за преступления экстремистской направленности, а также возможность коррекции в условиях исправительного учреждения при помощи методик: опросник суицидального риска (ОСР) А. Г. Шмелева (модификация Т. Н. Разуваевой), методика А. Н. Орел диагностики склонности к отклоняющемуся поведению (СОП-М); многофакторный личностный опросник «Мини-мульт» в адаптации В. Н. Бехтерева, Ф. Б. Березина и М. П. Мирошникова, 8-ми цветовой тест М. Люшера «LusherHands». В дальнейшем будет проведено эмпирическое исследование, дополнены результаты.

Читайте также

Список литературы

  1. Казберов П.Н., Бовин Б.Г. Общая характеристика лиц, осужденных за преступления экстремистской и террористической направленности. [Электронный ресурс] // Психология и право. 2019(9). № 1. С. 36-53;
  2. Новиков А. В., Нилова Л. А., Кулакова С. В. Психологические особенности осужденных за экстремистскую деятельность как объект пенитенциарного исследования // Психология. Историко-критические обзоры и современные исследования. 2017. Т. 6. № 4А. С. 107–117;
  3. О концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации на период до 2030 года: распоряжение Правительства РФ от 29.04. 2021 г. № 1138-р. // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 2021;
  4. Пестриков, Д. В. Особенности психологического сопровождения осужденных, состоящих на профилактическом учете, распространяющие экстремистскую идеологию Д. В. Пестриков, И. В. Сеник Прикладная юридическая психология. — 2015. — № 2. — С. 74-82;
  5. Поздняков В. М. Психологические проблемы развития этнорелигиозной компетентности сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний: Материалы пленарного заседания // III Международный пенитенциарный форум «Преступление, наказание, исправление» (к 20-летию вступления в силу Уголовноисполнительного кодекса Российской Федерации): сб. тез. выступ. и докл. участников (г. Рязань, 21–23 нояб. 2017 г.): в 8 т. — Рязань: Академия ФСИН России, 2017. ‒ C. 178-182;
  6. Показатели преступности России за 2021 год. [Электронный ресурс] // Генеральная прокуратура Российской Федерации. Портал правовой статистики: [сайт]. Режим доступа: http://crimestat.ru/offenses_chart. (дата обращения 25.09.2021);
  7. Сарычева И.В. Личность преступника как элемент криминалистической характеристики преступлений экстремистской направленности // Общество и право. 2014. № 3 (49). С. 220-224;
  8. Соболев Н.Г. К вопросу о психологической коррекции лиц, осужденных за преступления террористической направленности: материалы IV Международного пенитенциарного форума «Преступление, наказание, исправление» (к 140-летию уголовно-исполнительной системы России и 85-летию Академии ФСИН России): сб. тез. выступлений и докладов участников (г. Рязань, 20–22 нояб. 2019 г.): Т. 8. — Рязань: Академия ФСИН России, 2019.С. 232-236;
  9. Экстремизм: стратегия противодействия и прокурорский надзор: монография. М., 2016. 428с.

Цитировать

Кульниязова, Э.Г. Психологическая характеристика осужденных за преступления экстремистской направленности: теоретический аспект / Э.Г. Кульниязова. — Текст : электронный // NovaInfo, 2022. — № 132. — С. 174-178. — URL: https://novainfo.ru/article/19209 (дата обращения: 30.06.2022).

Поделиться