О проблеме регулирования социально-трудовых отношений в исторической парадигме и на современном этапе развития трудового права в Российской Федерации

№19-1,

Юридические науки

В статье рассматривается процесс формирования источников правового регулирования профессиональных союзов в качестве субъектов коллективного права. Обозначается потребность в актуализации правового статуса профсоюзов на современном этапе развития трудового права в Российской Федерации. Для научных работников, юристов-практиков, аспирантов и студентов юридических вузов, членов профсоюзов и профсоюзных органов - для всех, кто стремится получить знания о проблемах современной правовой науки и правоприменительной практике.

Похожие материалы

Совсем недавно российские ученые цивилисты отметили значимую дату – 12 декабря 2013 года Конституции Российской Федерации исполнилось 20 лет. В своей статье «20 лет: путь к осознанию права» Председатель Правительства Дмитрий Медведев отметил: «С 1993 г. экономическая, социальная, общественно-политическая система России строится на базе нового Основного закона. На протяжении всех этих лет много говорилось о значении Конституции, о ее огромном регулятивном потенциале, который еще предстоит раскрыть по мере развития страны, о Конституции как правовой основе рыночной экономики и частной собственности. Безусловно, все это верно. Но, как представляется, не менее важно то, что принятая на всенародном голосовании новая Конституция впервые в тысячелетней истории провозгласила Россию правовым государством. Впервые верховенство права, законность стали идеологическими началами долгосрочного развития, принципами, определяющими построение всей системы общественных отношений. Впервые не политическая целесообразность, не высшая воля, не произвольная неограниченная власть государства, а закон был объявлен базовым принципом жизни и развития страны… Процесс трансляции нормативных положений Конституции в федеральные законы, подзаконные акты, в решения судов всех уровней не может искажать смысл Основного закона. Такой процесс должен быть последовательным и продуманным. Именно поэтому написание закона во всех странах, политическая система которых строится на основе принципа верховенства права, становится отдельной профессией, особой специализацией юристов. Общемировая тенденция также заключается в повышении роли юристов в общественной жизни, увеличении доли людей с юридическим образованием и юридическим опытом в органах исполнительной и, что очень важно, законодательной власти. Рычагом управления экономикой и социальной сферой уже давно стал закон, правовой акт».

В тоже время российские профсоюзы развернули широкую кампанию, вызванную принятием в Государственной Думе в первом чтении законопроекта «О специальной оценке условий труда», который поставил перед рабочим классом ряд тяжелых вопросов из серии «как жить дальше?». Еще во время обсуждения законопроекта в октябре на пленарном заседании ряд депутатов, в частности, от фракции КПРФ, высказали опасения, что документ может заметно ухудшить положение рабочих, поставить под угрозу выход на досрочную пенсию, привести к злоупотреблениям со стороны работодателей. А в ноябре Ассоциация профсоюзов Ханты-Мансийского автономного округа – Югры призвала работников к коллективным действиям в связи с уверенностью профсоюзных лидеров в том, что в текущей редакции закон принимать нельзя. Но… И забастовки не случилось и закон во втором чтении уже не переделать – максимум немного подредактировать…

Проблему регулирования социально-трудовых отношений и роль профсоюзов в жизни современного, давно уже как постсоветского общества можно охарактеризовать одной фразой о караване, который неумолимо идет. С принятием в 2001 году Трудового Кодекса, закрепившего во втором разделе принципы функционирования социального партнерства в современных рыночных условиях, правовое оформление этого самого социального партнерства на качественный уровень так и не вышло. Возможно причина в том, что правовой статус профсоюзных организаций аморфен, не детализирован и слабо интегрирован в правовую систему. Корень проблемы также может быть скрыт в том, что при процессе строительства рыночной системы перевес права и силы как правило на стороне самих строителей.

История противоречий между производительными силами и владельцами средств производства, в нашей стране насчитывает немало трагических страниц торжества бесправия над правом. К сожалению, советская история российских профсоюзов, отпраздновавших в 2005 году 100-летие своей декриминализации, не может лечь в основу решения вопроса разрешения данных противоречий в рыночных условиях, т.к. еще Владимир Ленин обозначил направление строительства социалистической модели «другим путем». В то же время мировой опыт профсоюзного движения, этого «племени младого незнакомого» в мировой цивилистике, насчитывает пусть и небольшую по сравнению с религиозными или банковскими институтами, но пеструю и ярко иллюстрированную историю развития прав союзов наемных работников.

В целях критического осмысления правовых норм регулирования социально-трудовых взаимотношений проведем дискурс в историю вопроса. История профсоюзов начинается с такого этапа развития человеческой цивилизации, как индустриализация. По мере формирования капиталистического постфеодального общества появляются новые основные социально-экономические классы – предприниматели (капиталисты) и наемные работники, порождающие новые классы правоотношений и правовых конструкций.

Взаимоотношения работников и работодателей, в силу прямой противоположности их целеполагания, приводят к конфликту, что отмечали еще Маркс с Энгельсом в своем монументальном труде «Капитал». Дело в том, что с «утренней зари» капитализма и по сей день одним из главных методов повышения дохода предпринимателей было повышение прибыли, которое находило свое выражение в ужесточении требований к работникам в форме удлинения рабочего дня, сокращения норм оплаты труда, штрафах, тотальной экономии на охране труда, немотивированных увольнениях. Обострение взаимоотношений наемных работников и работодателей, как правило, приводили к стихийным выступлениям – рабочие покидали предприятие и отказывались снова приступать к работе, пока их требования не были удовлетворены хотя бы частично.

Первые ассоциации рабочих, появившиеся в Англии в годы промышленной революции, как ответ на «фатальное самодурство» промышленников имели строго локальный характер и объединяли только высококвалифицированных рабочих наиболее передовых отраслей. Одним из самых первых английских тред-юнионов считается созданный в 1792 союз прядильщиков Ланкашира, вскоре объявленный вне закона.

И предприниматели, и защищающее их интересы государство сразу же проявили нетерпимость к союзам наемных работников. Для борьбы с ними вводились специальные запрещающие законы, вводящие уголовную ответственность за членство в «заговорщицких организациях». В 1799–1800 в Англии принимаются законодательные акты, объявляющие рабочие собрания незаконными и накладывающие запрет на проведение демонстраций. Однако запретительные меры не смогли усмирить рабочих, а лишь стимулировали их к дальнейшему объединению в борьбе за свои права. Поэтому уже в 1824 антирабочее законодательство в Англии отменили, произошла фактическая легализация профсоюзов (тред-юнионов).

Тред-юнионизм быстро стал массовым движением. Многочисленные местные профсоюзные организации стали налаживать связи друг с другом, чтобы обмениваться опытом и организовывать совместные действия. В 1834 по инициативе Роберта Оуэна был образован Великий национальный союз тред-юнионов (Grand National Consolidated Trade Union), но эта организация, в силу разнообразия правовых подходов к ее деятельности, оказалась неустойчивой. Однако в 1868 движение к консолидации английских профсоюзов завершилось формированием Конгресса тред-юнионов (Trades Union Congress), который с тех пор и до наших дней является центральным координирующим органом профсоюзного движения Великобритании.

Становление и развитие профсоюзного движения в других странах происходило в целом по английскому образцу, но с запаздыванием и разными темпами. Например, в США первый общенациональный рабочий союз, Рыцари Труда (Knights of Labor), возник в 1869, но к концу 19 века пришел в упадок, и крупнейшей национальной рабочей организацией стала основанная в 1881 Американская Федерация Труда, АФТ (American Federation of Labor, AFL). В 1955 она слилась с Конгрессом производственных профсоюзов (Congress of Industrial Organization, CIO). Сопротивление предпринимателей профсоюзам в Соединенных Штатах было очень долгим и напряженным. Так, в 1920–1930-е Национальная ассоциация промышленников настояла на введении контрактов «желтой собаки», по условиям которых рабочие не должны были вступать в профсоюзы. Чтобы ослабить сплоченность объединенных в профсоюзное движение рабочих, американские предприниматели пошли им на дополнительные уступки – например, допускали к участию в распределении прибылей предприятия. Нетерпимость к профсоюзам сменилась в США их признанием только при «новом курсе» Рузвельта: принятый в 1935 Национальный закон о трудовых отношениях (закон Вагнера) требовал от работодателей обязательного заключения коллективных договоров с профсоюзом, представляющим большинство работников.

Во второй половине XX века революционный период развития профсоюзов окончательно завершился, победила идеология социального партнерства, во многом обусловленная холодной фазой мировой войны, которая, наряду с другими факторами привела к расколу мира на два противостоящих блока. В качестве активного средства борьбы обе стороны конфликта использовали профсоюзы, которые были призваны, с одной стороны (Запад), обеспечить поддержку плана Маршалла, а с другой (СССР) – помешать претворению его в жизнь. Этот процесс привел к тому, что профсоюзное движение окончательно оформилось как международное, отказалось от нарушений социального мира в обмен на признание профсоюзных прав и государственные социальные гарантии. И фактически с этого момента можно говорить о формировании и интеграции правового регулятивного механизма социального партнерства в систему международного гражданского права.

«Умиротворение» отношений между профсоюзами и предпринимателями нашло наиболее яркое выражение в японском профсоюзном движении. Поскольку в Японии для рабочего большое значение имеет принадлежность к фирме, а не род занятий, то и профсоюзы строятся в этой стране не по профессиям, а по фирмам. Это значит, что объединенные в «фирменный» профсоюз рабочие разных специальностей солидарны скорее с менеджерами своей фирмы, чем с коллегами по профессии из других фирм. Сами профсоюзные активисты получают плату от руководства фирмы. Как следствие, на японских предприятиях взаимоотношения между профсоюзами и менеджерами гораздо более дружеские, чем на фирмах европейского типа. Впрочем, наряду с «компанейскими» в Японии есть и отраслевые профсоюзы европейского типа, но малочисленные.

Во второй половине ХХ века, по мере развертывания индустриализации уже в развивающихся странах Азии и Африки, профсоюзное движение начало активно развиваться и на периферии мирового хозяйства. Однако даже в наши дни профсоюзы стран «третьего мира» остаются, как правило, маловлиятельными, хотя порой и многочисленными. Подъем профсоюзов наблюдается в основном в новых индустриальных странах (Южная Корея, Бразилия, Аргентина).

По мере научно-технического развития профсоюзы стремятся влиять не только на зарплату и занятость, как было изначально, но и на условия труда, связанные с эксплуатацией нового оборудования. Так, по инициативе Шведской конфедерации профсоюзов в 1990-е во всем мире стали внедрять основанные на требованиях эргономики стандарты компьютерной техники, которые жестко регламентируют уровень электромагнитного излучения и шума, качество изображения на мониторе.

Как уже было отмечено ранее, истоки развития профсоюзов связаны конфликтом и асимметрией реальных прав отдельных наемных рабочих и предпринимателей. Сформулированные Л.С. Талем особенности трудового договора как соглашения, при котором одно лицо обещает другому приложение своей рабочей силы к его предприятию (хозяйству) в качестве несамостоятельного работника, подчиняющегося хозяйской власти и внутреннему порядку предприятия, составили на долгие годы модель правовой связи: «наемный работник - работодатель». При этом характерным признаком трудового договора ученый считал предоставление рабочей силы промышленному предприятию (хозяйству) на длительный период, подчинение работника внутреннему порядку и хозяйской власти, а также обещание (обязанность) работодателя выплатить вознаграждение (оплата труда). Если рабочий отказывается от предложенных предпринимателем условий, то он рискует быть уволенным и стать безработным. Если же предприниматель отказывается от требований работника, то он может его уволить и нанять нового, почти ничего не потеряв. Чтобы добиться некоторого выравнивания реальных прав, рабочий должен иметь возможность в конфликтной ситуации заручиться поддержкой коллег по работе. Предпринимателю нет необходимости реагировать на отдельные выступления и протесты рабочих. Но когда рабочие объединяются и производству грозит массовый простой с убытками, то работодатель вынужден не только выслушать требования рабочих, но и как-то на них прореагировать. Таким образом, профсоюз способен дать в руки рабочим коллективное право на защиту, которой они фактически лишены, действуя поодиночке. Поэтому одним из главных требований и стратегической задачей профсоюзов является переход от индивидуальных трудовых соглашений к коллективным договорам предпринимателя с профсоюзом, выступающим от имени всех его членов.

Функции профсоюзов обусловлены их стратегической задачей, но за двухсотлетнюю историю несколько раз видоизменились. Классифицируя их, ряд авторов разделяет функции профсоюзов на две большие группы. Так, А.И. Цепин говорит о внутриорганизационных и внешних функциях. При этом под внутриорганизационными понимаются функции, ограниченные рамками профсоюзов, обеспечивающие их существование как общественной организации. К внешним он относит те, с помощью которых профсоюзы содействуют выполнению государством своих задач и функций. По сути, разновидностью этого мнения является разделение функций профсоюзов на функцию школы управления, школы хозяйствования, школы воспитания и функцию защиты прав и законных интересов трудящихся (И.О. Снигирева, Л.С. Явич).

Однако, если говорить о российской действительности, то в действующей системе права, в отличие от советской, профсоюз не является частью государства. По своей организационно-правовой форме профсоюз - общественная организация, основанная на добровольном объединении граждан, связанных общими интересами, а значит, призванная прежде всего содействовать удовлетворению этих интересов. Содействие же профсоюзов выполнению задач и функций государства проводится лишь в той мере, в какой это способствует удовлетворению интересов наемных работников. Это подтверждается также и тем, что с принятием Трудового Кодекса и подзаконных нормативных актов, профсоюзы утратили право содержания правовых и технических инспекций труда за счет средств социального страхования и наложения штрафных санкций на предпринимателя за нарушение законодательства о труде и охране труда, право на разрешение трудовых споров, на приостановление производственной деятельности и закрытие предприятий, нарушающих нормативные требования по охране труда.

Вместе с тем, за профсоюзами сохранено право на участие в управлении социальными фондами, формируемыми за счет страховых взносов, право на участие в контроле за соблюдением законодательства о труде и охране труда, право на создание инспекций труда и инспекций по охране труда, однако эта деятельность профсоюзов имеет теперь в большей степени общественный характер.

В российской практике регулирования социально-трудовых отношений профсоюзы сегодня реализуют две свои основные функции – защитную (взаимоотношения «профсоюз – предприниматели») и представительскую (взаимоотношения «профсоюз – государство»). Экономисты добавляют к этим двум еще и третью функцию, экономическую, понимаемую как заботу о повышении эффективности производства, но, как правило, эта функция является в большей степени декларативной. Она не подкреплена правовыми нормами и не интегрирована в локальную правовую систему конкретного предприятия. К тому же и понимание защитной функции профсоюзов за последние десятилетия несколько изменилось. Если ранее основной задачей профсоюзы считали повышение оплаты и условий труда, то сегодня, после мирового кризиса 2008-2009 гг., их основная практическая задача состоит в том, чтобы не допустить ухудшения условий труда и увеличения уровня безработицы.

Одна из причин многочисленных социальных болезней России заключается в слабости ее профессиональных союзов, обусловленной исторически. Если обратиться к западному опыту, то в США профсоюзы, как правило, выдвигали чисто экономические требования и подчеркнуто дистанцировались от политических партий. В других странах профсоюзное движение конца XIX – начала XX века оказалось более политизированным и революционным. Во Франции, Италии, Испании профсоюзы попали под сильное влияние анархо-синдикалистов, в Германии же, Австрии и Швеции – под влияние социал-демократов. Во Франции право организовывать рабочие союзы было официально признано только в 1930-е. В Германии гитлеровский режим уничтожил профсоюзы, их восстановили лишь после Второй Мировой войны.

Дальше всего пошли английские профсоюзы, которые еще в 1900 создали свою собственную политическую партию – Комитет рабочего представительства, с 1906 – Лейбористская партия (в переводе – партия труда). Профсоюзы прямо финансируют эту партию. Схожая ситуация наблюдается в Швеции, где объединяющая подавляющее большинство наемных работников Шведская конфедерация профсоюзов обеспечивает политическое главенство Шведской социал-демократической партии. В большинстве стран, однако, профсоюзное движение разделено на объединения с различной политической ориентацией. Например, в Германии наряду с ориентированным на сотрудничество с социал-демократами Объединением немецких профсоюзов (9 млн. чел.) действует более малочисленное Объединение христианских профсоюзов (0,3 млн. чел.), близкое к христианским демократам.

В странах Западной Европы профсоюзы, зарекомендовали себя эффективным инструментом защиты труда, защиты прав трудящегося человека. В ходе арабской революции 2011-2012 гг. профсоюзы Египта оказали решающую роль в свержении Мубарака. У нас же, к сожалению, профсоюзы так и не нашли себя в постсоветской экономической и социальной реальности. Профсоюзные организации либо находятся под пятой администрации, выполняя при ней в лучшем случае функции социального департамента – таково печальное положение большинства российских профсоюзов. Либо же профсоюзы находятся в жесткой и непримиримой конфронтации с руководством предприятий – это обычная судьба новых профсоюзов, образовавшихся снизу, вне рамок монополии ФНПР. Примеров подлинного социального партнерства очень мало.

Конечно, никто кроме самих профсоюзных активистов не может поднять авторитет профсоюза. Но таким по-настоящему активным людям нужно помочь. С этой целью еще в 2007 году лидер эсеров Сергей Миронов внес законопроект, который дополняет статью 15 федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» пунктом: «По вопросам своей деятельности руководители профсоюзов, объединений (ассоциаций) профсоюзов, профсоюзных органов пользуются правом на прием в первоочередном порядке работодателями, их объединениями (союзами, ассоциациями), руководителями и другими должностными лицами федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, организаций независимо от форм собственности». Именно с этой целью выдвинута инициатива Президента Владимира Путина, выраженная в его Послании о формировании состава Общественной Палаты на 50% из представителей ассоциаций и союзов.

К сожалению, решение проблем профсоюзов, превращение их в эффективный инструмент социально-экономической регуляции общественных и трудовых отношений, зависит не от заявлений, но от конкретных правовых норм, в которые будут оформлены те или иные функции профсоюзов. При этом при реализации нормотворческого процесса необходимо помнить, что право одной стороны порождает обязанность у другой, и, таким образом, необходима ревизия правового статуса профсоюзных организаций с целью выявления наиболее слабых мест в правовых конструкциях, с выработкой конкретных правовых рекомендаций к соответствующим субъектам нормотворческого процесса.

Конечно, эта задача может быть решена только совместно с профсоюзами, ведь их правовой статус в отличие от иных общественных объединений отличается тем, что профессиональные союзы неподотчетны и неподконтрольны государству. Правовое регулирование их деятельности, как и вопросов отнесенных к области социального партнерства, должно основываться как минимум на равноправном сотрудничестве, а в идеале – на поддержке конкретных предложений, профсоюзами выдвигаемых.

Таким образом, проблема регулирования социально-трудовых отношений в Российской Федерации приводит нас к мысли о том, что, в то время как рычагом управления экономикой и социальной сферой стал закон и правовой акт, жизненно необходимо усиление правовой роли ассоциаций и союзов в сфере труда. А решение этой задачи немыслимо без привлечения в ряды профсоюзов людей с юридическим образованием и конкретным юридическим опытом. Эта работа должна встать в ряд первоочередных и первостепенных, будучи рассмотренной в контексте подготовки проекта закона «Об общественном контроле», призванном закрепить практику «нулевого» чтения всех законопроектов, ключевых государственных решений и стратегических планов с участием профсоюзов и других институтов гражданского общества. Именно такой вектор развития обозначил в своем Послании Федеральному Собранию Президент Российской Федерации, которому российский народ вручил мандат доверия, вкупе с конституционной обязанностью защиты интересов всего государства и гарантии соблюдения правового порядка на территории всей страны.