Присяжный заседатель: допрос или опрос?

NovaInfo 135, с.76-77, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Юридические науки
Язык: Русский
Просмотров за месяц: 6
CC BY-NC

Аннотация

Российский правопорядок, разумеется, не первым сталкивается с необходимостью противодействовать попыткам оказать на присяжных заседателей незаконное воздействие. И в этом выражается всеобщий интерес: общество хочет иметь судебную систему, которой можно доверять; государство озабочено своим имиджем, поскольку правосудие формально отправляется его именем; стороне, защищающейся от уголовного преследования, жизненно необходимо, чтобы дело было разрешено объективным и беспристрастным судом. Поэтому не приходится удивляться, что в государствах, где накопился богатый опыт отправления правосудия судом присяжных, не только признается сама возможность привлечения присяжных заседателей в качестве свидетелей, но и обозначаются нормативные параметры и пределы их допроса.

Ключевые слова

УГОЛОВНО- ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ГАРАНТИИ, ИММУНИТЕТ, ОПРОС, КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ДОПРОС, УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС, СВИДЕТЕЛЬ, СУД, ПРИСЯЖНЫЙ ЗАСЕДАТЕЛЬ, УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС

Текст научной работы

В настоящее время в сфере уголовно-процессуального применения всё больше внимания уделяется такому виду доказательств, как показания свидетеля.

В свою очередь в Российской Федерации закреплено следующее понятие свидетеля — лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний (статья 56 Уголовно-процессуального закона Российской Федерации — далее по тексту УПК РФ).

Также частью 3 статьи 56 УПК РФ предусмотрен закрытый перечень лиц, не подлежащих допросу в качестве свидетелей, к указанным лицам относятся следующие: судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, за исключением случаев, если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого с согласия и в интересах подозреваемого, обвиняемого; адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи, за исключением случаев, если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат с согласия лица, которому он оказывал юридическую помощь; священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий; должностное лицо налогового органа — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с предоставленными сведениями, содержащимися в специальной декларации, представленной в соответствии с Федеральным законом «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», и (или) прилагаемых к ней документах и (или) сведениях; арбитр (третейский судья) — об обстоятельствах, ставших ему известными в ходе арбитража (третейского разбирательства); Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, уполномоченный по правам человека в субъекте Российской Федерации без их согласия — об обстоятельствах, ставших им известными в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей.

Отдельное внимание в указанной статье хотелось бы отметить присяжным заседателях, как стороне уголовного процесса и возможности их допроса в качестве свидетеля в уголовном судопроизводстве.

Пункт 1 части третьей статьи 56 УПК Российской Федерации стал предметом оценки Конституционного Суда Российской Федерации на установление противоречия Конституции Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Р.А. Алиева. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявителем законоположение.

Как указано в жалобе осуждённого, Р.А. Алиев приговором Свердловского областного суда от 5 апреля 2018 года, вынесенным в соответствии с обвинительным вердиктом коллегии присяжных заседателей в его отношении и в отношении другого подсудимого, признан виновным в преступлениях, предусмотренных частями четвертой и пятой статьи 33, пунктами «е», «з» части второй статьи 105 и частью второй статьи 222 УК Российской Федерации. Рассмотрев дело в апелляционном порядке, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 7 февраля 2019 года оставила приговор без изменения.

В ходе судебного разбирательства в Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации защитниками заявлялись ходатайства о приобщении к материалам дела и оглашении объяснений, данных присяжными и подтверждающих факт нарушения тайны совещательной комнаты, а также о допросе присяжных в качестве свидетелей. Однако суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении ходатайств, сославшись на то, что в силу части третьей статьи 56 УПК Российской Федерации присяжные не подлежат допросу в качестве свидетелей, а равно опросу защитниками об обстоятельствах уголовного дела, которые стали известны присяжным в связи с участием в производстве по нему. В результате суд пришел к выводу, что свидетельств незаконного воздействия на присяжных в материалах дела не имеется.

В свою очередь ранее правоприменительная практика исходила из того, что привлекать присяжных в качестве свидетелей абсолютно недопустимо, даже если речь шла о необходимости установления существенных процедурных нарушений, посягающих на независимость и беспристрастность присяжных, и выявление которых не предполагало раскрытия тайны совещательной комнаты.

Как, например, было указано в приговоре Кашинского городского суда Тверской области от 15 ноября 2011 года при рассмотрении уголовного дела по обвинению Журавлёвой Нины Фёдоровны, в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 307 Уголовного Кодекса РФ.

В рамках данного дела судом первой инстанции верно указанно, что принятие доводов подсудимой и её адвоката об отсутствии в действиях Журавлевой состава преступления, предусмотренного частью 1 статьи 307 УК РФ, фактически означало бы, что Журавлева, давшая заведомо ложные показания при рассмотрении дела с участием присяжных, освобождается от уголовной ответственности лишь только потому, что присяжные заседатели не указали, почему они посчитали такие показания ложными. Однако уголовным законом таких исключений не предусмотрено, поэтому такие доводы судом и не были приняты так как они противоречили обстоятельствам, признанным доказанным вердиктом коллегии присяжных заседателе.

Вместе с тем в рамках Постановления Конституционного Суда РФ от 07.07.2020 № 33-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 части третьей статьи 56 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Р.А. Алиева» указано, что норма ст. 56 УПК РФ не препятствует суду апелляционной инстанции по обоснованному ходатайству стороны, оспаривающей приговор, постановленный судом с участием присяжных заседателей, пригласить в судебное заседание присяжных для выяснения обстоятельств предполагаемого нарушения тайны их совещания или иных нарушений уголовно-процессуального закона при обсуждении и вынесении вердикта без придания им при этом процессуального статуса свидетеля; также норма закона предполагает право лиц, участвовавших в деле в качестве присяжных, дать пояснения суду апелляционной инстанции по поводу указанных обстоятельств, не разглашая при этом сведения о суждениях, имевших место во время совещания, о позициях присяжных при голосовании по поставленным перед ними вопросам.

Между тем основной проблемой в реализации разъяснений Конституционного Суда РФ является отсутствие нормативного закрепления порядка опроса присяжного заседателя, как, правило, удалённость места жительства присяжных заседателей от места нахождения суда апелляционной инстанции, возможность использования системы видеоконференц-связи для отбора пояснений, а также вопрос наличия либо отсутствия последствий неявки присяжного заседателя для дачи пояснений в суд апелляционной инстанции, что нередко было камнем преткновения в судах апелляционной инстанции.

Читайте также

Цитировать

Колмогорова, Ю.Е. Присяжный заседатель: допрос или опрос? / Ю.Е. Колмогорова. — Текст : электронный // NovaInfo, 2023. — № 135. — С. 76-77. — URL: https://novainfo.ru/article/19615 (дата обращения: 04.02.2023).

Поделиться