Эстетика И. Канта и эстетические режимы Ж. Рансьера

№20-1,

философские науки

Аннотация: Статья представляет собой рассмотрение эстетических режимов, предложенных современным французским философом Жаком Рансьером, развивающих эстетику И. Канта. Основное значение имеет идея объединения в процессе переживания эстетического опыта и его политическая аналогия.

Похожие материалы

Понимание эстетического как мышления об искусстве возникает только после И. Канта, посвятившего этой теме завершающую «Критику способности суждения». И. Кант пришёл к эстетике ненамеренно, найдя в ней связующее звено между теоретическим и практическим, чистым и эмпирическим, природой и свободой — красоту. И. Канта так или иначе читают и интерпретируют все выдающиеся философы, включая Ф. Шеллинга и Г. Гегеля. Однако сам под И. Кант эстетикой понимает вовсе не вид, а область суждений.

Отличительной чертой кантовской эстетики является дух диалектики, следствием которого является выделение прекрасного и возвышенного.

Прекрасное есть нравящееся, но не заинтересовывающее, которое, кроме того, привлекает абсолютно каждого, и является проявлением теоретического; возвышенное же одновременно и отталкивает, и притягивает, может не иметь формы и принадлежит практическому. Ф. Шеллинг говорит о стадиях познания возвышенного: признание величия объекта, собственного бессилия перед ним и морального превосходства.

В XX веке к переосмыслению положений И. Канта приходит французский философ Ж. Рансьер, утверждая эстетическое одним из трёх режимов эстетического опыта, наряду с поэтическим (репрезентативным) этическим — по аналогии с политическими режимами.

Примечательно, что, говоря о произведении искусства как об органически целом и завершённом (в отличие от творений природы), И. Кант проводит аналогию именно с государством; Ж. Рансьер развивает связь политического и эстетического через опыт объединения, общности, единства.

Эстетический режим у Ж. Рансьера связан с религией, и, восходя к платоновским идеям, трактует произведение искусства как копию эйдоса. Поэтический режим, в соответствии с «Поэтикой» Аристотеля, подразумевает иерархию жанров. В живописи она диктует, например, идейное превосходство батальных сцен над жанровыми, портрета над натюрмортом. В противовес репрезентативному, эстетический режим является как раз режимом равенства, тем самым кантовским связующим звеном, «общим местом». Так как эстетический опыт доступен каждому, достигается путём «свободной игры воображения», носит социальный характер и не зависит от практического и теоретического (морали и разума), он является также опытом свободы, автономности. Интересно, что русская религиозная философия независимо назовёт это идеей соборности.

Кантовская эстетика хоть и связывает науку и мораль, но имеет самостоятельное значение. Если в опыте прекрасного нет необходимости напряжения воспринимающего, то понимание возвышенного достигается мучительно и носит привилегированный характер. Опыт возвышенного есть также проявление уважения: испытание страхом, смирение гордыни и признание объекта превосходящим себя, вместе с тем, не должно унижать, а напротив, возносить по праву переживания этого опыта. Гения по И. Канту определяет способность создания произведения искусства, но процесс создания остаётся неведомым даже для самого творца.

Список литературы

  1. Асмус В. Ф. Иммануил Кант. — М.: Высшая школа, 2005. — 439 с.
  2. Кант И. Сочинения в шести томах. Том 5. — М., 1966, 564 с.
  3. Рансьер Ж. На краю политического. — М.: Праксис, 2006. — 240 с.
  4. Рансьер Ж. Несогласие: Политика и философия. — СПб.: Machina, 2013. — 192 с.
  5. Рансьер Ж. Эстетическое бессознательное. — СПб.: Machina, 2004. — 128 с.