Роль эстетики в науке

№57-2,

Философские науки

В статье рассмотрено место эстетики в научном познании, приводится краткое сравнение эстетики в науке и эстетики в искусстве.

Похожие материалы

Научная деятельность всегда в большей или меньшей степени связана с эстетическим переживанием. При оценке значимости исследования прагматическое значение имеет эстетика. Благодаря ее критериям можно отделить псевдонауку от науки.

Сегодня понятие «эстетика» чаще всего применяют к произведениям искусства, упуская из виду эстетическое содержание научного творчества и прочих сторон человеческой деятельности, не относящихся к искусству. Эстетическое воспитание предполагает приобщение к художественной литературе, живописи, скульптуре, в то время как красота теорий, формул, решений, открытий, молекул остается в тени.

В 1931 году издана книга В.М. Волькенштейна «Опыт современной эстетики», основная идея которой заключалась в универсальном широком представлении о красоте. Предметом эстетического восприятия оказываются и природа, и все виды человеческой деятельности – искусство, наука, техника, спорт (в частности, шахматы), и само поведение человека – этика неразрывно связана с эстетикой [1]. Согласно «Опыту» результаты научного творчества эстетичны в том случае, если они реализуют сведение сложности к простоте.

Необходимо, определить понятия «сложность», «простота», «сведение».

Сложность объекта можно измерить количеством бит, содержащим информацию, достаточную для воспроизведения этого объекта. Таким образом, сложность информации об объекте измеряется минимальной программой, генерирующей и декодирующей эту информацию. Когда объект достигает уровня высшей сложности – минимальная программа совпадает с объектом. [2]

Окружающий мир полон сложных процессов и механизмов. Задача науки заключается в создании их минимальной программы. Эйнштейн писал, что цель теоретической физики состоит в том, чтобы создать систему понятий, основанную на возможно меньшем числе логически независимых гипотез, которая позволила бы установить причинную взаимозависимость всего комплекса физических явлений. [3]

Когда мы определились с понятием «сложности», следует установить, что сведение сложности к простоте – это и есть нахождение минимальной программы, представляющей собой универсальную закономерность для определенного круга явлений. Собственно это нахождение и является главным эстетически значимым моментом в науке. В свою очередь минимизация программы означает устранение излишней информации, характеризующей видимую сложность. [2]

На протяжении истории происходило развитие науки, одни теории дополнялись другими. Иными словами одна минимальная программа сменялась последующей, более минимальной, чем предыдущая. Однако каждая последующая программа обладала большим кругом явлений, чем предшествующая. За счет этого повышалась эстетическая ценность теории. При этом необходимым критерием истинности теории, красоты ее служит раскрытие реальных свойств материального мира, предсказательная сила теории. Открытие планеты Нептун, сделанное Леверье и Адамсом «на кончике пера» на основе теории Ньютона и её последующего развития в небесной механике, свидетельствовало о силе теории и само по себе имело эстетическое значение [4].

Следует отметить, что эстетическая ценность любой теории исчезает в тот момент, когда теория перестает быть исчерпывающий на данный момент. То есть, как только программа перестает быть минимальной.

Приведем примеры. На основе трудов Фарадея Максвелл построил теорию электромагнитных явлений, которую изложил в лаконичных формулах. Таким образом, была проделана работа над дальнейшей минимизацией программы, сделан шаг на пути повышения эстетической значимости. Открывая новые пути познания, нахождение простоты и сложности, кроме своей эстетичности, имеет творческое значение. Уравнения Максвелла дали толчок для дальнейшего развития науки и техники. Так, Герцем были открыты радиоволны, Поповым – основы радиофизики, Эйнштейном – специальная теория относительности. Дарвину в биологии из всей сложности живой природы удалось вывести единый закон эволюции – закон естественного отбора.

В XIX веке химикам были известны многие вещества и около половины имеющихся на сегодняшний день элементов. Однако открытие Д.И. Менделеевым периодического закона свидетельствовало о сведении сложного к простому.

В трудах великих умов науки нередко встречаются мысли, свидетельствующие о значимости эстетического переживания. Например, стимул для занятия наукой Эйнштейн видел в том, чтобы каким-то адекватным способом создать в себе простую и ясную картину мира. Этим занимается и художник, и поэт, и философ, и естествоиспытатель, но каждый по-своему. [5] Наука и эстетика сближаются, а наивысшим эстетическим значением обладает «простая и ясная картина мира». Анализируя теоретические работы своих современников, Эйнштейн видел в их книгах эстетические компоненты: художественность и эстетическое удовлетворение от книг М. Планка, музыкальность мысли в работах Н. Бора. В его словах эстетика связывается с искусством («художественность», «музыкальность»), однако он говорит исключительно о красоте науки. Эйнштейн чувствовал связь между наукой и искусством, а значит и эстетикой, ведь их цели едины и сводятся к тому, чтобы познать и отобразить гармонию окружающего мира. [5]

По мысли одного из исследователей в области теории познания, истина, к которой стремится любой тип познания (в том числе и наука), имеет многомерный характер, и в совокупности все ее грани (в разных типах познания) образуют гармоническое единство [6] Поэтому можно сказать, что в науке «отсвечивает» эстетическое свойство художественной истины, которая заключается в красоте.

В биологии эстетика проявляется очевиднее, чем в других естественных науках. В этой области науки объекты исследования можно наблюдать непосредственно и они сами по себе могут производить эстетическое впечатление. Здесь эстетика в меньшей степени зависит от сведения сложного к простому. Тем не менее, в целом эстетика в биологии характеризуется такими же особенностями, что и в физике или химии.

Научное творчество не может базироваться только на основе чистой логики. Наука нуждается в интуитивном методе тоже. Поэтому наука представляет собой синтез логического и интуитивного. Результатом научного творчества являются новые знания, новая информация. Её создание зиждется на интуитивной минимизации программы, сведении сложного к простому, нахождении точек соприкосновения между разными явлениями. Весь этот процесс связан с эстетическим переживанием, которое является разрешением противоречия между человеком и миром. «Когда в отношениях человека и мира появляется противоречие… когда «Я» не только начинает видеть «не-Я»…, но и допускать равноправие этих «не-Я» в рамках целостности, тогда уже можно говорить о гармонии в постулируемом нами смысле этого слова» [7] Это утверждение вполне приложимо и к научной истине, уточняющей знания о мире, разрешающей некоторые противоречия, допускающее равноправие разных «не-Я».

Научное творчество и художественное творчество в результате имеет единый продукт своей деятельности – новую информацию. В обоих случаях этот процесс интуитивного характера. Но есть существенное различие. В искусстве интуиции отдается главная роль, в то время как наука подчиняет интуицию логике. Минимизация программы, эстетически верная в науке, не может быть применима в искусстве, поскольку предполагает отсечение излишней информации. Тем временем в искусстве часто распространены повторы, роль которых заключается в том, чтобы не устранить неопределенность, а – наоборот – увеличить ее, поскольку искусство представляет собой род «парадоксальной коммуникации», служащей для развития и сохранения общества [8] не меньше, чем наука. Ведь и наука представляет собой коммуникацию, но другого типа – закономерную, логичную. Хотя мы знаем из истории науки, что в ходе научных революций происходит часто нелогичное изменение научной картины мира. Но даже в этом противоречии между искусством и наукой существует диалектическое единство, сохраняющееся со времен их единства в мифологическом знании. [6]

Отличительные черты между двумя этими областями хорошо видны на примере проблемы профессионализма. Самодеятельная наука невозможна, так как требует глубоких знаний и профессионализма, а их отсутствие ведет к появлению псевдонаучных, неэстетичных работ. Однако в искусстве не все художники, создавшие прекрасные полотна, имели школу и знания.

В связи с этим аспектом эстетическое проявляется в искусстве и в том плане, что выдающийся ученый оказывается значим и как личность. А в становлении личности одну из ведущих ролей играет эстетическое начало. [9] Видимо, не случайным было увлечение Эйнштейна игрой на скрипке.

Принципиальное различие между эстетикой научной и эстетикой искусства заключается в необходимости знания при создании красоты научного труда. К примеру, для понимания красоты уравнений Максвелла необходимы знания о явлениях, которые описаны математически. А испытать эстетическое наслаждение от произведения искусства способен почти каждый. Однако не следует утверждать, будто эстетическая оценка в области искусства проста. Чтобы оценить произведение искусства подлинно, по достоинству требуется немалая подготовка, порой не меньшая, чем при эстетической оценке научной работы.

Таким образом, мы можем сделать вывод о большой значимости эстетики в научной деятельности, научном знании, жизни ученых не только в качестве «побочного эффекта», но и в качестве фундаментальных характеристик научной истины.

Список литературы

  1. Волькенштейн М.В. Красота науки // Наука и жизнь, №9, 1988.
  2. Колмогоров А.H. Проблемы передачи информации, т. 1, 1965; т. 5, 1969.
  3. Эйнштейн А. Собрание научных трудов, т. 4. М.: Наука, 1967.
  4. Кузнецов Б.Г. Эйнштейн. М.: Наука, 1979.
  5. Фейнберг E.Л. Взаимосвязь науки и искусства в мировоззрении Эйнштейна. «Вопросы философии», №3, 1979.
  6. Лукманова Р.Х. Гармоническая многомерность истины: Автореф. дисс. … д-ра филос. наук по специальности 09.00.01 Онтология и теория познания. Уфа, 2009. 38 с.
  7. Лукманова Р.Х. Гармония как философская категория // Вестник Башкирского университета. 2012. Т. 17. № 1(1). С. 645-649.
  8. Столетов А.И. Искусство как парадоксальная коммуникация // European Social Science Journal. 2013. № 11-1 (38). С. 255-260.
  9. Лукманова Р.Х., Столетов А.И. Роль эстетического в становлении личности // Вестник Башкирского университета. 2012. Т. 17. № 2. С. 1038-1041.