Субъективная реальность как исходная форма всякого знания

№7-1,

философские науки

Под человеческой субъективной реальностью (далее сокращенно – СР)имеется в виду динамический (лучше сказать, исторический) континуум сознаваемых состояний человека, временно прерываемый глубоким сном или случаями потери сознания. Этот континуум, включающий множество явлений, с трудом поддающихся дискретизации,в значительной степени центрирован нашим Я, взятым в его рефлексивных и арефлексивных, актуальных и диспозициональных измерениях.СР, столь близкая и знакомая каждому, есть единственное удостоверение того, что мы живем. Это – всегда персональная собственность, которой, однако, мы часто владеем неуверенно и фрагментарно. Известно,что «Я» – плохой хозяин в собственном доме, полном тайных закоулкови привидений.

Похожие материалы

Под человеческой субъективной реальностью (далее сокращенно – СР)имеется в виду динамический (лучше сказать, исторический) континуум сознаваемых состояний человека, временно прерываемый глубоким сном или случаями потери сознания. Этот континуум, включающий множество явлений, с трудом поддающихся дискретизации,в значительной степени центрирован нашим Я, взятым в его рефлексивных и арефлексивных, актуальных и диспозициональных измерениях.СР, столь близкая и знакомая каждому, есть единственное удостоверениетого, что мы живем. Это – всегда персональная собственность, которой, однако, мы часто владеем неуверенно и фрагментарно. Известно,что «Я» – плохой хозяин в собственном доме, полном тайных закоулкови привидений.

Вместе с тем то, что именуется СР не менее реально для меняи вас, чем вот этот стол, за которым вы сейчас сидите. И всякое отображение внешнего объекта, всякое мое знание о нем имплицитно содержит отображение моих собственных субъективных состояний, тех явлений СР, в которых мне дано содержание этого внешнего объекта.

Мы постоянно общаемся с другими и таким путем худо или беднопостигаем внутренние, субъективные состояния другого человека. Стремясь понять другого, мы нередко ошибаемся или оказываемся обманутыми. В ряде случаев, когда это жизненно важно, добиваемся любой ценойадекватного знания о чувствах, мыслях, намерениях другого человека.Проблема диагностики подлинности субъективных переживаний инамерений другого человека в условиях нынешнего чрезвычайно быстрого умножения и усложнения коммуникаций является исключительноактуальной.

Каждый из нас загружен множеством знаний о своем «Я» и явленияхсубъективного мира (своего и другого) – представлениями, предположениями, соображениями, концепциями, в том числе почерпнутыми изсобственного опыта, художественной литературы, философии и науки.Многие из нас отчетливо сознают зыбкость, слабость, роковой экзистенциальный дефицит такого рода знаний.

И тем не менее некоторые из имеющихся у нас знаний о собственной СР вполне надежны, могут выступать в роли исходных посылок для болееглубокого познания столь прихотливого объекта. Если бы это было не так,то познание вообще оказалось бы невозможным, ибо всякое знание осуществляется в форме СР (восприятий, представлений, мыслей отдельныхлюдей). Это – исходнаяи конечная форма всякого действительного знания.Исходная – в том смысле, что любое знание первично возникает лишь в качестве содержательно определенных явлений СР отдельных индивидуумов(иного не бывает, если в мире нет Бога и божественных существ). Конечная – в том смысле, что знание, опредмеченное в письменных текстах и другихматериальных носителях, является «мертвым», пребывает в состояниианабиоза, если оно никем не распредмечивается и не приобретает качества СР (разумеется, знание в форме явлений СР объективированы в мозговых нейродинамических кодах и посредством внутренней и внешней речи;кроме того, знание, взятое в процессуальном плане, осуществляется лишьв динамическом контуре опредмечивания-распредмечивания, но это ужедругие аспекты проблемы, требующие специального анализа).Здесь важно подчеркнуть присущие человеческой психике врожденные (отработанные в эволюции и в антропогенезе) способностиадекватного отображения и оценки собственных субъективных явлений, а также развитие этих способностей в процессе жизни индивида.Тем не менее у человека на каждом шагу возникает задача различения надежных, адекватных знаний о явлениях собственного субъективного мира от тех знаний о нем, которые характеризуются как ложные,неадекватные или ненадежные (сомнительные, маловероятные).Но чтобы производить такое различение, необходимы обоснованныекритерии, претендующие на общезначимость.

Конечно, у каждого из нас есть подобного рода личные критерии,действующие зачастую интуитивно, во многом слабо вербализованныеи вероятностные по своему характеру, но все же позволяющие успешноориентироваться в собственном субъективном мире, верно оценивать текущие в нем события, поддерживать способность саморегуляции и адекватного самоотображения, целостность, идентичность нашего Я. Повторю, эта способность, имея в своей основе дар биологической эволюциии антропогенеза, формируется и развивается в процессе межличностных коммуникаций, биографического опыта. Проблема, однако, состоитв том, чтобы совершить переход от (выражаясь образно) «личной эпистемологии» СР к публичной, опирающейся на инварианты множества «личных эпистемологий», а затем к теоретическим решениям. Здесь – главныйкамень преткновения для философов прошлого и настоящего.

Несмотря на то, что мыслители с древних времен ставили в качествеодной из главных задачу самопознания, несмотря на колоссальный объем сказанного и написанного с тех пор философами, учеными, литераторами, мы крайне мало продвинулись вперед в ее решении. Сейчас, когдаземная цивилизация вступает в информационное общество, проблематика самопознания приобретает поистине судьбоносный характер. Иэто в полной мере относится к разработке гносеологии СР, призваннойсоздать продуктивную теоретическую основу для качественно новогоэтапа самопознания и самопреобразования.