Интенциональность и очевидность

№5-1,

Философские науки

Концепции интенциональности и очевидности с самого начала образуют в феноменологии Гуссерля тесную взаимосвязь. Косвенным образом данная взаимосвязь проявляется в том, что обе эти концепции разъясняют друг друга. Еще раз заметим: динамика этой взаимосвязи, как нам представляется, является основополагающей для становления идеи феноменологии.

Похожие материалы

Интенция значения и интенциональность

Концепции интенциональности и очевидности с самого начала образуют в феноменологии Гуссерля тесную взаимосвязь. Косвенным образом данная взаимосвязь проявляется в том, что обе эти концепции разъясняют друг друга. Еще раз заметим: динамика этой взаимосвязи, как нам представляется, является основополагающей для становления идеи феноменологии.

В § 2 второго тома «Логических исследований» сказано: «Мы хотим вернуться к «самим вещам». В сфере развернутого во всей своей полноте созерцания мы хотим достичь очевидности (Курсив мой. -И.И.) в отношении того положения дел, что данное здесь в актуально осуществленной абстракции, поистине и действительно таково, каким оно полагается в значениях слов, которые выражают закон» [2. S. 6]. Таким образом, постулированное феноменологией возвращение «к самим вещам», выступающее формальной характеристикой ее принципиальной задачи, приводится в сопряжение с «очевидностью». Как нам представляется, в пределах первой части второго тома «Логических исследований» это сопряжение можно охарактеризовать следующим образом: феноменологические феномены (акты ин-тенционального сознания и их предметные корреляты) определяют смысл подразумеваемой здесь очевидности. Очевидность же, со своей стороны, выступает по отношению к феноменологическим феноменам лишь как квалификационная характеристика.

В «Логических исследованиях» интенциональность обнаруживается впервые под именем «интенции значения». Эта последняя образует корреляцию с «исполнением значения»: то, что в интенции значения «всего лишь подразумевалось», с исполнением значения становится наглядно данным. В 1-м «Логическом исследовании» отношение интенции значения и исполнения значения имеет характер конкретизации, - в отличие от 6-го «Логического исследования», где данное отношение выступает уже как принцип верификации, т. к. здесь Э. Гуссерль исходит уже из противопоставления мнения и познания, а не двух модусов «данности» одного и того же. Однако то обстоятельство, что момент конкретизации вовсе не является необходимым, свидетельствует о том, что интенция значения, т.е. сигни-тивная интенция, лишенная всякой наглядности, обладает относительной автономией, из чего следует, что момент наглядности, или «данности во плоти», не «конститутивен» для интенции значения.

Интенция значения и феноменологическое понятие феномена

Как было замечено, «интенция значения» представляет собой первую терминологическую фиксацию обнаружившейся здесь (в 1-ом «Логическом исследовании») интенциональности. В данном пункте рассуждения Э. Гуссерля обладают одним важным методологическим преимуществом. В 1-м «Логическом исследовании» интенциональность, обнаруживающаяся в качестве конститутивного основания речевого феномена, дана в минимальной понятийной истолкованности. Это объясняется тем, что само это исследование было нацелено не на ее экспликацию, а на аналитическую дескрипцию речевых актов.

Интенция значения, рассматриваемая за пределами специфически языкового опыта, удостоверяет себя в качестве конститутивного (т. е. трансцендентального) основания любого явления. В интенции значения - как в наполненной, так и в пустой - отношение к предмету всегда уже - так или иначе -осуществлено. «Предмет» в этом случае не подразумевает какой-либо индивидуальной вещи, составляющей часть действительности, - все равно: физической или ментальной. Предмет здесь - то, что в философской традиции именуется субстанциальным, обладающим принципиально иным способом данности, нежели любой из единичных объектов, -то, что Э. Гуссерль называет «предметным смыслом», сущностью или эйдосом. Как известно, интенцию значения Э. Гуссерль называет также «актом придания смысла». В таком случае «предмет» оказывается коррелятом этого акта, т. е. тем, что «придается», в направлении чего «одушевляются» так называемые «репрезентирующие содержания».

Следует также заметить, что в 1-м «Логическом исследовании» Э. Гуссерль достигает сферы феноменологических феноменов, не используя ни одной из основных составляющих своей трансцендентальной феноменологии (сознание, акт, интенциональ-ное переживание, трансцендентальная редукция, эйдетическое усмотрение и т. д.). Таким образом, поле феноменологических феноменов первоначально обнаруживается в рамках естественной установки. При этом специфика феноменологических феноменов, как можно видеть, состоит в том, что они суть нечто, что в пределах «спонтанного» восприятия обнаруживается раньше всего (следовательно, сущее) и притом как сущность соответствующей предметности. Попросту говоря, интенциональность конципируется в «Логических исследованиях» в ориентации на то, что Э. Гуссерль называет идеацией (или категориальным созерцанием). Причем ориентация на понятие акта, неявно заключающаяся в самом выражении «интенция значения», на наш взгляд, не получает соответствующего феноменологического удостоверения. Характеристика интенции значения как акта (который, как следует из самого слова, осуществляется всякий раз здесь и сейчас) указывает, скорее, на ее ситуативность как противоположность наличной данности. Так понимаемый феноменологический феномен - как по преимуществу и в отличительном смысле являющееся - и есть очевидное в строгом (феноменологическом) смысле.

Легко видеть, что смысл очевидности определяется здесь интенциональностью как интенцией значения. Очевидность в «Логических исследованиях» идентична тому, что Э. Гуссерль называет «самоданностью», конституируемой интенциональным отношением. Иными словами, очевидность выступает в роли регулятивного принципа, задающего перспективу дальнейших исследований. Строго говоря, - это квалификационный термин, указывающий на приоритетность и автономность сферы феноменологических феноменов. Интенциональность определяет очевидность по существу, т. е. абсолютно, или содержательно, в то время как очевидность характеризует интен-циональность по отношению к «натуралистической установке». Косвенное свидетельство в пользу данной трактовки - отсутствие специальной теории очевидности вплоть до «феноменологического прояснения познания» в 6-ом «Логическом исследовании».

Таким образом, статус отдельной темы очевидность обретает лишь в эпистемологической перспективе.