Человек и глобализация

NovaInfo 31
Опубликовано
Раздел: Философские науки
Просмотров за месяц: 57
CC BY-NC

Аннотация

В статье рассматривается вопрос о месте человека в мире на современном этапе глобализации, определяются преимущества и недостатки глобализационного процесса, исследуются вопросы регионализации и проблемы мононациональных государств. Отдельно разбирается вопрос региональной интеграции на Евразийском пространстве. На основе проведенного анализа автором предлагаются альтернативные варианты глобализации, в которых человеку будет предложено более достойное место, а человечество в целом продолжит конструктивное развитие.

Ключевые слова

РЕГИОНАЛЬНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ, ЕАЭС, ЕВРАЗИЙСТВО, ГЛОБАЛИЗАЦИЯ, ПРОБЛЕМА ЧЕЛОВЕКА

Текст научной работы

Сегодня перед человечеством в целом и индивидуальным человеком в частности стоит множество актуальных проблем. Среди прочих можно выделить вопрос глобализации. У глобализации существуют как очевидные плюсы, так и однозначные минусы. В текущей версии глобализации, которую можно условно назвать вестернизацией или американизацией, минусов для человека довольно много.

К положительным сторонам нынешнего варианта глобализации можно отнести относительную возможность чувствовать себя как дома во многих уголках земного шара. Здесь имеется в виду массовая культура, которая уже стала почти «своей» во многих уголках мира, за пределами Северной Америки и Западной Европы - Макдоналдсы в крупных городах, Кока-кола в заведениях общественного питания, программы Майкрософт на компьютерах. Схожая музыка, идентичные передачи по телевидению, преимущественно Голливудские фильмы в кинотеатрах. Отправляясь в Юго-Восточную Азию или Восточную Европу, человек может быть уверен, что он найдёт там фаст-фуд, в радиоприёмнике услышит поп-музыку на английском языке, а в отеле его ждёт привычный сервис. Никаких в том числе и неприятных сюрпризов.

Но здесь же вырисовывается и отрицательная сторона процесса глобализации. Чувствовать себя «как дома» человек, конечно, может в любой точке мира, но лишь в том случае, если сам проникся элементами массовой культуры. Такое положение дел вполне подходит жителям Северной Америки, Западной Европы, Австралии. Но вряд ли представитель арабского мира, Российской глубинки или Африки воспринимает фильм в жанре вестерн или банку пепси-колы как часть своей культуры. Временами жителям незападного мира приходится встраиваться в эту систему глобализации-американизации, но не всегда получается органично. Поэтому «как дома» представители незападных культур не всегда себя могут чувствовать даже в своей стране. В результате создаётся ощущение, что такая глобализация предусматривает блага только для представителей «западного мира». Ещё в 1927 г. Иван Степанов писал:

«Появление европейцев в колониях постоянно приводило к полному уничтожению самобытности культур. Исследования показывают какими варварами в отношении к туземцам явились европейские завоеватели Америки, Африки и Азии. Между тем, следы их культур показывают высокое духовное развитие. Евразийцы протестуют против взгляда, что только приобщившийся европейской культуры поистине достоин уважения. Европеизация колоний приводит к вымиранию туземцев». [1].

Критиковал однобокость развития цивилизации и известный евразиец Н. Трубецкой:

«Однако посмотрим, какое содержание вкладывают европейские космополиты в термины «цивилизация» и «цивилизованное человечество»? Под «цивилизацией» разумеют ту культуру, которую в совместной работе выработали романские и германские народы Европы. Под цивилизованными народами — прежде всего опять-таки тех же романцев и германцев, а затем и те другие народы, которые приняли европейскую культуру». [2].

В более современном взгляде на ситуации также нет восхищения глобализацией западного образца. А. Зиновьев воспринимал такую глобализацию как банальный западный колониализм:

«За вырванной из прежних связей страной сохраняется видимость суверенитета. С ней устанавливаются отношения как с якобы равноправным партнером. В стране в той или иной мере сохраняются предшествующие формы жизни для большинства населения. Создаются очаги экономики западного образца под контролем западных банков и концернов, а в значительной мере — как явно западные или совместные предприятия. <...> До жалкого уровня низводится национальная культура. Место ее занимает культура, а скорее псевдокультура западнизма». [3].

Однако считать глобализацию в принципе однозначным злом для человека и тем более человечества не стоит. Закрытые государства — пережиток прошлого. Человечеству для развития нужны кооперации и обмен опытом на международном уровне, однако, значительно эффективней было бы действовать в несколько ином формате. Сегодня во многих важных сферах мы видим попытки США единолично принимать ключевые решения, исходя из своих интересов. Это нередко приводит к кровопролитным конфликтам, многочисленным жертвам среди гражданского населения.

К счастью, влияние Соединённых Штатов на все мировые процессы не абсолютно, в результате можно говорить о модели несостоявшегося однополярного мира. Для развития человечества в целом, улучшения качества жизни народов и каждого человека в частности, а также для того, чтобы избегать военные конфликты нужен конструктивный диалог, взаимоуважение и готовность ключевых субъектов мировой политики учитывать интересы всех стран и народов. Глобализация в многополярном ключе была бы значительно эффективней. Причём речь здесь не только о политической и экономической многополярности (хотя это в первую очередь), но в том числе и о культурной. Намного справедливей было бы иметь на нашей планете несколько примерно равнозначных центров силы общемирового масштаба, а также ряд региональных источников политической воли, экономических идей и культурного развития.

В таком случае можно было бы человеческой цивилизации развиваться гармонично, при этом иметь культурное, политическое, экономическое, идейное, в конце концов, разнообразие. Что это значит для обычного жителя планеты Земля? Что он в любом уголке мира, равно как и в своём родном, может наслаждаться плодами разных цивилизаций. Условно говоря, к гамбургеру и кока-коле добавился бы квас с блинами, суши с саке, рис с чаем и многое другое. Было бы намного больше равнозначного выбора. Конечно, в кухне сегодня такие процессы наблюдать можно. В торгово-развлекательных центрах крупных городах можно отыскать самые разнообразные блюда. Но как дела обстоят с культурой в целом? У многих ли государств имеется возможность принимать национально-ориентированные решения в политике и экономике?

По альтернативному пути глобализации уже пошли страны БРИКС, которые оформляют свои альтернативные финансовые, экономические и иные институты. Также в некоторых регионах мира мы можем наблюдать процессы регионализации. Одним из примеров является Шанхайская организация сотрудничества, которая успешно противостоит попыткам влияния США в Среднеазиатском регионе. Это получается благодаря участию в политике региона двух мощных субъектов — России и Китая. В других уголках мира также есть региональные сообщества, которые пытаются с разной долей успешности проводить собственную политику в своих регионах — ЕС, Лига арабских государств, Африканский союз.

О роли БРИКС в создании альтернативы однополярному миру пишет Р. Осташко:

«Западные эксперты любят ставить в упрек БРИКС некую аморфность и явное нежелание, да и неспособность, превращаться в полноценный военный или экономический блок по западному образцу. Сейчас, анализируя выступление Путина, который явно говорил не только от своего имени, но и в значительной степени от имени БРИКС, становится очевидным, что эта аморфность — скорее плюс, чем минус. БРИКС как формат взаимодействия предлагает миру схему, которая по своей природе радикально отличается от американского формата, который так ярко описал президент: «Союзникам Штатов всегда говорили: «У нас есть общий враг, он страшен, это центр зла; мы вас, своих союзников, защищаем от него, и, значит, у нас есть право вами командовать, заставлять жертвовать своими политическими и экономическими интересами». С этой точки зрения, сам факт существования и развития БРИКС как формата равноправного сотрудничества между странами является угрозой для Pax Americana, который живёт по другим принципам и для которого жизненно необходим внешний враг. По сути, БРИКС стал первый глобальным союзом, который доказал свою жизнеспособность без наличия внешнего врага. И эта ситуация явно не нравится нашим партнерам из Вашингтона». [4].

Наиболее наглядными примерами региональной интеграции в качестве наднациональных структур являются Европейский Союз и Евразийский Экономический Союз (ЕАЭС). Если ЕАЭС пока находится на этапе становления, и о каких-то конкретных плодах его деятельности говорить ещё преждевременно, то Европейский Союз уже существует достаточно долго и рассматривать его как некий состоявшийся проект с некоторыми оговорками можно. В перспективе ЕС может стать одним из наиболее значимых центров принятия решений в мировом масштабе. В настоящее время это не так по целому ряду причин. Во-первых, нельзя сказать, что Европейский Союз проводит полностью самостоятельную и независимую от США политику. Во-вторых, ЕС до сих пор не представляет монолитный субъект, где все участники имеют общие цели, стратегию развития и ценности.

Основной объединяющей идеей является экономика, а культурные различия приносятся в жертву. Более того своя богатая исконная культура стран-участниц ЕС часто подменяется вышеупомянутой массовой. Помимо всего прочего, из-за большого притока иммигрантов из далёких в культурном плане от Европы стран, социальная обстановка только обостряется. Иммигранты неохотно принимают массовую культуру, оставаясь верными своим традициям. Их основными стимулами к переезду были неблагоприятная экономическая обстановка на родине и либеральная миграционная политика в странах Европы. Думали ли европейские чиновники о том, какая социальная обстановка будет в их странах или нет, но в результате игнорирования вопросов межкультурной коммуникации в Европе возникают такие ситуации как стрельба в редакции газеты «Шарли Эбдо», массовые беспорядки во Франции 2005 года, «Карикатурный скандал» и т. п.

Нужно хорошо понимать, что успешность функционирования наднационального субъекта заключается не только в вопросах экономики и политики. Значимым фактором является межкультурное общение. Поэтому нужно учитывать ошибки ЕС, занимаясь интеграцией на Евразийском пространстве. На сегодняшний день интеграция на Евразийском пространстве созрела до экономического союза. В перспективе это может быть как валютный, так и политический союз. А вес России и стран входящих в Евразийский союз на мировой арене станет ещё более значимым. Если же события будут развиваться по неблагоприятному сценарию (а к внутренним ошибкам здесь может добавиться и внешнее давление), то Евразийский союз может распасться, потеряв свою субъектность.

Цель текущего уровня интеграции (экономической) выдвигает представитель современного евразийства, Ю. Кофнер:

«Основная цель экономической интеграции на постсоветском пространстве такая же, как и у любого регионального интеграционного процесса: достижение высокого уровня жизни граждан интегрирующихся стран в материальном и духовном отношениях и обеспечение международной конкурентоспособности (суверенитета) хозяйственного блока на глобальном рынке». [5].

Учитывая богатый культурный опыт взаимодействия между народами Евразийского пространства, исторические взаимосвязи, построить мощный Евразийский союз возможно. Нужно не повторять ошибки ЕС, а именно иметь суверенитет от сторонних государств и общую стратегию развития, учитывая особенности каждого участника. Если каждый народ Евразийского пространства будет понимать, что мощный Евразийский союз — это залог развития не только союза, как субъекта на мировой арене, но в том числе и залог развития каждого народа Евразийского союза, то проблем в становлении и развитии быть не должно.

Но стоит вернуться к индивидуальному человеку, который оказывается вовлечён в процесс глобализации. Чем более привлекательна для человека идея глобализации с учётом региональных особенностей? Региональная интеграция позволяет человеку чувствовать себя защищённым от внешних вредных для него плодов глобализации. К таким вредным плодам можно отнести, к примеру, пропаганду содомии, которая активно проводится в ряде западных стран.

Региональные наднациональные субъекты, состоящие из стран культурно близких могут более эффективно строить свою внутреннюю и внешнюю политику, зная и понимая культурные особенности своего общества. Почему региональные наднациональные субъекты эффективнее закрытых мононациональных образований? Ведь мононациональные общества теоретически тоже могут противостоять чуждой, временами вредной культуре?

Ход истории показывает, что для многих регионов естественно наличие симбиотически проживающих разных народов. Напротив искусственными выглядят попытки из какого-то относительно крупного государства сделать мононациональное государство. Безболезненно сделать это вряд ли получится, подтверждением чему является сегодняшняя Украина. На территории Евразийского пространства создание таких закрытых национальных государств в большинстве случаев неоправданно. В каких-то случаях это, конечно, возможно (к примеру, Армения сегодня является почти мононациальным государством), но для развития государств как субъектов мировой политики и экономики это непрактично. Может ли, к примеру, та же Армения в ближайшей перспективе рассчитывать на самостоятельное исследование космоса, Антарктиды, большой ли у неё потенциал в науке? А в рамках Евразийского союза для Армении в целом и для её граждан в частности это будет доступно. Поэтому глобализация с учётом региональной особенности для отдельно взятого человека может быть очень полезна.

Подводя итог, ещё раз хочется определить место человека в глобализации-американизации и глобализации-регионализации. Глобализация-американизация, позволяет западному человеку чувствовать себя как дома в тех точках земного шара, куда она добралась. Представителю же иной культуры при такой глобализации тяжело чувствовать себя как дома даже в своей стране. По крайней мере до тех пор, пока человек полностью не станет воспринимать массовую культуру запада как свою. Конечно, возможно, ничего плохого бы в этом не было, если бы западная культура несла только позитивные плоды. Но массовая культура сегодня во многом это культура потребления, приносящая мало пользы человеку и человечеству. И это только половина беды. Нередко западные «ценности» навязываются военным путём, принося разрушения, войны и прочие беды. Поэтому при такой глобализации можно как минимум «потерять себя», слившись в безликой людской массе.

Плюсы регионализации для отдельного взятого индивида заключаются в больших возможностях реализации человеческого потенциала. На большом региональном пространстве найти себе применение проще, чем в маленькой стране. Также можно говорить, что в случае глобализации-регионализации народы и культуры не растворяются в «общем котле». Сохраняется национальная и культурная идентичность. Если же человек чувствует близкую связь с иной культурой, никто (поскольку речь идёт о глобальном мире) ему не помешает переехать в тот регион, где ему комфортно находиться.

Читайте также

Список литературы

  1. Степанов И. Белые, красные и евразийство.// Брюссель. - 1927.
  2. Трубецкой Н. С. Европа и Евразия.// М.: Алгоритм, 2014.
  3. Зиновьев А. Запад. Феномен западнизма.//Москва. - 2000.
  4. Осташко Р. Архитектура поствалдайского мира. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://politrussia.com/world/arkhitektura-post-valdayskogo-mira-241/
  5. Кофнер Ю. Цель и задачи Евразийской экономической интеграции. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://yeurasia.org/2014/12/09/kofner_eaeu_aims/

Цитировать

Рамазанов, М.Э. Человек и глобализация / М.Э. Рамазанов. — Текст : электронный // NovaInfo, 2015. — № 31. — URL: https://novainfo.ru/article/3112 (дата обращения: 21.01.2022).

Поделиться