Обзор практики Алтайского третейского суда по спорам о взыскании задолженности за потребленную электроэнергию и штрафных санкций за нарушение сроков оплаты за потребленную электроэнергию

NovaInfo 32, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Юридические науки
Просмотров за месяц: 0
CC BY-NC

Аннотация

Данный обзор посвящен наиболее актуальным вопросам, возникшим в практике Алтайского третейского суда при рассмотрении споров, вытекающих из договоров энергоснабжения.

Ключевые слова

ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЯ, ДОГОВОР ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯ, МОЩНОСТЬ, АБОНЕНТ

Текст научной работы

Несмотря на повсеместное использование электроэнергии при осуществлении экономической деятельности, в силу недостаточности комплексных правовых исследований и несовершенства изложения нормативно-правового материала в сфере энергоснабжения, на практике возникает множество вопросов, касаемых толкования и исполнения соответствующих договоров.

Ниже будут рассмотрены некоторые спорные ситуации, возникшие в практике Алтайского Третейского суда (далее – АТС, суд) при рассмотрении одной из распространенных категорий споров в сфере электроэнергетики и даны соответствующие комментарии к ним.

Решение АТС по делу № АТС-599/2014-04 от 28.05.2014

ОАО «БГС» (далее - истец) обратилось с исковым заявлением к ФКУЗ «МСЧ ФНС РФ по Алтайскому краю» (далее – учреждение, ответчик) о взыскании задолженности за потребленную электроэнергию по государственному контракту № 150 от 07.05.2013 (далее - контракт), ссылаясь на неисполнение ответчиком обязательств по оплате потребленной электроэнергии.

Ответчик возражал против заявленных требований, ссылаясь на надлежащее исполнение своих обязательств по оплате электроэнергии по государственному контракту в рамках лимитов бюджетных обязательств.

Доводы ответчика были отклонены судом как необоснованные, требования истца удовлетворены в полном объеме. При этом АТС исходил из следующего.

Согласно п. 2.1 контракта лимиты бюджетных обязательств по указанному государственному контракту на 2013 год в стоимостном выражении составляют 1 486 935 рублей.

Однако в процессе исполнения цена контракта энергоснабжения была изменена в связи с применения ОАО «БГС» свободных (нерегулируемых) цен для расчета стоимости потребленной ответчиком электроэнергии, что соответствует п. 2.1 ч. 2 ст. 55 Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», действующего на момент заключения государственного контракта энергоснабжения № 150 от 27.05.2013.

Таким образом, установление в государственном контракте энергоснабжения лимитов бюджетных обязательств в стоимостном выражении и полная оплата указанной суммы не свидетельствуют о надлежащем исполнении ответчиком государственного контракта энергоснабжения, поскольку цена указанного государственного контракта могла быть изменена, а ФКУЗ «МСЧ ФНС РФ по Алтайскому краю» была потреблена электроэнергия на сумму сверх установленных лимитов.

Комментарий позиции суда

Пунктом 2.1 ч. 2 ст. 55 Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ, действовавшего на момент заключения указанного государственного контракта, предусмотрена возможность размещения заказа у единственного поставщика в случае, если заключается договор энергоснабжения или купли-продажи электрической энергии с гарантирующим поставщиком электрической энергии.

В соответствии с ч. 4.1 ст. 9 названного Федерального закона цена контракта, заключенного в порядке п. 2.1 ч. 2 ст. 55, может изменяться в ходе его исполнения.

Согласно п. 5 Постановления Правительства РФ от 04.05.2012 № 442 «О функционировании розничных рынков электрической энергии, полном и (или) частичном ограничении режима потребления электрической энергии» (далее - Постановление Правительства РФ № 442) на территориях субъектов Российской Федерации, объединенных в ценовые зоны оптового рынка, электрическая энергия (мощность) продается по нерегулируемым ценам, за исключением продажи электрической энергии (мощности) населению и приравненным к нему категориям потребителей. При этом гарантирующие поставщики продают электрическую энергию (мощность) по нерегулируемым ценам в рамках предельных уровней нерегулируемых цен, определяемых и применяемых в соответствии с настоящим документом.

Алтайский край включен в перечень территорий, которые объединены в ценовые зоны оптового рынка электрической энергии и мощности (Приложение № 1 к Правилам оптового рынка электрической энергии и мощности, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 27.12.2010 № 1172).

В соответствии с Решением Управления Алтайского края по государственному регулированию цен и тарифов от 07.09.2010 № 30 «О согласовании границ зон деятельности гарантирующих поставщиков электрической энергии на территории Алтайского края» ОАО «БГС» является гарантирующим поставщиком электрической энергии на территории города Барнаула.

Таким образом, судом верно сделан вывод, что истец вправе изменять цену контракта в процессе его исполнения.

Согласно ч. 5 ст. 161 Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее – БК РФ) заключение и оплата казенным учреждением государственных (муниципальных) контрактов, иных договоров, подлежащих исполнению за счет бюджетных средств, производятся от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования в пределах доведенных казенному учреждению лимитов бюджетных обязательств, если иное не установлено настоящим Кодексом, и с учетом принятых и неисполненных обязательств.

Как разъяснено в п. 15.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2009 № 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации», положения ч. 5 ст. 161 БК РФ не могут рассматриваться в качестве основания для отказа в иске о взыскании задолженности при принятии учреждением обязательств сверх этих лимитов, пока соответствующая сделка не оспорена и не признана судом недействительной.

Вывод

Гарантирующий поставщик электроэнергии, применяющий нерегулируемые цены на электроэнергию, может изменить цену государственного или муниципального контракта. При этом потребитель – казенное учреждение – по такому контракту не вправе не исполнять обязанность по оплате потребленной электроэнергии сверх лимитов бюджетных обязательств.

Решение АТС по делу № АТС-698/2014-10 от 23.10.2014

ОАО «БГС» обратилось в суд с исковым заявлением к КГБУЗ «Городская поликлиника № 1» о взыскании пени за нарушение сроков оплаты электроэнергии по договору № 490 от 06.03.2012, государственному контракту № 500 от 11.02.2013, государственному контракту № 510 от 31.12.2013.

Ответчик против удовлетворения заявленных требований возражал, ссылаясь на ст. 401 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) и несовпадение сроков оплаты по договорам с периодичностью бюджетного финансирования КГБУЗ «Городская поликлиника № 1», в связи с чем отсутствует вина ответчика в нарушении сроков оплаты потребленной электроэнергии.

Доводы ответчика были отклонены, т.к. суд не усмотрел оснований для применения положений ст. 401 ГК РФ ввиду недоказанности факта отсутствия у ответчика собственных денежных средств для надлежащего исполнения обязательств по оплате электроэнергии и принятия мер к своевременному погашению задолженности.

Комментарий позиции суда

Согласно п. 1 ст. 401 ГК РФ лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Исходя из толкования указанной нормы, вина понимается как непринятие мер по надлежащему исполнению обязательства и предотвращению неблагоприятных последствий своего поведения (так называемая теория объективной вины, сторонником которой являются, например, М.И. Брагинский, В.В. Витрянский).

В связи с чем, применительно к рассматриваемой ситуации, суд обоснованно для определения наличия/отсутствия вины ответчика в просрочке оплаты обратил внимание на следующее обстоятельство: имелись ли у учреждения собственные денежные средства, за счет которых ответчиком могли быть приняты меры для исполнения обязательства и предотвращения неблагоприятных последствий своего поведения.

Доказательств отсутствия собственных денежных средств учреждением представлено не было, при этом отсутствие финансирования само по себе не может свидетельствовать о наличии оснований применения п. 1 ст. 401 ГК РФ. Аналогичный подход нашел отражение и в арбитражной судебной практике (см., например, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.02.2013 по делу № А05-7974/2012; Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 29.08.2014 по делу № А33-21863/2013).

Вывод

Недостаточное (несвоевременное) финансирование бюджетного учреждения и отсутствие собственных денежных средств не является основанием для освобождения от ответственности за нарушение сроков оплаты по государственному контракту и применения п. 1 ст. 401 ГК РФ.

Несмотря на повсеместное использование электроэнергии при осуществлении экономической деятельности, в силу недостаточности комплексных правовых исследований и несовершенства изложения нормативно-правового материала в сфере энергоснабжения, на практике возникает множество вопросов, касаемых толкования и исполнения соответствующих договоров.

Ниже будут рассмотрены некоторые спорные ситуации, возникшие в практике Алтайского Третейского суда (далее – АТС, суд) при рассмотрении одной из распространенных категорий споров в сфере электроэнергетики и даны соответствующие комментарии к ним.

Решение АТС по делу № АТС-599/2014-04 от 28.05.2014

ОАО «БГС» (далее - истец) обратилось с исковым заявлением к ФКУЗ «МСЧ ФНС РФ по Алтайскому краю» (далее – учреждение, ответчик) о взыскании задолженности за потребленную электроэнергию по государственному контракту № 150 от 07.05.2013 (далее - контракт), ссылаясь на неисполнение ответчиком обязательств по оплате потребленной электроэнергии.

Ответчик возражал против заявленных требований, ссылаясь на надлежащее исполнение своих обязательств по оплате электроэнергии по государственному контракту в рамках лимитов бюджетных обязательств.

Доводы ответчика были отклонены судом как необоснованные, требования истца удовлетворены в полном объеме. При этом АТС исходил из следующего.

Согласно п. 2.1 контракта лимиты бюджетных обязательств по указанному государственному контракту на 2013 год в стоимостном выражении составляют 1 486 935 рублей.

Однако в процессе исполнения цена контракта энергоснабжения была изменена в связи с применения ОАО «БГС» свободных (нерегулируемых) цен для расчета стоимости потребленной ответчиком электроэнергии, что соответствует п. 2.1 ч. 2 ст. 55 Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», действующего на момент заключения государственного контракта энергоснабжения № 150 от 27.05.2013.

Таким образом, установление в государственном контракте энергоснабжения лимитов бюджетных обязательств в стоимостном выражении и полная оплата указанной суммы не свидетельствуют о надлежащем исполнении ответчиком государственного контракта энергоснабжения, поскольку цена указанного государственного контракта могла быть изменена, а ФКУЗ «МСЧ ФНС РФ по Алтайскому краю» была потреблена электроэнергия на сумму сверх установленных лимитов.

Комментарий позиции суда

Пунктом 2.1 ч. 2 ст. 55 Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ, действовавшего на момент заключения указанного государственного контракта, предусмотрена возможность размещения заказа у единственного поставщика в случае, если заключается договор энергоснабжения или купли-продажи электрической энергии с гарантирующим поставщиком электрической энергии.

В соответствии с ч. 4.1 ст. 9 названного Федерального закона цена контракта, заключенного в порядке п. 2.1 ч. 2 ст. 55, может изменяться в ходе его исполнения.

Согласно п. 5 Постановления Правительства РФ от 04.05.2012 № 442 «О функционировании розничных рынков электрической энергии, полном и (или) частичном ограничении режима потребления электрической энергии» (далее - Постановление Правительства РФ № 442) на территориях субъектов Российской Федерации, объединенных в ценовые зоны оптового рынка, электрическая энергия (мощность) продается по нерегулируемым ценам, за исключением продажи электрической энергии (мощности) населению и приравненным к нему категориям потребителей. При этом гарантирующие поставщики продают электрическую энергию (мощность) по нерегулируемым ценам в рамках предельных уровней нерегулируемых цен, определяемых и применяемых в соответствии с настоящим документом.

Алтайский край включен в перечень территорий, которые объединены в ценовые зоны оптового рынка электрической энергии и мощности (Приложение № 1 к Правилам оптового рынка электрической энергии и мощности, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 27.12.2010 № 1172).

В соответствии с Решением Управления Алтайского края по государственному регулированию цен и тарифов от 07.09.2010 № 30 «О согласовании границ зон деятельности гарантирующих поставщиков электрической энергии на территории Алтайского края» ОАО «БГС» является гарантирующим поставщиком электрической энергии на территории города Барнаула.

Таким образом, судом верно сделан вывод, что истец вправе изменять цену контракта в процессе его исполнения.

Согласно ч. 5 ст. 161 Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее – БК РФ) заключение и оплата казенным учреждением государственных (муниципальных) контрактов, иных договоров, подлежащих исполнению за счет бюджетных средств, производятся от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования в пределах доведенных казенному учреждению лимитов бюджетных обязательств, если иное не установлено настоящим Кодексом, и с учетом принятых и неисполненных обязательств.

Как разъяснено в п. 15.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2009 № 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации», положения ч. 5 ст. 161 БК РФ не могут рассматриваться в качестве основания для отказа в иске о взыскании задолженности при принятии учреждением обязательств сверх этих лимитов, пока соответствующая сделка не оспорена и не признана судом недействительной.

Вывод

Гарантирующий поставщик электроэнергии, применяющий нерегулируемые цены на электроэнергию, может изменить цену государственного или муниципального контракта. При этом потребитель – казенное учреждение – по такому контракту не вправе не исполнять обязанность по оплате потребленной электроэнергии сверх лимитов бюджетных обязательств.

Решение АТС по делу № АТС-698/2014-10 от 23.10.2014

ОАО «БГС» обратилось в суд с исковым заявлением к КГБУЗ «Городская поликлиника № 1» о взыскании пени за нарушение сроков оплаты электроэнергии по договору № 490 от 06.03.2012, государственному контракту № 500 от 11.02.2013, государственному контракту № 510 от 31.12.2013.

Ответчик против удовлетворения заявленных требований возражал, ссылаясь на ст. 401 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) и несовпадение сроков оплаты по договорам с периодичностью бюджетного финансирования КГБУЗ «Городская поликлиника № 1», в связи с чем отсутствует вина ответчика в нарушении сроков оплаты потребленной электроэнергии.

Доводы ответчика были отклонены, т.к. суд не усмотрел оснований для применения положений ст. 401 ГК РФ ввиду недоказанности факта отсутствия у ответчика собственных денежных средств для надлежащего исполнения обязательств по оплате электроэнергии и принятия мер к своевременному погашению задолженности.

Комментарий позиции суда

Согласно п. 1 ст. 401 ГК РФ лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Исходя из толкования указанной нормы, вина понимается как непринятие мер по надлежащему исполнению обязательства и предотвращению неблагоприятных последствий своего поведения (так называемая теория объективной вины, сторонником которой являются, например, М.И. Брагинский, В.В. Витрянский).

В связи с чем, применительно к рассматриваемой ситуации, суд обоснованно для определения наличия/отсутствия вины ответчика в просрочке оплаты обратил внимание на следующее обстоятельство: имелись ли у учреждения собственные денежные средства, за счет которых ответчиком могли быть приняты меры для исполнения обязательства и предотвращения неблагоприятных последствий своего поведения.

Доказательств отсутствия собственных денежных средств учреждением представлено не было, при этом отсутствие финансирования само по себе не может свидетельствовать о наличии оснований применения п. 1 ст. 401 ГК РФ. Аналогичный подход нашел отражение и в арбитражной судебной практике (см., например, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.02.2013 по делу № А05-7974/2012; Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 29.08.2014 по делу № А33-21863/2013).

Вывод

Недостаточное (несвоевременное) финансирование бюджетного учреждения и отсутствие собственных денежных средств не является основанием для освобождения от ответственности за нарушение сроков оплаты по государственному контракту и применения п. 1 ст. 401 ГК РФ.

Читайте также

Цитировать

Холоденко, Ю.В. Обзор практики Алтайского третейского суда по спорам о взыскании задолженности за потребленную электроэнергию и штрафных санкций за нарушение сроков оплаты за потребленную электроэнергию / Ю.В. Холоденко. — Текст : электронный // NovaInfo, 2015. — № 32. — URL: https://novainfo.ru/article/3246 (дата обращения: 14.08.2022).

Поделиться