Обзор практики Алтайского третейского суда по спорам о взыскании штрафных санкций за несоблюдение (превышение/невыполнение) величин потребления электроэнергии

NovaInfo 32, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Юридические науки
Просмотров за месяц: 0
CC BY-NC

Аннотация

Данный обзор посвящен наиболее актуальным вопросам, возникшим в практике Алтайского третейского суда при рассмотрении споров, вытекающих из договоров энергоснабжения.

Ключевые слова

ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЯ, ДОГОВОР ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯ, МОЩНОСТЬ, АБОНЕНТ

Текст научной работы

Несмотря на повсеместное использование электроэнергии при осуществлении экономической деятельности, в силу недостаточности комплексных правовых исследований и несовершенства изложения нормативно-правового материала в сфере энергоснабжения, на практике возникает множество вопросов, касаемых толкования и исполнения соответствующих договоров.

Ниже будут рассмотрены некоторые спорные ситуации, возникшие в практике Алтайского Третейского суда (далее – АТС, суд) при рассмотрении одной из распространенных категорий споров в сфере электроэнергетики и даны соответствующие комментарии к ним.

Решение АТС по делу № АТС-591/2014-03 от 03.04.2014

ОАО «БГС» обратилось в суд с исковым заявлением к ИП Иванову И.И. с исковым заявлением о взыскании неустойки по договору энергоснабжения № 32 от 01.03.2011, предусмотренной п. 9.11 договора, за превышение и невыполнение договорных величин потребления электроэнергии.

Ответчик просил отказать в удовлетворении исковых требований, ссылаясь на недействительность п. 9.11 договора энергоснабжения на основании п. 1 ст. 16 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее – Закон о защите прав потребителей).

Судом возражения ответчика отклонены, исковые требования удовлетворены в связи с тем, что Закон о защите прав потребителей не подлежит применению к спорным правоотношениям, так как абонент не является потребителем. В обоснование позиции суд указал, что договор заключен с предпринимателем, а объектом поставки электроэнергии является магазин «Стройматериалы».

Комментарий позиции суда

В силу п. 1 ст. 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Однако согласно преамбуле к указанному закону, он регулирует отношения, возникающие, в частности, между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг).

Выработанные теорией и практикой признаки, характеризующие лицо как потребителя, нашли свое отражение в Законе о защите прав потребителей, согласно которому потребитель - гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Такой же подход к определению понятия «потребитель» присущ гражданскому праву западноевропейских стран.

Соответственно, потребителем не может выступать лицо, которое приобретает товар (заказывает работу или услугу) для использования его в предпринимательской деятельности.

Вывод

Заключение договора с лицом, зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, которое использует потребленную электроэнергию для обеспечения деятельности магазина явно свидетельствует о том, что абонент не может рассматриваться в качестве потребителя и к отношениям между ним и энергоснабжающей организацией не применим Закон о защите прав потребителей.

Решение АТС по делу № АТС-603/2014-04 от 22.05.2014

ОАО «БГС» обратилось в суд с исковым заявлением к ООО КБ «Алтайбанк» о взыскании неустойки по договору энергоснабжения № 224 от 01.01.2012 за превышение договорных величин потребления электроэнергии.

Ответчик в отзыве на исковое заявление указывал на публичный характер договора энергоснабжения и ничтожность п. 9.11 договора энергоснабжения, предусматривающего взыскание неустойки при превышении предусмотренных договором величин потребления электроэнергии, как противоречащего п. 2 ст. 426 ГК РФ.

Судом доводы ответчика признаны несостоятельными, так как последним не было предоставлено доказательств, что подобное условие не включается в договоры электроснабжения, заключаемые с другими абонентами.

Комментарий позиции суда

В соответствии с п.п. 1, 2 ст. 426 ГК РФ публичным договором признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание и т.п.).

Классификация договора электроснабжения в качестве публичного тесно связана с вопросом о статусе поставщика – является ли такой поставщик гарантирующим поставщиком электроэнергии, ведь именно гарантирующий поставщик заключает со всеми обратившимися к нему потребителями публичные договоры энергоснабжения и купли-продажи (поставки) (п. 28 Постановления Правительства РФ № 442). Данное положение, по мнению С.А. Свиркова, отражает правовой статус гарантирующего поставщика.

Публичный характер договора энергоснабжения с гарантирующим поставщиком проистекает из социальной значимости регулируемых им отношений (поставка энергии), в связи с чем логичным является еще один признак публичного договора - его условия одинаковы для всех обратившихся для заключения лиц, за исключением льгот, установленных законами или иными правовыми актами для отдельных категорий потребителей.

Данное положение как раз и отражено в п. 2 ст. 426 ГК РФ: коммерческая организация не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения публичного договора, кроме случаев, предусмотренных законом и иными правовыми актами.

Соответственно, гарантирующий поставщик не может включать в договоры энергоснабжения условия, ухудшающие каким-либо образом положение абонента. Во всяком случае, такие условия должны содержаться во всех остальных договорах, иначе они являются ничтожными в силу прямого указания закона (п. 5 ст. 426 ГК РФ).

ОАО «БГС» является гарантирующим поставщиком на территории Алтайского края. Однако ответчиком не представлено доказательств отсутствия условий о неустойке в других договорах, заключаемых гарантирующим поставщиком с абонентами за тот же период.

Вывод

Договор электроснабжения, заключаемый гарантирующим поставщиком, является публичным договором, в связи с чем элекроснабжающая организация не вправе делать предпочтение в установлении условий договора одному лицу перед другим. В противном случае, такое условие является ничтожным. Однако доказательства такого предпочтения должен предоставить ответчик (см. например, Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 09.09.2010 по делу № А33-20853/2009).

Решение АТС по делу № АТС-614/014-05 от 05.06.2014

ОАО «БГС» обратилось в суд с исковым заявлением к ООО «Ладья» о взыскании неустойки по договору энергоснабжения № 84 от 01.01.2012, предусмотренной п. 9.11 за превышение и невыполнение договорных величин потребления электроэнергии.

Ответчиком представлен отзыв, в котором ООО «Ладья» просило отказать в удовлетворении исковых требований, ссылаясь на п. 68 Постановления Правительства Российской Федерации от 31.08.2006 № 530 «Об утверждении правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования» (далее – Постановление Правительства РФ № 530), запрещающий включение в договоры энергоснабжения положений о необходимости компенсации потребителями стоимости отклонений фактического объема потребления электрической энергии от договорного объема.

Однако возражения ответчика были отклонены судом в виду необоснованности применения к спорным правоотношениям п. 68 Постановления Правительства РФ № 530. Суд указал, что п. 9.11 договора энергоснабжения предусматривает взыскание неустойки как способа обеспечения исполнения обязательства и средства стимулирования абонента к надлежащему исполнению принятых на себя обязательств по договору, а не способа компенсации стоимости отклонений фактического объема потребления электрической энергии от договорного объема.

Комментарий позиции суда

Согласно абз. 2 п. 68 Постановления Правительства РФ № 530 на розничных рынках, функционирующих на территориях, включенных в ценовые зоны оптового рынка, потребители (покупатели), не выбравшие для расчетов с гарантирующим поставщиком пятую или шестую ценовую категорию, производят оплату потребленной электрической энергии исходя из фактических объемов потребления в соответствующем периоде. Включение в договоры энергоснабжения (договоры купли-продажи (поставки) электрической энергии) с такими потребителями (покупателями) положений о необходимости компенсации ими стоимости отклонений фактического объема потребления электрической энергии от договорного объема потребления не допускается.

Суд указал, что воля сторон договора при включении условия о начислении неустойки за несоблюдение абонентом величин энергопотребления направлена не на установление компенсации стоимости отклонений фактического объема потребления энергии от договорного объема, а на установление меры обеспечения исполнения абонентом своих обязательств по договору.

Действительно, в ст. 329 ГК РФ в качестве одного из способов обеспечения исполнения обязательства названа неустойка - денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения (п. 1 ст. 330 ГК РФ).

В рассматриваемой ситуации согласно п. 3.1 договора энергоснабжения ОАО «БГС» обязалось подавать электроэнергию ООО «Ладья» в пределах заявленной мощности и договорных величин потребления, которые согласованы сторонами в приложении к договору.

Таким образом, ОАО «БГС» приняло на себя обязательство по договору поставлять электроэнергию в соответствии с согласованным сторонами количеством и режимом потребления, а абонент принимать и оплачивать принятую электроэнергию. В связи с чем, неустойка, предусмотренная договором за несоблюдение величин потребления электроэнергии абонентом, имеет характер способа обеспечения надлежащего исполнения принятых по договору абонентом обязательств.

Вывод

Неустойка, предусмотренная договором энергоснабжения за ненесоблюдение предусмотренных договором величин потребления электроэнергии, не является компенсацией стоимости отклонений фактического объема потребления электрической энергии от договорного объема применительно к п. 68 Постановления Правительства РФ № 530, а выступает в качестве способа обеспечения исполнения абонентом принятых на себя обязательств по договору.

Читайте также

Цитировать

Холоденко, Ю.В. Обзор практики Алтайского третейского суда по спорам о взыскании штрафных санкций за несоблюдение (превышение/невыполнение) величин потребления электроэнергии / Ю.В. Холоденко. — Текст : электронный // NovaInfo, 2015. — № 32. — URL: https://novainfo.ru/article/3248 (дата обращения: 25.06.2022).

Поделиться