Обзор практики Алтайского третейского суда по спорам о взыскании штрафных санкций за нарушение значений соотношения потребления активной и реактивной мощности

NovaInfo 32, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Юридические науки
Просмотров за месяц: 1
CC BY-NC

Аннотация

Данный обзор посвящен наиболее актуальным вопросам, возникшим в практике Алтайского третейского суда при рассмотрении споров, вытекающих из договоров энергоснабжения.

Ключевые слова

ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЯ, ДОГОВОР ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯ, МОЩНОСТЬ, АБОНЕНТ

Текст научной работы

Несмотря на повсеместное использование электроэнергии при осуществлении экономической деятельности, в силу недостаточности комплексных правовых исследований и несовершенства изложения нормативно-правового материала в сфере энергоснабжения, на практике возникает множество вопросов, касаемых толкования и исполнения соответствующих договоров.

Ниже будут рассмотрены некоторые спорные ситуации, возникшие в практике Алтайского Третейского суда (далее – АТС, суд) при рассмотрении одной из распространенных категорий споров в сфере электроэнергетики и даны соответствующие комментарии к ним.

Решение АТС по делу № АТС-585/2014-02 от 04.03.2014

ОАО «БГС» обратилось в суд с иском к ООО «Сибирский литейный завод» о взыскании неустойки по договору энергоснабжения № 695 от 15.08.2012, предусмотренной в п. 9.12 данного договора, согласно которому абоненту начисляется неустойка за нарушение значений соотношения потребления активной и реактивной мощности.

Ответчик отзыв в материалы дела не предоставил, в судебном заседании участия не принимал. Обязанность ответчика по соблюдению значений соотношения потребления активной и реактивной мощности в соответствии с действующим законодательством предусмотрена п. 5.2.20 договора энергоснабжения.

Несоблюдение ответчиком указанных значений подтверждалось показаниями прибора учета.

Судом заявленные требования удовлетворены.

Комментарий к позиции суда

Правила о договорах энергоснабжения, применяющиеся также к договорам электроснабжения в силу п. 2 ст. 548 ГК РФ, содержат указание на необходимость соответствия качества подаваемой энергии (что справедливо, учитывая, что энергия выступает в качестве товара по договору энергоснабжения) требованиям, установленным законодательством Российской Федерации, в том числе с обязательными правилами, или предусмотренным договором энергоснабжения (п. 1 ст. 542 ГК РФ).

Однако требования о поддержании качества электроэнергии в соответствии, в том числе, с условиями договора энергоснабжения, предъявляются действующим законодательством не только к поставщику, но и к потребителю энергии.

Так, согласно пп. «е» п. 14 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 27.12.2004 № 861 при исполнении договора электроснабжения потребитель услуг обязан поддерживать на границе балансовой принадлежности значения показателей качества электрической энергии, обусловленные работой его энергопринимающих устройств, соответствующие техническим регламентам и иным обязательным требованиям, в том числе соблюдать установленные договором значения соотношения потребления активной и реактивной мощности, определяемые для отдельных энергопринимающих устройств.

Подпунктом «в» п. 15 вышеназванных Правил установлена обязанность определять в порядке, определяемом Министерством энергетики Российской Федерации, значения соотношения потребления активной и реактивной мощности для отдельных энергопринимающих устройств (групп энергопринимающих устройств) потребителей услуг.

Таким образом, действующие нормативно-правовые акты в сфере энергоснабжения относят условие о соблюдении потребителями (абонентами) значений соотношения показателей потребленной активной и реактивной мощности к одному из показателей качества потребленной электроэнергии.

Более того, пп. «в» п. 15 Правил установлена обязанность сетевой организации определять в порядке, определяемом Министерством энергетики Российской Федерации, значения соотношения потребления активной и реактивной мощности для отдельных энергопринимающих устройств (групп энергопринимающих устройств) потребителей услуг. Указанные выводы подтверждаются судебной-арбитражной практикой (см., Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27.11.2014 № Ф04-12270/2014 по делу № А03-7449/2014).

Следует отметить, что пунктом 40 Постановления Правительства РФ № 442 условие об ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по оплате электроэнергии и за нарушение значений соотношения потребления активной и реактивной мощности не относятся к числу существенных условий договора электроснабжения и обязательному включению не подлежит.

Между тем, исходя из системного толкования статей 330, 331, 421 ГК РФ следует, что условие об ответственности в виде неустойки за несоблюдение значений соотношения показателей потребленной активной и реактивной мощности при наличия воли обеих сторон может быть включено в договор энергоснабжения.

Вывод

Соблюдение значений соотношения показателей потребленной активной и реактивной мощности является обязанностью потребителя (абонента) по договору энергоснабжения. При этом, действующее законодательство не запрещает включение в договор энергоснабжения условия о взыскании с абонента неустойки за несоблюдение этих показателей.

Решение АТС по делу № АТС-580/2014-01 от 10.04.2014

ОАО «БГС» обратилось в суд с исковым заявлением к ООО «Стройдом» о взыскании неустойки по договору энергоснабжения № 71 от 26.09.2012, предусмотренной в п. 9.12, согласно которому абоненту начисляется неустойка за нарушение значений соотношения потребления активной и реактивной мощности. В обоснование требований истцом в материалы дела были предоставлены сведения о показаниях приборов учета активной и реактивной энергии ООО «Стройдом».

В судебном заседании ответчик против удовлетворения заявленных требований возражал. Так, по мнению представителя ответчика, договором предусмотрена ответственность за нарушение значений соотношения активной и реактивной мощности, а расчет неустойки произведен истцом на основании показаний приборов учета активной и реактивной электроэнергии

Проанализировав положения Постановления Правительства РФ № 442 во взаимосвязи с условиями договора энергоснабжения № 71 от 26.09.2012 суд пришел к выводу о тождественности терминов «электрическая мощность» и «электрическая энергия». В связи с чем, доводы ответчика были признаны несостоятельными, а исковые требования удовлетворены.

Комментарий позиции суда

Вопрос о соотношении понятий «электрическая энергия» и «электрическая мощность» действительно является актуальным. На необходимость единого толкования и законодательного закрепления определений данных понятий указывается в специальной литературе в сфере энергоснабжения (например, М. Синюгина, Л.И. Шевченко). Не вдаваясь в подробности по поводу определения данных понятий с точки зрения физики, отметим, что в правовой сфере важнее ответить на вопрос: различаются ли данные понятия в законодательстве?

В ст. 3 Федерального закона от 26.03.2003 № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» электроэнергия и мощность признаются товарами в контексте определения понятий потребители электрической энергии и потребители мощности («лица, приобретающие…»). Также в указанной норме встречается понятие «установленная генерирующая мощность» - электрическая мощность объектов по производству электрической и тепловой энергии на момент введения в эксплуатацию соответствующего генерирующего объекта.

Таким образом, в законодательстве понятие «мощность» используется в различных контекстах: как товар, предмет договора купли-продажи, поставки; техническая характеристика объектов электроэнергетики, а именно генерирующего оборудования.

Однако следует отметить, что мощность может выступать товаром особого рода, обращающимся только на оптовом рынке электроэнергии, продажа которого влечет возникновение у участника оптового рынка обязательства по поддержанию принадлежащего ему на праве собственности или на ином законном основании генерирующего оборудования в состоянии готовности к выработке электрической энергии, в том числе путем проведения необходимых для этого ремонтов генерирующего оборудования, и возникновение соответствующего указанному обязательству у иных участников оптового рынка права требовать его надлежащего исполнения в соответствии с условиями заключенных договоров купли-продажи (поставки) мощности» (п. 42 Правил оптового рынка электрической энергии и мощности).

Соответственно, при передаче электроэнергии (мощности) абоненту, не являющемуся субъектом оптового рынка, мощность выступает качественной характеристикой, параметром электроэнергии. В связи с чем, в договоре энергоснабжения, заключенном между истцом и ответчиком, электроэнергия и мощность рассматриваются неразрывно друг от друга.

Таким образом, доводы ответчика обоснованно признаны судом несостоятельными.

Вывод

Электрическая энергия и электрическая мощность могут выступать самостоятельными предметами договоров энергоснабжения. Однако электрическая мощность может выступать самостоятельным товаром только на оптовом рынке электроэнергии. В остальных случая, в частности, при заключении договоров энергоснабжения с абонентами, не являющимися субъектами оптового рынка электроэнергии, различия понятий электрическая энергия и мощность в правовом смысле отсутствуют.

Читайте также

Цитировать

Холоденко, Ю.В. Обзор практики Алтайского третейского суда по спорам о взыскании штрафных санкций за нарушение значений соотношения потребления активной и реактивной мощности / Ю.В. Холоденко. — Текст : электронный // NovaInfo, 2015. — № 32. — URL: https://novainfo.ru/article/3250 (дата обращения: 26.06.2022).

Поделиться