Проблемные аспекты психологического обеспечения отбывания уголовных наказаний осужденных за экстремистскую деятельность

NovaInfo 32, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Психологические науки
Просмотров за месяц: 5
CC BY-NC

Аннотация

В статье рассматривается вопрос о необходимости работы по минимизации экстремистских и террористических проявлений и проблемные вопросы, возникающие при исследовании этих явлений. В материале публикации приводится детальный анализ каждого из этих вопросов.

Ключевые слова

ПСИХОЛОГИ ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ СИСТЕМЫ, ПЕНИТЕНЦИАРНАЯ СИСТЕМА, ИССЛЕДОВАНИЕ, ИСЛАМ, ПРОЯВЛЕНИЯ, ПРОБЛЕМНЫЙ ВОПРОС, ТЕРРОРИСТ, ЭКСТРЕМИСТ

Текст научной работы

Исследование проблематики психокоррекционной работы с осужденными за экстремистскую деятельность позволило определить ряд наиболее актуальных проблем этой работы.

Значимые социально-психологические характеристики осужденных этой категории указанны автором в другой публикации [1]. Тем не менее, сравнительный анализ социально-демографических и психодиагностических данных осужденных за экстремистскую деятельность даже с относительно однородной группой осужденных за насильственные действия в отношении сотрудников органов внутренних дел (в основном ст. 318 Уголовного кодекса РФ) показал яркую специфичность первой группы. Эта специфичность определяет как необходимость адресной работы с этой группой осужденных, так и проблематичность работы психолога с этой специфичностью. Здесь желательно не повторять методических неточной, присущих предыдущим попыткам решить эту проблему [2].

Вкратце особенность социально-демографических характеристик осужденных за экстремистскую деятельность представлена следующим образом.

Во-первых, при практически одинаковом среднем возрасте (33-35 лет) осужденные за экстремистскую деятельность в целом уступают другим осужденным в уровне образования, в наличие профессии. Однако они более благополучны в семейном отношении, менее подвержены влиянию алкоголя и наркотиков, преступления совершали в трезвом состоянии. В прошлом в подавляющем большинстве случаев не имели проблем с законом, воспитывались в полноценных семьях.

Во-вторых, гораздо чаще осужденные за экстремистскую деятельность относятся к наказанию как к абсолютно несправедливому, реже хотят в будущем воспользоваться УДО, менее склонны считать виноватыми себя, хотя соглашаются, что были обмануты («виновата собственная дурость»).

В-третьих, из причин, способствующих преступлению, корыстные мотивы в группе осужденных за экстремистскую деятельность назывались гораздо реже, чем у других осужденных.

В основу материалов статьи положен полученный эмпирический материал и впечатления от посещения исправительных учреждений ряда территориальных органов ФСИН России со строгим и общим режимом, в которых содержатся осужденные за экстремистскую и террористическую деятельность. Непосредственная работа с ними, включала в себя беседу, наблюдение, применение проективных методов психологического обследования, изучение и анализ материалов судебных приговоров, экспертная оценка специалистов-психологов учреждения с сопоставлением имеющихся у них результатов и обмена мнением относительно каждого из осужденных из указанной категории, корреляционного анализа с ранее полученными различных регионов результатами анкет-опросников.

В исправительных учреждениях строгого режима, как правило, отбывают наказание осужденные данной категории с длительными сроками лишения свободы, совершившие тяжкие преступления, диверсионные акты или занимающие достаточно высокое положение в незаконных вооруженных формированиях.

На обычном режиме находятся осужденные с относительно небольшими сроками отбывания наказания. Они, как правило, состояли в незаконных вооруженных формированиях, но непосредственно не участвовали в боевых операциях.

По приезду в исправительное учреждение до его руководства доводились цели и задачи предстоящего исследования, обсуждались организационные вопросы. От специалистов-психологов учреждений была затребована необходимая, но не нарушающая принципы конфиденциальности информация психологического характера на каждого представляющего интерес конкретного осужденного.

До начала исследований со специалистами-психологами каждого из учреждений были обсуждены представленные нами методические разработки диагностического и коррекционного характера, предполагаемые для практической работы с указанным контингентом осужденных. Одновременно выяснялись проблемные вопросы, которые нередко возникали у психологов учреждений при работе с ними. В ходе исследования получаемые результаты совместно оценивались и вносились необходимые коррективы в проведения как диагностических, так и психокоррекционных процедур. В конце проведения исследования полученные результаты были обсуждены и получили экспертную оценку психологов каждого учреждения.

В ходе исследования были использованы следующие психодиагностические методики. Использование преимущественно проективных методов диагностики, позволило максимально устранить ожидаемую установку осужденных на дачу социально желаемых ответов, снижающих научную ценность информации, получаемой при использовании стандартных опросников и тестов. Указанная тенденция была подтверждена результатами проводимого ранее анкетирования.

Использование проективных методик было обосновано также тем, что они в большей степени, чем текстовые диагностические опросники, способствуют преодолению языкового барьера, более охотно воспринимаются обследуемыми, меньше вызывают у них утомления, чем, например, MMPI с его более чем 500 вопросами, не позволяют предугадывать трактовки ответов и т.д.

При подготовке диагностического материала были максимально предусмотрены особенности предстоящего к исследованию контингента, т.е. они носили сугубо целевой, узкий характер и предусматривали не только выявление новых результатов, но и подтверждение выдвинутых ранее рабочих гипотез.

Главным недостатком проективных методов обследования является необходимость высокой квалификации специалиста, проводящего обследование, однако предварительная организационная работа и результаты обсуждения с психологами исправительных учреждений методического материала показал, что практические специалисты в достаточной мере знакомы с проективными тестами техниками и, нередко, самостоятельно их применяют в практике.

Для проведения психокоррекционных мероприятий в отношении изучаемого контингента предложены техники, основанные на нейролингвистическом программировании. Их особенностью является то, что максимальное соответствие психологическим ожиданиям и потребностям (стремление снять внутреннее напряжение, фрустрацию, получить возможность высказаться и поделиться сомнениями и имеющимися переживаниями в безопасной для себя форме, самостоятельно просмотреть возможные для себя варианты поведения в будущем и оценить свои внутренние ресурсы) рассматриваемого контингента, поставленным задачам и даже прогнозируемым результатам. В рассматриваемом контексте, даже диагностические процедуры, в том числе беседа, играют также психокоррекционную роль, в связи с чем, стимулируется интерес самого осужденного к работе с предъявляемыми техниками и степень необходимых доверительных отношений (осужденный сам выбирает их уровень без принудительного воздействия извне и не опасается «последствий»).

Предупреждение: психолог, работающий с указанным контингентом в рамках представленных нами для апробации психодиагностических и психокоррекционных программ, должен четко представлять поставленные задачи и цели, что требует определенных профессиональных качеств от этой категории сотрудников ФСИН России [3].

Психологу не следует заострять внимание на составе преступления и что-либо «выявлять» или «разоблачать». Это уже сделали следствие и суд, в исправительном учреждении для этого есть соответствующие службы со своими методами работы.

  1. Психолог же, в первую очередь, должен помочь осужденному:
    • разобраться со своими внутренними психологическими проблемами;
    • найти безопасный выход из психотравмирующих ситуаций и последствий возможного посттравматического стрессового синдрома;
    • определить внутренние ресурсы, позволяющие пересмотреть свою отношение к прежнему жизненному опыту и мировоззрению в целях адаптации к условиям и режиму отбывания наказания и законопослушному образу жизни после освобождения.
  2. Предложенные программы позволяют осужденному самому найти ответ на актуальные для него вопросы психологического характера, при этом роль психолога лишь направляющая и, при необходимости, разъясняющая, но не директивная и не поучающая.
  3. Психологические техники не трудоемки и не сложны в освоении при любой квалификации психолога. Важно лишь стремление к практической работе и адекватные навыки общения с людьми.

При первичном испытании предлагаемых методов работы с осужденными, отбывающими наказание за террористическую и экстремистскую деятельность, выявлено:

  1. Осужденные из числа рассматриваемого контингента не обнаруживают значимых тенденций к избеганию работы с психологом. Тем не менее, несмотря на внешне демонстрируемое большинством из них спокойствие, безразличие и даже «независимость» в беседе практически со всеми чувствуется имеющуюся напряженность, настороженность, подозрительность. Это проявляется в осторожности при подборе фраз, паузах, уточнениях вопросах, внешних визуальных маркерах (напряженная поза, «бегающий» взгляд, стиснутые кулаки и т.д.).
  2. На вопросы, касающиеся напрямую преступной деятельности, например: «За что посадили?» осужденные рассматриваемой категории отвечают неохотно, уклончиво: «Все написано в уголовном деле», «Не знаю», «За то, что носил бороду» и т.д. Однако после установления более доверительных отношений некоторые из этих же осужденных сами возвращаются к болезненной для них теме и, иногда, делятся своими переживаниями, спрашивают профессионального совета.
  3. На вопросы, связанные с будущим, как правило, большинство отвечать не готово и затрудняется. Однако прослеживается отчетливая тенденция нежелания возвращаться на прежнее место жительства после освобождения, хотя с ближайшими родственниками, в отличие от других осужденных, у них отношения сохранены на более высоком уровне.
  4. Обращает на себя внимание более низкий уровень правовых знаний по сравнению с осужденными других категорий.

Практическим психологам на основании анализа сделанных наблюдений и результатов первичных испытаний предлагаемых психологических программ работы с осужденными, отбывающими наказание за террористическую и экстремистскую деятельность, РЕКОМЕНДОВАНО:

  1. Проводить работу с указанным контингентом исключительно в гражданской одежде. Военизированная форма (сотрудника УИС, МВД и т.д.), тем более камуфляж отрицательно сказывается на создании необходимых для работы доверительных отношений, создает напряженность в самом начале беседы. Требование некоторых руководителей учреждений к психологам постоянно, в том числе при работе с осужденными данной категории, находиться в повседневной форме одежды объясняется их «психологической» безграмотностью и отсутствием здравого смысла.
  2. С осужденными-мужчинами, отбывающими наказание за террористическую и экстремистскую деятельность, особенно, лицами других этнических групп (представителями Северного Кавказа, тувинцами и т.д.) психокоррекционную работу лучше проводить психологам-мужчинам и желательно более старшего возраста, с осужденными-женщинами – психологам-женщинам.
  3. Проводя психологическую работу с осужденными данной категории и являющимися представителями иных этнических групп, специалисту помимо психологии необходимо иметь представление и об особенностях данного этноса, обычаях, условиях воспитания, традициях и сути религиозных предпочтений. Это связано с тем, что в ряде этнических групп сохраненные веками традиции обычаи в сознании осужденного превалируют над законами РФ, а религиозные предпочтения той или иной малой этнической группы могут противоречить религиозным нормам традиционной религии всего этого же этноса в целом (например, ваххабизм).

Читайте также

Список литературы

  1. Казберов П.Н. Методические особенности психокоррекционной работы с осужденными, отбывающими наказание за террористическую и экстремистскую деятельность // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2013. № 3. С. 19-21.
  2. Казберов П.Н.Создание базовых (типовых) психокоррекционных программ для работы с осужденными // Прикладная юридическая психология. 2011. № 1. С. 216-218.
  3. Федорова Е.М. Пути духовно-нравственного формирования личности как необходимого компонента профессиональной культуры сотрудника уголовно-исполнительной системы // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2005. № 5. С. 32-35.

Цитировать

Казберов, П.Н. Проблемные аспекты психологического обеспечения отбывания уголовных наказаний осужденных за экстремистскую деятельность / П.Н. Казберов. — Текст : электронный // NovaInfo, 2015. — № 32. — URL: https://novainfo.ru/article/3406 (дата обращения: 14.08.2022).

Поделиться