О некоторых факторах, способствующих формированию суицидального поведения среди несовершеннолетних осужденных

№33-1,

психологические науки

Из-за бурных эндокринных процессов, несформированности многих адаптационных механизмов, а также многих других психофизиологических и социальных причин подростковый возраст является одним из самых сложных периодов в становлении личности. Формирующаяся система представлений о себе определяет вероятность возникновения суицидальных мыслей и намерений. Пребывание подростка в местах лишения свободы, особенно в первый раз, всегда является для него психотравмирующей ситуацией.

Похожие материалы

Профилактика суицидального поведения среди несовершеннолетних осужденных не случайно является актуальным направлением работы пенитенциарных психологов. Даже один единственный случай завершенного (окончившегося смертью) суицида подростка в условиях УИС является чрезвычайным и резонансным происшествием. Это связано с тем, что государство, изолировав несовершеннолетнего осужденного, берет на себя ответственность за его дальнейшую судьбу.

Согласно данным Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка, среди неестественных причин смертности несовершеннолетних суициды занимают особое место, и «по уровню смертности от самоубийств подростков наша страна занимает первое место в Европе».

Проблемы суицидов среди несовершеннолетних осужденных в местах лишения свободы имеют свои особенности, так как лишение свободы само по себе является мощным фактором, вызывающим у человека сильнейший стресс, что, в свою очередь, может привести к совершению суицидальных попыток в условиях изоляции.

Доля несовершеннолетних осужденных, состоящих на профилактическом учете как склонных к суицидам и другим формам деструктивного поведения по сравнению 2003 годом постепенно растет, и в настоящее время увеличилась в два и более раза.

Подростковый возраст является одним из самых сложных периодов в становлении личности. Причины во многом носят психофизиологический и социальный характер, также связаны с бурными эндокринными изменениями и несформированностью многих адаптационных механизмов, характером психологических защитных механизмов, отсутствием полноценного жизненного опыта и адекватного взгляда на окружающую действительность. Пытаясь занять свое место в жизни, для подростков огромную роль играет признание со стороны ровесников, а авторитет родителей падает. В этот период интенсивно формируется система представлений о себе, о других людях, о своем будущем, и она во многом определяет эмоциональное состояние подростка, в том числе, вероятность возникновения суицидальных мыслей и намерений.

В подростке удивительным образом сочетаются на первый взгляд несовместимые качества:

  • стремление к самоутверждению с неуверенностью в себе;
  • сенситивность с черствостью и жестокостью;
  • чувствительность к оценке другими своей внешности, силы, способностей с излишней самоуверенностью;
  • болезненная застенчивость с наглостью;
  • отказ от общепринятых правил с обожествлением кумиров;
  • чувственное фантазирование с бесплодным мудрствованием;
  • стремление к независимости и непереносимости опеки со страхом самостоятельности, неумением самообеспечения.

Определенные условия и обстоятельства на основе этих противоречивых психологических характеристик часто способствуют формированию социальной дезадаптации, значительно искажающей установки личности и способы социального реагирования, что приводит к личностной деформации по асоциальному типу со следующими признаками:

  • отсутствие интереса к познавательной деятельности;
  • отсутствие способности к эмпатии, недостаточность глубины эмоционального сопереживания;
  • стремление к получению простых удовольствий без волевого усилия и труда;
  • пренебрежительное отношение к общечеловеческим ценностям, легкое усвоение навыков асоциального поведения, социально-правовой нигилизм;
  • выраженный эгоцентризм с постоянным стремлением к оправданию своего поведения и обвинению окружающих, отсутствие чувства вины за свои поступки;
  • повышенная подверженность влиянию групповых криминальных норм.

У несовершеннолетних, находящихся в местах лишения свободы, эти психологические проблемы на когнитивном, аффективном и поведенческом уровне, усугубленные течением кризиса подросткового возраста, еще больше обостряются влиянием средовых воздействий, дефектами предшествующего воспитания и социальной дезадаптацией:

  • когнитивный уровень характеризуется низкой самооценкой, иррациональными, разрушительными мыслями, амбивалентностью при принятии решений, кажущейся безвыходностью сложившихся ситуаций;
  • для аффективного уровня характерны гнев, злость, тревожность, чувство вины, страх, фобии, депрессии и т.д.
  • поведенческий уровень включает в себя неадекватность и спонтанность поступков, вследствие неорганизованности и волевой несостоятельности и, несмотря на хорошие способности, – ухудшение успеваемости при обучении, изолированность, конфликты с окружающими.

Роль социальных факторов, оказывающих непосредственное влияние на формирование характера и стереотипа привычного поведения в различных сложных жизненных ситуациях, в том числе, провоцирующих суицидальное и иное деструктивное поведение, наиболее ярко выявляется именно в местах лишения свободы у несовершеннолетних осужденных, так как в воспитательных колониях сосредоточена в основном наиболее неблагополучная часть подрастающего поколения, совершившая уголовные преступления, часто выросшая в крайне неблагоприятной обстановке, ведущая, нередко, асоциальный образ жизни, пристрастившаяся к алкоголю, к токсическим или наркотическим веществам. Пребывание подростка в местах лишения свободы, особенно в первый раз, всегда является для него психотравмирующей ситуацией. В плане суицидоопасного поведения наиболее значимы нарушения в эмоциональной сфере: трансформация основной акцентуации характера по неустойчивому типу, например, истероидно-неустойчивый, сенситивно-неустойчивый, гипертимно-неустойчивый типы и пр. Влияние волевой сферы неоднозначно: лица с сильной волей лучше переносят жизненные трудности, однако при установке «на цель» (суицид) они меньше сомневаются и чаще реализуют задуманное.

Несовершеннолетним осужденным, впервые прибывающим в ВК, свойственна повышенная тревожность, напряженность, беспокойство. Некоторые из них не скрывают своего раздражения и отчаяния. Характерно проявление агрессивности, в том числе вербальной, а также неуравновешенности. Агрессия для них, вероятно, выступает одним из основных способов решения проблем, связанных со стремлением сохранить индивидуальность, и служит своеобразной формой психологической защиты. Накопленные эмоциональные переживания в результате предшествующего длительного воздействия стрессовых факторов (ожидание ареста, заключение под стражу, пребывание в следственном изоляторе, досудебное разбирательство, суд, этапирование к месту лишения свободы, ожидание встречи с неизвестным, крушение надежд и т.д.) часто не позволяют контролировать им свое поведение и эмоции, а порой выливаются в невротические расстройства и стойкие реактивные состояния. У некоторых из них в прошлом, задолго до совершения преступления, имели место случаи демонстративно-шантажного поведения и попыток истинного суицида по различным, как правило, незначительным поводам (разрыв с любимым человеком, увлечение деструктивными философскими или религиозными системами, реакция на несправедливость, боязнь огорчить родителей за плохие оценки и т.д.). Большая часть несовершеннолетних осужденных подвержена периодическим депрессивным состояниям. Отмечаются снижение активности, перепады настроения, особенно на начальных этапах отбывания наказания и перед освобождением из мест лишения свободы. Внешне это проявляется в повышенной раздражительности, придирчивости, часто демонстрируется недовольство в ответ на реплики или замечания со стороны окружающих. На самом деле преобладает пассивная личностная позиция и склонность к раздумьям, боязнь неудач.

К специфическим факторам пенитенциарной системы, увеличивающим риск суицидального поведения среди несовершеннолетних осужденных, являются также особенности неформального взаимоотношения лиц, отбывающих наказание. Неформальная нормативно-ценностная система взаимоотношений внутри подросткового коллектива имеет существенные отличия от таковой во взрослых исправительных учреждениях и характеризуется взрослыми «хранителями» лагерных традиций, как «беспредельные». Косвенно это несоответствие на практике иногда проявляется чрезвычайными происшествиями при переводе осужденного из воспитательной колонии исправительное учреждение.

В плане профилактики суицидов среди несовершеннолетних, в том числе, и с определенной долей демонстративно-шантажного поведения, следует обращать особое внимание на подростков, которые оказываются вне неформальных групп, так как могут испытывать серьезное давление с их стороны («белые вороны»), или имевшими конфликты с осужденными, отбывающими наказание в ВК, более старшего возраста. Имеет значение также влияние многократно судимых подростков на так называемых «первоходов». Ситуация во взаимоотношениях между несовершеннолетними осужденными в различных ВК определяется множеством факторов, поэтому единых рецептов, инструкций на все случаи жизни, естественно, быть не может. Тем не менее, понимание механизмов и скрытых причин того или иного поведения является определяющим в работе любого успешного практического психолога. Только тогда можно интуитивно улавливать любые изменения в поведении несовершеннолетних осужденных, а не только следовать результатам получаемых анкет и тестов. Не секретом являются распространенные в пенитенциарной среде, и не только в России, разнообразные «игры», традиции, средства давления и издевательств, способствующие подавлению личности, подчинению и зависимости от других лиц, доведению до моральной деградации и, даже до самоубийства.

Таким образом, описанные пенитенциарные факторы представляют собой, казалось бы, чрезвычайную концентрацию обстоятельств, имеющих явно провоцирующее суицидальное поведение значение. Однако практика показывает, что число завершенных суицидов среди несовершеннолетних осужденных значительно меньше, чем среди их более благополучных ровесников на свободе. Причем, такая тенденция на протяжении многих лет не меняется. Объяснить это только тем, что в воспитательной колонии «все под контролем», что подросткам уделяется много времени и т.д., на наш взгляд, не достаточно. Вероятно, существуют еще недостаточно изученные мощные антисуицидальные факторы, действующие на подсознательное поведение человека, находящегося в экстремальных условиях. В своей книге «Человек в поисках смысла» В. Франкл, сам прошедший немецкие концлагеря, констатировал, что даже в самых ужасающих условиях уровень самоубийц был неожиданно для него очень невысоким. Люди деградировали, погибали, но сознательно лишали себя жизни немногие. Возможно, сказываются следующие факторы:

  1. несовершеннолетний осужденный, какой бы срок ему не пришлось бы отбывать наказание, в любом случае выйдет на свободу. После адаптационного периода, как правило, его жизнь на свободе на подсознательном уровне идеализируется, все хорошее начинает выглядеть еще более привлекательным, а плохое игнорируется, срабатывают механизмы психологической защиты. В беседе он заявляет: «Выйду на свободу, буду работать, помогать маме». Появляется, хоть и иллюзорная, но цель в жизни. К сожалению, к моменту подготовки к освобождению включается сознание, появляются сомнения, тревога: «Кто меня там ждет? Как мне устроиться на работу?» и т.д. Поэтому заключительный период отбывания наказания самый трудный и опасный;
  2. осужденный подросток, какой бы низкий статус он не занимал, всегда находится среди себя подобных. Ему есть перед кем поделиться своими проблемами. Он не ощущает себя одиноким, в отличие от своих сверстников на свободе. В этом также значительную роль играет фактор группирования, в том числе и отрицательной направленности. Исключение создает ситуация так называемого бойкотирования, которое обычно очень тяжело переносится подростком;
  3. подсознательная потребность в эпистолярном жанре интуитивной «самопсихотерапии», когда подросток пишет многочисленные письма домой и с нетерпением ожидает ответа на них. Сюда же можно отнести и стихотворное творчество, пусть даже сомнительного или депрессивного содержания;
  4. нахождение в воспитательной колонии, даже в невысоком социальном статусе, позволяет ему свою ощущать приверженность к чему-то, отличаться от сверстников на свободе, чувствовать свою исключительность, иметь возможность испытать себя в трудностях и т.д.

В связи с этим истинное суицидальное поведение у несовершеннолетнего осужденного становится возможным лишь в случаях сознательного доведения до самоубийства, либо в действительно непереносимых условиях и полном отсутствии дальнейшей перспективы и цели в жизни (например, при неизлечимой болезни, крайне неблагоприятном известии из дома). Кроме того, следует учитывать гибкость приспособительных механизмов подросткового возраста. В тоже время, могут быть широко распространены демонстративно-шантажные реакции, в том числе массовые. Они могут быть инициированы извне (влияние криминального авторитета), протестом на «несправедливость», либо в целях получения каких-либо преимуществ. Иногда они могут заканчиваться трагически.

Проблема деструктивных проявлений среди несовершеннолетних осужденных и методы превентивной диагностики лиц, потенциально представляющих наибольший риск такого поведения, способы коррекции его, а также минимизация негативных последствий – наиболее актуальное поле деятельности пенитенциарных специалистов, независимо от их служебной принадлежности и должностных обязанностей, не только воспитателей, педагогов, медицинских работников и психологов.

Список литературы

  1. Астахов П.А. «О суицидальной ситуации в среде несовершеннолетних». Доклад президенту РФ. М., 2011 г.
  2. Дебольский М.Г., Матвеева И.А. Суицидальное поведение осужденных, подозреваемых и обвиняемых в местах лишения свободы [Электронный ресурс] // Психология и право. 2013. №3. URL: http://psyjournals.ru/psyandlaw/2013/n3/63783.shtml.
  3. Дикопольцев Д.Е. Аутодеструктивное поведение несовершеннолетних осужденных к лишению свободы и пути его психологической профилактики: автореф. дис. … канд. психол. наук. Рязань, 2013. С. 15.
  4. Подростковая психиатрия. Под. ред. проф. В.А. Гурьевой – М., 2000. С. 295.
  5. Н.О. Зиновьева, Н.Ф. Михайлова. Психология и психотерапия насилия – М., Речь, 2003.
  6. Мокрецов А.И., Новиков В.В. Личность осужденного: Личность осужденного: социальная и психологическая работа с различными категориями лиц, отбывающих наказание: Учебно-методическое пособие. – М.: НИИ ФСИН России, 2006. – 220 с.
  7. Мокрецов А.И. Социально-психологические проблемы в пенитенциарных учреждениях. М. 1998.