Специфика организации предложной конструкции

№35-1,

Филологические науки

В статье раскрываются особенности организации предложной конструкции. Под предложной конструкцией в рамках проводимого исследования понимается бинарный комплекс, состоящий из предлога и именной фразы. В статье производится анализ основных существующих моделей, посредством которых оформляются локативные отношения.

Похожие материалы

Рассмотрение предлогов в качестве слов с реляционной семантикой имело место в Академической грамматике русского языка, где подчеркивалось, что лексическим значением предлога является значение того или иного отношения. При этом многие из данных отношений «возникают в образуемых ими соединениях слов» [Кубрякова 1999: 6]. Динамика значения предлогов может быть прослежена прежде всего в строящихся с ними оборотах и конструкциях, а также зависит от их непосредственного окружения. Как таковой предлог получает свое значение в контексте (в определенном словосочетании или конструкции).

Лексическое значение предлога подразумевает отношения, а также оттенки, вносимые ими в конструкцию. В специальных работах, посвященных исследованию предлогов (А. Херсковиц [1986], К. Бругман [1988],

К. Ванделауз [1991], Б. Ландер [2004]), утверждается, что в отражении семантики предлогов возможен один-единственный путь их адекватного описания – через тщательный анализ в конструкциях» [Кубрякова 1999: 5]. Предложная конструкция выступает в качестве определенного контекста, который определяет переход от языковой многозначности предлога к его речевой (контекстной) однозначности.

Конструкции, организуемые предлогом, носят название предложных конструкций и привлекают внимание специфической природой составляющих единиц, а также своим семантико-синтаксическим статусом. Понятие «конструкция» на протяжении длительного периода времени рассматривается в рамках лингвистической науки и в настоящее время принимает новые форматы видения, интегрируя в себе идеи многих исследовательских концепций.

В словарных статьях понятие «конструкция» (англ. construction) определяется как синтаксическое целое, которое составлено из объединенных в речи языковых единиц, «сочетающихся вследствие наличия у них определенных грамматических форм» [Ахманова 2009]. С точки зрения

Ю.В. Шаламова, специфический характер конструкции определяется лексико-грамматическими свойствами составляющих ее единиц. Основным назначением анализируемой структуры, в свою очередь, является ее использование в качестве единого целого [Шаламов 1994: 64]. Другими словами, конструкции – это единства, в которых должна учитываться не только формальная модель, но и таксономические (лексико-семантические и лексико-грамматические) характеристики заполняющих ее слов [Ковалева 1992: 24].

Л. Талми предлагает рассматривать конструкции в качестве грамматического комплекса, который состоит из определенных комбинаций простых форм. Он представляет конструкцию в виде абстрактной схемы со структурирующей функцией [Талми 1999: 91]. Среди основных характерных особенностей понятия «конструкция» можно выделить следующие: наличие определенных лексико-грамматических форм, специфический характер лексико-грамматических свойств составляющих ее единиц, гештальтное осмысление конструкции, единство формы и содержания.

В.Г. Гак акцентирует, что «не конструкция создается из слов, но слова подбираются в конструкции, вернее, идет процесс взаимной «подгонки» слов в конструкции» [Гак 1973: 364]. Е.С. Кубрякова, в свою очередь, пишет о том, что при анализе каждой комплексной единицы следует выявить особенности взаимодействия значения ее составляющих (а не то, каким образом они складываются), а также определить типы взаимодействий в комплексных знаках разного порядка [Кубрякова 2002]. В этом отношении актуальны слова Л.В. Щербы по поводу существования законов сочетания слов в словосочетаниях и конструкциях, в которых «арифметический» подход к анализу семантически значимой стороны этих единиц не просто не приветствуется, а является неприемлемым. Роль здесь играют «не только правила синтаксиса, но, что гораздо важнее – правила сложения смыслов, дающие не сумму смыслов, а новые смыслы» [Щерба 1958: 68].

Таким образом, предложная конструкция являет собой комплексное образование. В языковой системе в целом под ней понимается сочетание предлога с именной фразой: Prp+ NPhr [Qiurk 1985]. Это традиционное определение предложной конструкции. Предлог выступает в качестве организующего центра конструкции. Именная фраза в терминах семантики имеет наименование локума, представляющего собой место для локализации объекта. Локализация может осуществляться в следующих «координатах», которые в различных исследовательских концепциях носят различные наименования:

  • локум;
  • ориентир – Landmark;
  • референциальный объект – the reference object;
  • релятум – relatum;
  • локализатор;
  • фон [Ground];
  • опорный локум.

Существует несколько другой взгляд на количество элементов предложной конструкции. Некоторые лингвисты под предложными конструкциями понимают тернарный комплекс, компоненты которого соответствуют компонентам традиционной локативной ситуации: локализуемый объект – предлог – локум. В представленном ракурсе выполнена работа

И.М. Кобозевой [Кобозева 1997], в которой выделяются локативные предложные конструкции, целостно отражающие смысловую структуру локативной ситуации. Другими словами, они выступают аналогом локативной ситуации. Предложные конструкции в интерпретации автора представляют собой тернарный комплекс (локализуемый объект – предлог – локум). Данный комплекс включает в себя NP1 – локализуемый объект (в терминологии автора «фигура»), NP2 – объект, относительно которого в пространстве располагается локализуемый объект, и именуется локумом (в авторской терминологии «ориентир»). Третьим компонентом конструкции, по словам исследователя, выступает предлог или другая изофункциональная ему лексема, принимающие участие в выражении расположения фигуры относительно локума. Сочетание NP2 и предлога с синтаксической точки зрения образуют предложную группу, семантическим прообразом которой выступает некоторый фрагмент пространства, именуемый «топосом» [Кобозева 1997].

Характер пространственных отношений, выражаемых с помощью локативных предложных конструкций, отмечается асимметричностью. При выражении пространственных отношений существенным является семантическая характеристика обоих объектов – локума и локализуемого объекта (ср. The bicycle is near the house, и невозможно сказать The house is near the bicycle) [Talmy 1983].

Как видно, основным принципом выделения предложных конструкций И.М. Кобозевой [Кобозева 1997] выступает соотнесенность конституентов конструкции и компонентов локативной ситуации. Другими словами, в концепции автора предложная конструкция организуется по типу формирования отношений пространственной локализации. При этом в интерпретации ученого сочетание предлога и локума, выраженного именной фразой, носит название предложной группы. Предложная группа с локализуемым объектом, с точки зрения автора, проецируются в предложную конструкцию.

В рамках проводимого исследования предложных конструкций антропоцентрической семантики нами акцентируется их семантическая наполненность. Предложная конструкция – это комплексное образование, состоящее из предлога и именной фразы [Ахманова 2009]. Предложная конструкция мыслится как бинарный комплекс, состоящий из стержневого элемента – предлога и именной фразы – Prp+Nphr. Предложные конструкциями, входящие в состав трехкомпонентной локативной модели X (Loc. Obj) + PRP +Y (Locum). Представленная модель выступает аналогом типичной локативной ситуации и включает локализуемый объект, область его локализации и предлог как показатель отношений «объект – локум».

Теория «моделей» в этом отношении представляет собой наглядный пример своего рода схематизированной абстракции. Анализ предложных конструкций исследуемой семантики в рамках теории моделей позволяет более емко описать свойства элементов конструкции. Модель в данном случае выступает в качестве специальной наглядно-образной записи конструкции [Кодухов 1975: 38].

Модели, будучи наглядно-образными конструктивными схемами, «служат средством отвлечения и выражения внутренней структуры больших или меньших фрагментов языковой системы, при этом наиболее существенным их отличием является воспроизведение в схематизированной форме сущностных характеристик объекта, т.е. служить аналогом, подобием объекта» [Гухман 1970: 157].

В некоторых случаях модель может быть расширена. Подобную экспансию можно интерпретировать, как исходя из особенностей специфики пространственных отношений, так и принимая во внимание специфику ее составляющих. К примеру, при описании природы ментального пространства, имеет место включение и глагольного компонента, в значение которого входит пространственная сема: an idea flashed across his mind.

Следует отметить также и другие существующие в науке о языке модели, посредством которых оформляются локативные отношения, репрезентируемые в языковом пространстве посредством моделей:

  1. Предлог + Имя существительное [Аракин 1981];
  2. Имя существительное + Предлог + Имя существительное [Herskovits 1986];
  3. Субъектно-предикатная конструкция + Предлог + Имя существительное (поликомпонентная модель) [Herskovits 1986].

Первая представленная модель, с точки зрения В.Д. Аракина, может быть использована для репрезентации пространственных отношений в германских языках при описании как динамических, так и статических пространственных отношений [Аракин 1981]. В качестве альтернативных моделей выступают модели в исследовательской концепции А. Герсковиц. В одной из них кроме предлога и локума выделяется также и локализуемый объект. Данная модель являет собой тернарный комплекс и выражает локативные отношения [Herskovits 1986]. Другая модель представляет собой поликомпонентное образование, к которому можно отнести построения по модели – Субъектно-предикатная конструкция + Предлог + Имя существительное: “Ann is writing a composition in her room”. В указанном случае пространственную локализацию приобретает не отдельно взятый компонент, а целая ситуация [Herskovits 1986].

Представленные модели согласуются с мнением когнитологов по поводу того, что «…люди осознают пространство не через систему координат, относительно которых задается местоположение одних объектов независимо от других объектов, а скорее через отношения, существующие между объектами в этом пространстве» [Кравченко 1996: 8]. Предлог выступает в качестве координатора, при этом его окружение может варьироваться.

Итак, предложная конструкция, под которой понимается бинарный комплекс, заключает в себе определенный пучок смыслов, некий гештальт, складывающийся из значения организующего конструкцию предлога и именной фразы – локума. При этом языковое значение предложной конструкции не выступает в качестве результата простого механистического соединения всех вышеуказанных компонентов, а проецируется в результате комплексной операции интегрирования смыслов в холистичное целое.

Список литературы

  1. Аракин, В.Д. Исследование по лексической сочетаемости [Текст] / В.Д. Аракин. – М., 1981. – С. 35-40.
  2. Ахманова, О.С. Словарь лингвистических терминов [Текст] / О.С. Ахманова // М., 2009. – 607 с.
  3. Гухман, М.М. Глагольные аналитические конструкции [Текст] / М.М. Гухман // Вопросы грамматического строя. – М., 1955. – С. 25-37.
  4. Кобозева, И. М. Как мы описываем пространство, которое видим: композиционные стратегии [Текст] / И.М. Кобозева // Труды международного семинара “Диалог 97” по компьютерной лингвистике и ее приложениям. – М., 1997. – C. 132-136.
  5. Ковалева, Л.М. Семантический и прагматический аспекты английского предложения [Текст]: монография / под ред. Л.М. Ковалевой. – Иркутск : Изд-во Иркутс. ун-та, 1992. – 272 с.
  6. Кодухов, В.И. О двух основных аспектах предложения языков [Текст] / В.И. Кодухов // Теоретические проблемы синтаксиса индоевропейских. – Л., 1975. – С. 33-40.
  7. Кравченко, А.В. Язык и восприятие: когнитивные аспекты языковой категоризации [Текст] / А.В. Кравченко // Иркутск : Изд-во Иркутск. ун, 1996. – 159 с.
  8. Кубрякова, Е.С. Семантика в когнитивной лингвистике (о концепте контейнера и формах его объективации в языке) [Текст] / Е.С. Кубрякова // Известия АН / Серия литературы и языка. – 1999. – Т. 58, № 5-6. – С. 3-12.
  9. Шаламов, Ю.В. Аналитические конструкции в системе английского глагола [Текст] / Ю. В. Шаламов : Удмурт. гос. ун-т. – Ижевск : Изд-во Удмурт. ун-та. – 1994. – 76 с.
  10. Щерба, Л.В. Избранные работы по языкознанию и фонетике [Текст] / Л.В. Щерба. – Л. : Наука, 1958. – 182 с.
  11. Herskovits, A. Language and Spatial Cognition. An Interdisciplinary Study of the Prepositions in English / A. Herskovits. – Cambridge : Cambridge University Press, 1986. – 208 p.
  12. Quirk, R. A Comprehensive Grammar of the English Language [Text] / R. Quirk, S. Greenbaum, G. Leech , J. Svartik. – London : Longman, 1985. – 1779 p.
  13. Talmy, L. How language structures space. In Herbert Pick and Linda Acredolo, eds., Spatial orientation : theory, research, and application. – New York : Plenum Press. – 1983. – P. 225-282