Личностные ценности подростков, склонных к противоправному поведению (на материале исследования лиц, стоящих на учете в подразделениях по делам несовершеннолетних)

NovaInfo 35, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Психологические науки
Просмотров за месяц: 0
CC BY-NC

Аннотация

В статье представлены результаты исследования личностных ценностей подростков, склонных к противоправному поведению.

Ключевые слова

ПОДРОСТКИ, ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ ПО ДЕЛАМ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ, ПРОТИВОПРАВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ, ЛИЧНОСТНЫЕ ЦЕННОСТИ

Текст научной работы

Насилие и жестокость постепенно становятся социальной нормой, приобретая для обычного среднестатистического подростка положительный личностный смысл. Все это делает актуальными исследования склонности подростков к девиантному и противоправному поведению, осмысление чего возможно благодаря обращению к ценностной проблематике.

Целью проведенного нами исследования являлось изучение ценностно-смысловых ориентаций подростков, склонных к противоправному поведению.

Участниками исследования являлись 30 подростков, находящихся на учете в подразделении по делам неовершеннолетних, а также 28 подростков с нормативным поведением в возрасте 14–16 лет. Выборку составили юноши и девушки Калманской средней общеобразовательной школы им. Г.А. Ударцева и социального приюта «Доверие» (с. Калманка).

В работе использовалась методика «Ценностный дифференциал» (Д.В. Каширский) [3]. Результаты были подвергнуты последующему анализу с применением современных подходов, статистических методов и моделей, включая многомерный анализ данных (конфирматорный факторный анализ, множественные регрессионные модели). Статистическая обработка данных производилась с помощью программ SPSS 20.0, Amos 18.0, G*Power 3.1.

Испытуемым были предложены несколько понятий (словосочетаний), которым они должны были дать оценку в пространстве антонимических прилагательных (по типу Осгудовского дифференциала). После чего выявлялись сходства в оценках, которые были даны подростками, после чего осуществлялась процедура структурного моделирования. В числе предложенных участникам исследования понятий были использованы следующие: человек, имеющий хорошее здоровье и постоянно заботящийся о нем; человек, имеющий такой круг общения, который удовлетворяет его духовно и эмоционально; человек с высоким социальным статусом, управляющий другими людьми; семейный человек; социально активный человек; человек, познающий окружающий мир и самого себя; человек, помогающий другим людям; материально обеспеченный человек; высокообразованный человек; верующий человек; человек, ценящий отдых и приятное времяпрепровождение; самореализующийся человек; человек, ценящий прекрасное в жизни (искусство, природу и др.); любящий человек; человек, которого ценят и уважают люди; человек, имеющий интересную работу; свободный человек; честный, порядочный человек; человек, нарушивший закон, преступник; справедливый человек; счастливый человек; несчастный человек; законопослушный человек; человек, ценящий дружбу; человек, ценящий стабильность и порядок; человек, к которому я испытываю положительное отношение; человек, к которому я испытываю негативное отношение; человек, принимающий наркотики; я в прошлом; я в настоящем; я в будущем.

Исследование показало, что для подростков с делинквентным поведением счастливый человек предстает семейным, уважаемым другими людьми и законопослушным человеком, который готов прийти на помощь другим людям, ценит дружбу и умеет хорошо провести свой досуг. Для подростков нормативной группы, счастливый человек – это тот, кто имеет высокий социальный статус, интересную работу, его привлекает эстетическая сторона жизни. Таким образом, для подростков с делинквентным поведением счастье связывается с хорошими межличностными отношениями с друзьями, семьей и коллегами, гармонией с Законом. Тогда как для подростков, не склонных к девиантному поведению, счастье человека ассоциируется, главным образом, с его высоким социальным статусом и престижем. Возможно, ориентация подростков нормативной группы на эстетические ценности отчасти связана с их направленностью на высокое благосостояние и социальную самодостаточность. Так, по мнению Г. Олпорта, человеку, разделяющему эстетические ценности, «часто нравятся прекрасные знаки пышности и могущества» [6, с. 346]. Отметим также, что общим в представлениях подростков обеих групп о счастливом человеке является то, что этот образ наделяется молодежью положительной коннотацией.

Несчастный человек в сознании подростков с делинквентным поведением представлен всего лишь одной характеристикой. Это человек, не разделяющий эстетические ценности формы и гармонии. Возможно, по Г. Олпорту, это человек, не обладающий «знаками пышности и могущества», но вероятно также и то, что несчастный человек для подростков, склонных к противоправному поведению, – это личность, жизнь которой «лишена круговорота разнообразных впечатлений, от каждого из которых он получает удовольствие» [Там же, с. 346].

Молодежь c делинквентным поведением испытывает положительное отношение к счастливому, социально-активному человеку, ценящему дружбу, стабильность и порядок, а подростки нормативной группы – к порядочному, семейному, общительному, социально активному человеку, ценящему свободу и независимость, отдых, разделяющему эстетические и религиозные ценности. Таким образом, для подростков с делинквентным поведением положительное в человеке ассоциируется, в первую очередь, с его социальной активностью, приверженностью заведенным порядкам, уверенностью в завтрашнем дне, а для подростков с нормативным поведением в образе человека, к которому они испытывают положительное отношение, наряду с его социальностью, отмечается также аффилятивная установка и ориентация на семейные, религиозные и эстетические ценности. Таким образом, категория «Человек, к которому я испытываю положительное отношение» наделяется подростками группы с нормативным поведением дополнительным измерением – высшими («бытийными») [5] ценностями.

Образ человека, к которому подростки с делинквентным поведением испытывают отрицательное отношение, представляет собой материально обеспеченного человека, соблюдающего закон, ценящего стабильность и порядок. Заметим, что последняя из этих ценностей, по мнению М.С. Кагана, представляет собой «основную правовую (юридическую) ценность государства как верховного совокупного субъекта» [2, с. 99]. Интересно, что в ментальном пространстве делинквентных подростков образ человека, к которому испытываются симпатия и антипатия, одновременно содержит оценочную категорию «Человек, ценящий стабильность и порядок». Полученный результат говорит о том, что для данной группы молодежи положительную окраску имеет спокойное размеренное положение дел, уверенность в завтрашнем дне. Однако в то же время спокойствие и размеренность склонны восприниматься подростками и в негативном свете, ассоциируясь, по-видимому, с правовой системой, а также с «простоем», «рутиной» и пр. Не случайно, что «гедонистическое настоящее» (Ф. Зимбардо) – неотъемлемая характеристика криминализированной молодежи, считающей, что «судьба приведет их к счастью» («красивой жизни»), а «власть ситуации» так велика в преступной деятельности несовершеннолетних [4]. Показательно также и то, что в сознании криминализированной молодежи богатство и достаток воспринимаются с негативной окраской, в то время как преступная личность ассоциируется с материальной необеспеченностью.

Образ человека, к которому подростки с нормативным поведением испытывают отрицательное отношение, предстает несчастливым, несвободным, не имеющим работы человеком, которого не уважают друзья и коллеги, который не стремится организовать свой досуг и не разделяет эстетические ценности. Анализ показывает, что образ человека, вызывающего у подростков нормативной группы антипатию, практически контрастирует с образом человека, к которому подростки этой группы испытывают положительное отношение. Полученный контраст можно было бы рассматривать весьма прогнозируемым, однако подросткам с делинквентным поведением данная закономерность не свойственна.

Таким образом, в сознании юношей и девушек, не имеющих склонности к девиантному поведению, присутствует более четкая поляризация «плохой – хороший человек», в то время как для молодежи с делинквентным поведением данная оппозиция в сознании выражена более сложно, не линейно. Знание о том, «что такое хорошо», для юношей и девушек нормативной группы позволяет сделать вывод и о том, что для них «плохо». В то же время знание о позитивном в образе человека для подростков с делинквентным поведением ничего не скажет о человеке, которого эти подростки наделяют негативными характеристиками, и наоборот. Здесь, в отличие от нормативной группы, нет отношений дихотомии или антонимии. Пожалуй, подростки, склонные к правонарушениям, демонстрируют в оценках людей большую «когнитивную сложность» (Дж. Келли) и, в некотором смысле, более зрелое («объемное») восприятие человека и жизни в целом.

Исследование выявило различия в представлениях подростков сравниваемых групп о честном (порядочном), законопослушном и нарушающем закон, человеке. Честный человек в представлениях подростков, склонных к делинквентному поведению, – это свободный и независимый человек, такая в некотором смысле (и здесь напрашиваются аналогии из работ классиков гуманистического и культурно-исторического подходов в психологии – прим.Д.К.) «изнутри направляемая личность» (А. Маслоу), выступающая в качестве основания своих действий (Л.С. Выготский). Для подростков нормативной группы образ честного человека представлен в сознании более широким семантическим спектром – это законопослушный человек, любящий близких и ценящий эстетическую сторону жизни.

Таким образом, для подростков, характеризующихся склонностью к делинквентному поведению, честность и порядочность связывается в определенной степени с сущностной характеристикой личности, названной К. Марксом «свободной индивидуальностью», а для юношей и девушек с нормативным поведением честный человек – это, скорее, «социальный индивид» (В.В. Петухов, В.В. Столин), который воспринимает социальную норму как значимый регулятор поведения, но при этом даже не задумывается о возможных альтернативных социальных нормах. В то же время, заметим, что свобода, которой наделяют личность честного человека юноши и девушки с делинквентным поведением, конечно же, семантически может оказаться весьма далека от той свободы, которой наделяется личность в работах, цитируемых выше, философов и психологов. Становление субъекта личностью предполагает не только свободу, но и связанную с ней ответственность. Личность, отмечает А.С. Арсеньев, «выступает как индивид, обладающий бесконечной внутренней свободой в решении, что ему говорить и что делать, и индивидуальной, ни с кем не разделенной нравственной ответственностью за результаты своих слов и действий» [1, с. 16]. Поэтому для получения более полной информации о представлениях подростков с делинквентным поведением о свободе (и связанной с ней ответственностью) требуется проведение дополнительного исследования.

Образ преступника в сознании подростков с делинквентным и нормативным поведением также различается. Если в группе молодежи, не склонной к противоправной деятельности, преступная личность представляется нечестным человеком, принимающим наркотики, не стремящимся к познанию, и образ преступника категорически противопоставляется актуальному и проспективному Я, то у молодежи, склонной к делинквентному поведению, преступная личность вызывает симпатию, а образ преступника семантически близок к ретроспективному Я, как бы напоминая нам о недалеком прошлом (иногда, криминальном) этих юношей и девушек.

Кроме того, образ преступника для подростков с делинквентным поведением представляет собой эмоционально-отстраненную («эмоционально не включенную») личность, избегающую близкого общения и привязанностей с другими людьми. В этой связи следует отметить, что эмоциональная холодность и отстраненность по отношению к жертве – одна из характерных особенностей преступной личности [4]. Преступник для подростков с делинквентным поведением представляется также материально не обеспеченным человеком и не разделяющим религиозные ценности. Напомним, что материально обеспеченный человек вызывает у этих подростков антипатию, а верующий человек ассоциируется с законопослушной, не занимающейся преступной деятельностью личностью.

Категория «Законопослушный человек» для обеих групп имеет в целом положительную окраску. Подростки с нормативным поведением относятся к законопослушному человеку с симпатией, а для подростков с делинквентным поведением – это «счастливый человек». Представители обеих групп отождествляют себя в настоящем с человеком, не нарушающим закон, однако только у юношей и девушек с нормативным поведением представление о себе как о законопослушном человеке присутствует «в прошлом» и «в будущем». В обеих группах законопослушному человеку приписывается ориентация на эстетические ценности (красоты, симметрии, гармонии и др.). Кроме того, для подростков с делинквентным поведением законопослушный гражданин – справедливый, честный, имеющий интересную работу, ценящий дружбу человек. Интересно, что в ментальном пространстве подростков с нормативным поведением понятия «честный» и «законопослушный» имеют сходную семантическую окраску, тогда как для подростков с делинквентным поведением честность и порядочность связываются со свободой и независимостью человека в мыслях и действиях и не связаны с соблюдением социальных норм, правил, законов.

Категория «Семейный человек» представлена в сознании подростков обеих групп человеком, помогающим другим людям. Наряду с этим для подростков с делинквентным поведением семейный человек – это счастливый человек, а для юношей и девушек с нормативным поведением эта категория наделяется положительным личностным смыслом (это человек, к которому испытывается положительное отношение). Семейный человек представляется подросткам группы с нормативным поведением человеком, совмещающим работу и отдых, а молодежь с делинквентным поведением наделяет его хорошим здоровьем. В целом же представления о семейной жизни в обеих группах оценивается весьма позитивно.

Вызывает особый интерес сравнительное рассмотрение модальностей образа Я у подростков с нормативным и противоправным поведением. Так, исследование показало, что ретроспективное Я криминализированной молодежи представлено образом человека, который нарушает закон, поступает несправедливо, ведет нездоровый образ жизни, не разделяет ценности образования, характеризуется низким статусом в глазах окружающих. Результаты конфирматорного факторного анализа в целом подтверждают адекватность модели эмпирическим данным (χ2/df=1,22, CFI=0,90, RMSEA=0,08, GFI=0,87). Итоговая множественная регрессионная модель показала значимость коэффициентов «Человек, познающий окружающий мир и самого себя» (β=-0,434, p≤0,018) и «Справедливый человек» (β=-0,422, p≤0,021), указывая на больший удельный вес данных факторов в описании ретроспективного образа Я подростков с делинквентным поведением.

Ретроспективное Я подростков с нормативным поведением представляет собой образ человека, ориентированного на соблюдение социальных норм, обычаев и законов, стремящегося к саморазвитию, ведущего здоровый образ жизни, ценящего общение с друзьями, приятное времяпрепровождение и др. (χ2/df=1,03, CFI=0,95, RMSEA=0,06, GFI=0,95). Пошаговый множественный регрессионный анализ показал значимость коэффициентов «Человек, заботящийся о своем здоровье» (β=0,375, p≤0,028), «Человек, ценящий стабильность и порядок» (β=0,553, p≤0,001) и «Материально обеспеченный человек» (β=0,616, p≤0,0001) в итоговой регрессионной модели.

Таким образом, ретроспективный образ Я воспринимается подростками сравниваемых групп весьма адекватно прожитой части их жизни. Для молодых людей с делинквентным поведением прошлое окрашено преступной направленностью их деятельности, низкой значимостью образования и негативным отношением окружающих. Я-образ в прошлом в сознании подростков нормативной группы представлен позитивным образом человека, ориентированного на ценности здоровья, общения, стабильности и порядка, преклонения перед законом. «Я в прошлом» подростка с нормативным поведением – это человек, для которого значимо удовлетворение материальных потребностей и высших бытийных ценностей красоты и гармонии.

Представление о себе в данный момент времени у подростков с делинквентным и нормативным поведением также различается. Так, актуальный Я-образ подростков с делинквентным поведением весьма противоречив, он включает одновременное представление о себе как человеке, соблюдающем закон, и в то же время нечестной и непорядочной личности. Возможно, данное противоречие создает в психике подростков с делинквентным поведением определенный ценностный конфликт, результат разрешения которого покажет время (χ2/df=1,8, CFI=0,91, RMSEA=0,08, GFI=0,89), множественная регрессионная модель – значимость коэффициентов «Порядочный человек» (β=-0,322, p≤0,023), «Законопослушный человек» (β=0,643, p≤0,0001) и «Человек, ценящий отдых и приятное времяпрепровождение» (β=0,640, p≤0,0001), составляющих структуру описываемого феномена.

Актуальное Я подростков нормативной группы также содержит представление о себе как о законопослушном человеке, который при этом свободен и независим в своих мыслях и действиях. В данный момент времени подростки рассматриваемой группы наделяют Я-образ также и стремлением к познанию, ориентацией на религиозные ценности, а подростки, склонные к противоправному поведению, – на отдых и приятное времяпрепровождение (χ2/df=1,3, CFI=0,95, RMSEA=0,05, GFI=0,92). Пошаговый множественный регрессионный анализ показал значимость факторов «Человек, познающий окружающий мир и самого себя» (β=0,559, p≤0,003) и «Несчастный человек» (β=-0,469, p≤0,01) в уравнении регрессии, что указывает на их первоочередное значение в понимании нами представлений данной категории подростков о себе в данный момент времени.

В то же время актуальный образ Я стремящихся к познанию подростков нормативной группы не включает их представление о себе как высокообразованных людях. Таким образом, категории «Познание» и Высокое образование» существуют в психике подростков раздельно. Стремление к познанию не связывается молодежью с обретением желаемого статуса высокообразованного человека.

Проспективное Я подростков с противоправным поведением представляет собой образ порядочного и честного человека, не разделяющего ценности познания, ведущего нездоровый образ жизни . Результаты конфирматорного факторного анализа в целом подтверждают адекватность полученной модели (χ2/df=2,2, CFI=0,90, RMSEA=0,05, GFI=0,91). Множественный регрессионный анализ позволил выделить наибольший по значимости фактор, который следует учитывать при изучении представлений подростков группы риска о себе в будущем – фактор «Человек, познающий окружающий мир» (β=-0,442, p≤0,027). Полученный результат указывает на отсутствие у подростков, склонных к противоправному поведению, в будущем стремления к познанию нового в мире, природе, другом человеке, в самом себе.

Подросток нормативной группы в будущем – счастливый, законопослушный гражданин, ориентированный на получение высокого образования (χ2/df=2,4, CFI=0,91, RMSEA=0,08, GFI=0,92). Анализ показал значимость коэффициентов «Человек, занимающийся преступной деятельностью» (β=-0,429, p≤0,022) и «Справедливый человек» (β=0,551, p≤0,005) в уравнении множественной регрессии. Полученный результат указывает на определяющий характер названных факторов в понимании психологического будущего подростков с нормативным поведением – их преимущественную ориентацию на закон и справедливость.

При сравнении образа Я в будущем подростков обеих групп, вновь обращает на себя внимание различие в отношении молодежи к ценности «Познание». Если для подростков с нормативным поведением эта ценность является приоритетной, то молодежь группы риска на данную сферу жизни фактически не ориентирована, в том числе и в своем будущем.

Материалы исследования указывают на близость Я-образов в настоящем и будущем у подростков с нормативным поведением и расхождение этих образов у юношей и девушек, склонных к противоправным действиям. Полученный результат говорит о высоком уровне самоуважения в группе подростков с нормативным поведением и низком уровне принятия себя молодежью группы риска. Показательно, что согласованность Я-реального и Я-идеального рассматривалась К. Роджерсом как основная цель психотерапии. Близость этих образов, по мнению К. Роджерса, указывает на зрелость, цельность и действенность личности.

Проведенный анализ показал также и то, что образ Я подростков обеих групп вне зависимости от своей модальности не связан с образами людей, к которым подростки испытывают положительное или отрицательное отношение. Таким образом, представления юношей и девушек о себе во временной трансспективе характеризуются безоценочностью, отсутствием выраженной положительной или отрицательной окраски.

Модальности образа Я подростков с нормативным и делинквентным поведением не включают в себя также и таких составляющих, как «Человек, помогающий другим людям», «Высокообразованный человек», «Семейный человек», «Человек, имеющий интересную работу». В то же время результаты проведенных нами многочисленных исследований [3], построенных по типу опросов и предполагающих от подростков вербальных ответов, ярко демонстрируют, что такие ценности, как образование, семья и работа, обнаруживают себя в числе высокоприоритетных сфер современной молодежи. Полученное расхождение в данных опроса и семантического анализа говорит о том, что для современной молодежи такие культурные ценности, как семья, работа, образование, являются приоритетными на уровне значения, знака и не обеспеченными «золотым запасом» (Б.С. Братусь) личностных смыслов. Поэтому провозглашаемые молодежью ценности семьи, работы и образования имеют лишь назывной, декларативный и, по сути, не ценностный характер.

В то же время материалы настоящего исследования указывают на то, что семейные ценности обладают для подростков положительным личностным смыслом, но создание семьи, очевидно, не является для юношей и девушек актуальным на данной стадии их жизненного цикла.

Образ работающего человека в обеих группах испытуемых не ассоциируется с человеком, к которому подростки испытывают положительное отношение. Лишь в группе с нормативным поведением отрицательное отношение вызывает человек, не имеющий работы. Полученный результат, на наш взгляд, отражает состояние современного общества, в котором человек труда не рассматривается в качестве целевого ориентира, образца для подражания, в том числе и в подростковых группах. В массовом и индивидуальном сознании господствует, скорее, стремление людей зарабатывать, чем работать.

В отношении сферы «Помощь другим людям и милосердие к ним» можно отметить, что данная ценность не является для современных подростков не только субъективной, но и объектной ценностью. Однако, не являющаяся объективной культурной ценностью «Помощь, милосердие и сострадание к ближнему» не может стать и ценностью субъективной, так как для того, чтобы индивидуальное себя проявило, необходимы соответствующие культурные образцы. До тех пор пока они не будут «озвучены» (предзаданы) в культуре, современные подростки будут интериоризировать устремления антагонистической направленности.

Проведенное исследование показало, что реализация ценностного подхода к проблематике делинквентного поведения позволяет глубже понять его движущие силы и механизмы.

Читайте также

Список литературы

  1. Арсеньев А.С. Философские основания понимания личности. – М.: Издательский центр «Академия», 2001. – 592 с.
  2. Каган, М.С. Философская теория ценности. – СПб.: ТОО ТК «Петрополис», 1997. – 205 с.
  3. Каширский Д.В. Психология личностных ценностей / Автореф. … дисс. д-ра психол. наук. – М., 2014. – 56 с.
  4. Каширский Д.В. Психологические особенности личности несовершеннолетнего преступника // Феноменология и профилактика девиантного поведения: V Всероссийская научно-практическая конференция, 17–18 ноября 2011 г. – Краснодар : Краснодарский университет МВД России, 2011. – С. 82–85.
  5. Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы. – М. : Смысл ; Альпина нон-фикшн, 2011. – 496 с.
  6. Олпорт Г. Становление личности. Избранные труды. – М. : Смысл, 2002. – 462 с.

Цитировать

Каширский, Д.В. Личностные ценности подростков, склонных к противоправному поведению (на материале исследования лиц, стоящих на учете в подразделениях по делам несовершеннолетних) / Д.В. Каширский. — Текст : электронный // NovaInfo, 2015. — № 35. — URL: https://novainfo.ru/article/3729 (дата обращения: 30.09.2022).

Поделиться