Истина в этике и гносеологии

NovaInfo 39, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Философские науки
Просмотров за месяц: 7
CC BY-NC

Аннотация

Наше мировоззрение определяет и наши поступки, подобно тому, как цель определяет средства. И именно содержания мировоззрения влияет на те цели, которые человек ставит перед собой в своей деятельности. Данная статья рассматривает истину не только в философских контекстах гносеологии и этики как мерило соответствия мысли своему предмету, но и старается определить её в контексте мировоззренческого аспекта, который также значим для философии. Для этого проводится анализ принципа единства добра и истины, а также рассматривается нравственное сознание и его значение для мировоззрения и деятельности человека

Ключевые слова

ЦЕЛЬ ЦЕЛЕЙ, ИСТИННОЕ БЛАГО, ИСТИНА, НРАВСТВЕННОЕ СОЗНАНИЕ

Текст научной работы

Истину не следует воспринимать только как гносеологическую или логическую составляющую, также как не следует определять её только как мысль, соответствующую своему предмету. Объём понятия истины гораздо больше, чем содержание определения, дающегося ему одной дисциплиной. Истина связана не только с наукой, но и с жизнью человека. И если в науке для неё скорее должен быть свойственен объективный характер, который бы давал ориентир для сопоставления размышления учёного с ней, то в жизни он скорее будет носить субъективный характер, который связан с личным опытом человека, его целями.

Главными принципами, стоящими на стыке этики и гносеологии, можно считать принципы единства истины и блага [См.: 2, с. 104], истины и добра [См.: 2, с. 108]. Первый принцип понимает истину как «основу и движущую силу познания», а благо как «основу и движущую силу деятельности» [2, с. 104]. Другими словами, принцип единства истины и блага помогает человеку в расстановке целей своей деятельности и в определении способов их достижения. Притом истина, таким образом, становится благом, а деятельность - нацеленной на «истинное благо» [См.: 2, с. 104]. Рассматривая принцип единства истины и добра с позиций гносеологии, А. А. Гусейнов вводит понятие «истинной истины», и определяет её как то, что «оборачивается для человека благом, становится благом, будучи избранным в качестве цели практической деятельности» [2, с. 109]. Другими словами, цели деятельности человека, который руководствуется двумя обозначенными принципами, являются истиной-благом. А деятельность, руководствующаяся поставленными целями - «истинным благом».

Но если гносеология ищет истины-блага, то этика - блага-истины. И благо-истину Гусейнов А. А. обозначает как «цель целей», которая определяет поведение и решения человека [См.: 2, с. 109]. Она, вероятно, включена и подчинена воспитанному мировоззрению, и сформирована как сознательным, так и бессознательным в сознании. Истинное благо является абсолютным, безусловным, несомненным, ясным, самоочевидным, подобным гносеологической «истине истин» [См.: 2, с. 109-110].

Такой «целью целей» можно назвать нравственность. Человек - разумное существо биосоциальной природы. Притом он, скорее, первично живой и уже вторично разумный. И разум, через принимаемые решения и расставляемые цели и задачи, подключается к жизненному процессу [См.: 2, с. 102], руководство которым он может осуществлять наряду с нравственностью. И здесь можно ввести определённый элемент нравственной ответственности. Поскольку, во-первых, нравственная ответственность регулирует как личное, так и общественное поведение человека, а во-вторых, уменьшает вероятность допущения субъективной ошибки благодаря возможному исключению некоторых целей деятельности. Так, воспитанное в человеке этичное отношение ко всему живому исключит из его деятельности разработку какого-либо химического продукта, который было бы необходимо испытывать на животных. Такая ответственность перед собой и этичное отношение к другим определяются нравственным сознанием, которое можно рассматривать как совокупность соответствующих мировоззренческих установок поведения и выбранные для деятельности методы или приёмы нравственного воспитания и самовоспитания.

Кроме этого нравственное сознание представляется двумя уровнями. Обыденный уровень заключает в себе нравственные нормы, оценки, обычаи, традиции и способы освоения мира, которые можно назвать «будничными» отношениями между людьми [См.: 1]. Теоретический уровень нравственного сознания представлен «нравственными понятиями и концепциями, отражающими глобальные нравственные проблемы» [1]. Из такого разделения возникает вопрос о том, возможно ли то, что теоретический уровень перейдёт в обыденный? Но не в смысле деградации нравственного сознания, а в смысле регулярного выполнения нравственных постулатов, принятых для себя личностью, и, таким образом, доведённых до «будничного» состояния.

Таким образом, понятия и проблемы, стоящие на стыке этики и гносеологии, не только воспитывают нравственное отношение человека к миру и окружающим, но также и рационально обосновывают причины несовершенства его мировоззрения и поступков. Так, гносеологический и этический анализ проблемы единства добра и истины и нравственное сознание влияют на мировоззрение человека и на прагматическую применимость его решений, их нравственную полезность.

Читайте также

Список литературы

  1. Антилогова Л. Н. Нравственное сознание личности и его структура. URL: http://hpsy.ru/public/x2480.htm {дата обращения 27.12.15}.
  2. Гусейнов А.А. Мораль как предел рациональности // Рациональность и её границы. - М.: ИФРАН, 2012. 233 с. ISBN 978-5-9540-0221-8.

Цитировать

Каваева, А.А. Истина в этике и гносеологии / А.А. Каваева. — Текст : электронный // NovaInfo, 2015. — № 39. — URL: https://novainfo.ru/article/4094 (дата обращения: 29.09.2022).

Поделиться