Парадокс в ЕСПЧ: депутат не может сам отказаться от парламентского иммунитета (ЕСПЧ, Карт против Турции (Kart v. Turkey) (№ 917/05))

NovaInfo 41, с.120-123, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Юридические науки
Просмотров за месяц: 0
CC BY-NC

Аннотация

Принятие решение о лишении неприкосновенности члена законодательного органа принимается палатой в принятой ею процедуре. Иммунитет является частью депутатского статуса и основано на законодательстве. Именно национальное законодательство устанавливает объем прав и обязанностей члена законодательного органа. Применительно к российской парламентской практике часто возникает вопрос о возможности отказа самого парламентария от его неприкосновенности для проведения в отношении него расследования. Предотвращая эти споры на ниве российского законодательства, ЕСПЧ по дела Карт против Турции пришел к выводу о невозможности индивидуального решения о снятии иммунитета.

Ключевые слова

ДЕПУТАТСКАЯ НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ, ПРАВА ЧЕЛОВЕКА, ЕСПЧ, ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД, КАРТ, НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ ПАРЛАМЕНТАРИЕВ, КОНВЕНЦИЯ, ПАРЛАМЕНТСКИЙ ИММУНИТЕТ

Текст научной работы

Правовая ситуация

Член парламента Великого национального собрания Турции до избрания депутатов был адвокатом. По его предыдущей работе было возбуждено два уголовных дела. После избрания депутатом в отношении него было подано заявление о лишении неприкосновенности. Парадокс ситуации состоял в том, что сам депутат настаивал на лишении неприкосновенности, так как хотел незамедлительно разобраться в ситуации. Главный вопрос, который рассматривал ЕСПЧ – вправе ли сам парламентарий отказаться от иммунитета или только законодательный орган управомочен разрешить этот вопрос.

Но главная неожиданность данного судебного процесса состоит в том, что заявителем был сам парламентарий, в отношении которого было возбуждено уголовное дело, и он обжаловал решение своего парламента об отказе в лишении его неприкосновенности. ЕСПЧ указал на необычный характер «жалобы, в рамках которой иммунитет рассматривается не как выгода для его обладателя, а как неудобство для исполнения парламентских функций».

В период судебных разбирательств как уголовных и ЕСПЧ парламентарий даже был переизбран на новый срок, что, соответственно еще на новый срок отдаляло его от мечты: рассмотрения уголовного дела в отношении него.

Заявление рассматривалось ЕСПЧ дважды. Постановлением от 8 июля 2008 г. Палата Европейского Суда установила нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции, и, соответствии, появилась возможность рассмотреть уголовные дела в отношении заявителя. Но в 2009 году Большая Палата сочла это решение необоснованным и отменила его.

В процессе нового разбирательства, ЕСПЧ исходил из того, что «влияние парламентского иммунитета на права заявителя должно быть оценено с учетом требований сохранения его институциональной цели. Требуется обоснование значения этой меры, если речь не идет о неприкосновенности парламента».

В процессе подготовки дела было установлено, что объем депутатского иммунитета по турецкому национальному законодательству гораздо больше, чем в других странах. Но это решение государства и никто не может давать оценки этому обстоятельству при рассмотрении данного дела.

Как обычно в такой категории дел, исследовался вопрос о том, мешал ли иммунитет доступу к правосудию или только на время давал отсрочку для судебного разбирательства.

ЕСПЧ указал, что «нет сомнения в том, что решение о снятии или сохранении иммунитета относится на усмотрение государств. Для обеспечения соблюдения принципа верховенства права необходимо оценить институциональную конфигурацию системы неприкосновенности турецкого законодательства и условий ее применения».

Европейский Суд проверил соответствие парламентской процедуры Конвенции и пришел к выводу, что парламентская процедура рассмотрения требований о снятии иммунитета определена и оформлена Конституцией и регламентом Национального собрания и соответствует необходимым требованиям. Нормы о неприкосновенности оценены не как правовые, а как политические. Также выявлена тенденция постоянных отказов на все запросы о лишении неприкосновенности депутатов Турецкого парламента, то есть решения не вынесено именно против заявителя, оно типично.

По мнению Большой палаты ЕСПЧ, суть вопроса заключается в связи «иммунитета депутата с его статусом. Еще до выборов в отношении заявителя были возбуждены уголовные дела. Будучи адвокатом, он не мог игнорировать последствия избрания для своего преследования в виде невозможности отказа от неприкосновенности и недостаточности его желания для снятия иммунитета». Соответственно, если он не хотел обладать иммунитетом, он мог отказаться как от первых, так и от вторых выборов.

Европейский суд оценил и ущерб заявителя. Суд указал на то, что сроки рассмотрения дела продлятся на время депутатских полномочий заявителя. ЕСПЧ отмечает, что «заинтересованное лицо не может воспользоваться правом на справедливое судебное разбирательство по истечении срока своего мандата. Эту возможность никоим образом не умаляет парламентская процедура, тем более что она не затрагивает презумпцию невиновности, которой пользуются все обвиняемые».

Был сделан важный вывод о том, что при нормальном течении дел депутатская неприкосновенность предназначена для защиты депутатов, а не для причинения им вреда. И только единственный раз нашелся депутат, которым заявил жалобу исходя из противоположной установки.

Суд дал оценку доводам заявителя и указал, что «уголовное производство, возбужденное в его отношении, может привести к причинению ущерба его репутации, такой ущерб характеризуется тем, что он возникает в момент предъявления официального обвинения. Однако нет никаких сомнений в том, что защита чести и репутации заявителя обеспечивается уважением принципа презумпции невиновности».

ЕСПЧ указал, что отсрочка в виде депутатского иммунитета является временной мерой, временном препятствии для разрешения уголовного разбирательства, препятствии, которое никоим образом не лишает заинтересованное лицо возможности рассмотрения его дела по существу. С учетом требований верховенства права, тот иммунитет, который сопровождает мандат заявителя, применялся, лишь поскольку преследовались законные цели, а именно - обеспечение требований неприкосновенности парламента и защита оппозиции.

Вывод

Европейский суд сделал вывод, что невозможность отказа заявителя от своей неприкосновенности отвечает законным и конкретным целям. В этом смысле личный отказ заявителя не может заменить решение парламента. Наконец, право доступа к суду по уголовному обвинению не является абсолютным, особенно если оно не причиняет фундаментальный невосполнимый ущерб сторонам, и отказ от снятия парламентского иммунитета заявителя не ущемляет права заинтересованного лица на доступ к суду таким образом, чтобы считаться несоразмерным преследуемым законным целям.

Читайте также

Список литературы

  1. Четвернин В.А. Демократическое конституционное государство. М., 1993.
  2. Авакьян С.А. Конституционное право России: Учебный курс: В 2 т. М., 2007. Т. 2.
  3. Журавлев М. К вопросу о правовом иммунитете членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ // Уголовное право. 2000. № 1.
  4. Фадеев В.И. Варлен М.В. Депутатский мандат в Российской Федерации: конституционно-правовые основы. М., 2008.
  5. Малько А.В., Суменков С.Ю. Правовой иммунитет: теоретические и практические аспекты // Журнал российского права. 2002. № 2.
  6. Бошно С.В., Суворов М.А. Роль «верхних» палат парламентов в системе органов государственной власти: отечественный и зарубежный опыт» - круглый стол Совета Федерации // Право и современные государства. 2014. № 2. С. 5-11.
  7. Бошно С.В. Неприкосновенность парламентариев и дискуссия // Право и современные государства. 2015. № 4. С. 5-8.

Цитировать

Бошно, С.В. Парадокс в ЕСПЧ: депутат не может сам отказаться от парламентского иммунитета (ЕСПЧ, Карт против Турции (Kart v. Turkey) (№ 917/05)) / С.В. Бошно. — Текст : электронный // NovaInfo, 2016. — № 41. — С. 120-123. — URL: https://novainfo.ru/article/4546 (дата обращения: 26.06.2022).

Поделиться