Японское население второй половины XIX века по мемуарам и трудам русских путешественников

NovaInfo 47, с.62-67
Опубликовано
Раздел: Исторические науки и археология
Просмотров за месяц: 37
CC BY-NC

Аннотация

В статье рассматриваются основные аспекты повседневной жизни японского населения второй половины XIX столетия, отраженные в исторических источниках, созданных русскими путешественниками, которые посещали Японию. Исследуются такие области как быт, материальная культура, семейные отношения и ценности, обычаи, нормы и мораль японцев данного периода времени.

Ключевые слова

ОБЫЧАИ, БЫТ, ЯПОНСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ, ИСТОРИЯ ЯПОНИИ, НРАВЫ, СЕМЬЯ

Вторая половина XIX столетия ознаменовалась рядом важных перемен во внутриполитическом и международном положении Японии. Кризис страны привел к насильственному «открытию» Японии для торговых и дипломатических контактов. В 1853 году были установлены постоянные дипломатические отношения между Россией и Японией, которые оказали определенное влияние на дальнейшее развитие обоих государств. Попытки России установить отношения с Японией имели место еще с XVII века, но не увенчались успехом из-за политики самоизоляции Японии. В отличие от западных держав (США, Англия, Франция) Россия старалась мирным путем добиться открытия японских портов и не вмешивалась в ее внутренние дела. Ввиду усиления контактов России и Японии во второй половине XIX страну посещали многие путешественники, торговцы, дипломаты, которые оставили многочисленные путевые заметки, письма, описания Японии и ее населения. В связи с этим актуальным представляется изучение образа японского населения второй половины XIX века в трудах и описаниях россиян.

Корпус источников достаточно велик, в данной работе были использованы источники личного происхождения и материалы периодической печати. Среди источников личного происхождения – «Путевые заметки протоиерея В. Махова», «Очерки пером и карандашом из кругосветного плавания» А. В. Вышеславцева, Венюков М. И. «Очерки Японии», «Из воспоминаний о двухлетней службе в Японии» М. И. Мечникова, «Из воспоминаний о Японии» А. Черевковой, мемуары великого князя Александра Михайловича и многие другие. В источниках содержится самая разнообразная информация о японском населении – черты характера и менталитета, сведения о торговле, ремесленном производстве, состоянии армии, флота, повседневной жизни; характерной чертой является то, что авторы мало внимания уделяли политической стороне жизни Японии.

Авторы достаточно большое внимание уделяют раскрытию внутренних качеств японского населения, причем у большинства мемуаристов они примерно совпадают; практически все называют такие качества как аккуратность, вежливость, скромность, трудолюбие, любознательность. Одной из самых важных черт авторы считают сильное чувство патриотизма и любви к родине, например, русский миссионер архимандрит Андроник пишет, что ««всякий японец в детстве усвоил убеждение, что его страна занимает первое место в свете.» [1, с. 46]. Из отрицательных качеств авторы отмечают скрытность, хитрость, неискренность.

Все россияне, посещавшие Японию, крайне подробно описывают повседневную жизнь японского населения, причем за вторую половину XIX века характер описаний не претерпел существенных изменений. Во всех источниках уделено внимание описаниям жилищ японцев, внутреннего обустройство их домов, рациона питания, одежды и т.д. Подробно описывается японская семья, положение женщины в семье, детей и т.д.

Подробно описан быт и повседневная жизнь японцев в воспоминаниях протоиерея В. Махова, который посетил одним из первых россиян посетил Японию в 1853 году.

Особенности климата и высокая сейсмичность обусловили специфику построек – дома в Японии были деревянные, одноэтажные, каждый дом имел сад или палисадник, оконные проемы закрывались ширмами, которые также служат в качестве стен между комнатами. Такой тип жилища позволял им быстро восстанавливать постройки после разрушительных землетрясений и ураганов. Дома простых жителей располагались вплотную друг к другу ввиду густонаселенности городов и страны в целом. В домах отсутствовала мебель, ее заменяли матрацы и циновки, отапливались дома очагом в центре комнаты: «Украшение — по стенам: картины, разные ручные изделия, — значительные и ничтожные редкости, печей нет, а вместо их посредине комнаты сложен небольшой очажок, над которым постоянно висит котелок. Чистоту, опрятность, во всем дивный порядок японцы соблюдают в особенности». [6, с. 62]. И жилые, и хозяйственные постройки строились по одному образцу, от них отличались своей красотой храмы. Важен тот факт, что в городе Эдо – столице Японии в эпоху сёгуната Токугава – по свидетельству Махова постройки были хуже, чем в портах Симода и Хакодатэ, что свидетельствует о более высоком уровне их развития по сравнению со столицей.

Многие авторы отмечают подобное внутренне устройство домов; большое значение в домах придавалось очагу, который непрерывно горел. Он играл важнейшую роль в жизни простого населения и служил не только для приготовления пищи и обогрева, но и для сплочения семьи, укрепления психологических связей между членами семьи. А. А. Черевкова в книге «Воспоминания о Японии» отмечала, что дома японцев ничем не отапливались ничем, кроме горящих углей и в зимнее время в них было достаточно холодно; можно сделать вывод о том, что японцы таким образом достаточно легко переносили холод, что отмечено в источнике: «…японцы продолжали разгуливать в своих кимоно, развевающиеся полы которых открывают совершенно голые ноги в деревянных сандалиях, надетых на тонкие носки. А ребятишки, одетые самым легкомысленным образом, носились по улицам, не обращая никакого внимания на снег.» [10].

Многие авторы отмечали явную скудность рациона японцев – они употребляли в пищу овощи, крупу, рыбу, зелень, морскую капусту, рис; предпочтение отдавалось горячей пище и напиткам. В. Махов пишет: «Холодного питья, невареного чего либо, совершенно не употребляют; дрова постоянно горят под очагом, чайник медный с водою и чаем день и ночь висит над огнем. К беспрестанному питью чая и курению табака как мужчины, так женщины, даже нередко дети, страшные охотники.» [6, с. 64]. Мясной пищи японцы практически не употребляли, о чем упоминается и в других источниках, к примеру, архимандрит Андроник в своих воспоминаниях утверждал, что причина этому – отсутствие у японцев скота и пастбищ. А. А. Черевкова отмечала, что многим европейцам не нравится японская пища, т.к. рыбные и растительные блюда кажутся им пресными и недостаточно питательными. [10].

Одеждой японцев были широкие халаты (кимоно) из хлопчатобумажной ткани и шелка разных цветов. В холодную погоду число халатов могло достигать нескольких десятков. Одежда японцев на протяжении веков оставалась неизменной, и лишь в конце XIX века, уже в эпоху Мэйдзи, претерпела определенные изменения, что было связано с желанием императора изменить одежду на европейский лад. В результате некоторые состоятельные японцы стали носить европейскую одежду, однако большая часть населения продолжала пользоваться привычной одеждой. [9, с. 220].

А. В. Вышеславцев в своей книге «Очерки пером и карандашом из кругосветного путешествия» приводит интересное замечание о том, что даже японские бедняки имели склонность к комфортной жизни, этим объясняется их крайняя чистоплотность и хорошие манеры. Большое внимание он уделяет описанию японской семьи. В брак японцы вступали в молодости, стремились избегать неравных браков. Женщина, в знак любви к избраннику и демонстрации того, что она не желает больше привлекать других мужчин, красила зубы в черный цвет: «Когда невесту вводят в дом жениха, она покрывается белым покрывалом, в знак того, что она умерла для своего семейства, и должна жить только для мужа.» [4, с. 340]. Несмотря на это, женщина в Японии, в отличие от женщин других азиатских стран того же периода времени, пользовалась уважением в обществе и определенной свободой: «Положение женщин, хотя они и подчинены мужьям, сноснее здесь нежели где-нибудь в Азии; они занимают место в обществе и разделяют все удовольствия с своими мужьями, братьями и отцами; вообще они пользуются известною свободой, и редко употребляют ее во зло.» [4, с. 342]. Женщины могли покидать дом, отправляться на прогулку или в гости. Кроме того, не были запрещены разводы; женщины могли повторно выйти замуж (однако это не распространялось на тех женщин, которые были уличены в измене супругу). Тем не менее, о таком положении женщин можно говорить лишь в городах; крестьянки же всецело зависели от мужчин и подчинялись им. Женщины, наряду с мужчинами, получали элементарное образование: учились считать, писать и изучали историю Японии. В этом положение японской женщины коренным образом отличалось от положения женщин в других странах. Женщины в Японии предпочитали яркие наряды, украшения; особо автор отмечает пристрастие японок к использованию косметики, и замечает, что это лишь портит их лица. [4, с. 345].

О свободе нравов в отношении японских женщин свидетельствует такой источник как «Книга воспоминаний» великого князя Александра Михайловича Романова. Два года он провел в Японии, и описал в мемуарах традицию русских офицеров «брать в жены» японок на время их пребывания в японских городах. «Браки» не сопровождались официальными церемониями и заключались на срок от одного до трех лет, затем женщина могла вновь выйти замуж либо вернуться в семью. Среди японцев такая практика считалась нормальной и даже поощрялась: «Их сородичи не только не подвергали их остракизму за их связи с иностранцами, но считали их образ жизни одною из форм общественной деятельности, открытою для их пола.» [2, с. 71].

Дети занимали важнейшее место в жизни японской семьи. М. И. Венюков в своем исследовании Японии XIX века привел подробное описание жизни одного японского жителя с рождения до смерти. Маленьких детей японцы никогда не оставляли в одиночество, их всегда носили либо матери, либо старшие братья или сестры на спине, так они не мешали работать. В пятилетнем возрасте начиналось обучение ребенка. В состоятельных семьях дети учились до 15 лет. Важной чертой японцев, по мнению Венюкова, является их грамотность и образованность. Автор отмечает, что в Японии, в отличие от Европы, «нет ни одного безграмотного». [3, с. 204]. Согласно приведенным в источнике данным, в 18-20 лет многие молодые люди вступали в брак, девушки – в 14-15 лет. В ранних браках автор видит как положительные, так и отрицательные стороны. Ранний брак способствовал повышению нравов японского общества, избавлял молодежь от многих пороков. С другой стороны, как пишет автор, он способствует недостатку роста и физической силы у японцев, а также преждевременному старению женщин. Данный факт приводится и в других источниках, в частности, в воспоминаниях Л. И. Мечникова: «Трудно встретить женщину старше 30-ти лет, которая не была бы совсем уродливою старухою. Ранний выход замуж и привычка носить детей на особых помочах за спиною рано портят стан японки и ведут к частым искривлениям хребта». [7, с. 85].

Повседневные занятия японцев – ведение хозяйства и служба; досугом их был отдых у домашнего очага, в кругу семьи. Авторы отмечают большую любовь японцев к развлечениям, к посещениям гостей. Летом они совершали загородные прогулки с целью созерцания природы; большую любовь они испытывали к катанию на лодках, танцам и музыке, причем танцевать позволялось лишь женщинам. В источниках отмечается пристрастие японцев к театральным зрелищам. А. А. Черевкова подробно описывает свое посещение японского театра. Роли исполняли исключительно мужчины, представления могли длиться весь день. [10].

У бедняков большой популярностью пользовались уличные зрелища – представления акробатов, фокусников, бродячих музыкантов. Японское население имело пристрастие к различным праздникам, увеселениям, однако в источниках указывается, что в обществе иностранцев они чувствовали себя достаточно скованно.

Таким образом, в источниках затрагиваются многие аспекты повседневной жизни японского населения, что свидетельствует об определенном интересе авторов к этой стороне японского бытия. В целом можно заключить, что основное внимание русские авторы, писавшие о Японии, уделяли личным качествам японского населения, описанию их образа жизни и быта, городов и их достопримечательностей, взаимоотношений между японцами. Образ, который создается на страницах источников, достаточно стабилен и не претерпел существенных изменений на протяжении пятидесяти лет.

Читайте также

Список литературы

  1. Андроник (Никольский), архим. В Японии (Воспоминания и впечатления бывшего японского миссионера) // Русский вестник. - СПб., 1904. - №5. С. 43-91.
  2. Великий князь Александр Михайлович. Мемуары великого князя. - М.: Захаров-Аст, 1999. - 331 с.
  3. Венюков М. И. Очерки Японии. – СПб, Типография Императорской Академии наук, 1869. - 278 с.
  4. Вышеславцев А. В. Очерки пером и карандашом из кругосветного плавания в 1857, 1858, 1859, 1860 годах. – Спб – М., Издание Маврикия Осиповича Вольфа, 1867. – 621с.
  5. Жуков А. Е. История Японии. С древнейших времён до 1868 г. Том I. – М.: Институт востоковедения РАН, 1998. — 659 с.
  6. Махов В. Е. Фрегат Диана. Путевые записки бывшего в 1854 и 1855 годах в Японии протоиерея Василия Махова. – Спб., 1867. – 74 с.
  7. Мечников Л. И. Из воспоминаний о двухлетней службе в Японии. // Известия Восточного института Дальневосточного государственного университета, №6, 2001. С. 74-108.
  8. Файнберг Э. Я. Внутреннее и международное положение Японии в середине XIX века. / Э. Я. Файнберг – М.: Издательство Московского института востоковедения, 1954. – 108 с.
  9. Фредерик, Луи. Повседневная жизнь Японии в эпоху Мэйдзи. / Луи Фредерик. – М.: Молодая гвардия, 2007. – 352 с.
  10. Черевкова А. А. Из воспоминаний о Японии // Исторический вестник. № 1, 1893. [Электронный ресурс]: - Режим доступа: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Japan/XIX/18801900/Cerevkova/text1.phtml?id=11781

Цитировать

Рачкова, А.В. Японское население второй половины XIX века по мемуарам и трудам русских путешественников / А.В. Рачкова. — Текст : электронный // NovaInfo, 2016. — № 47. — С. 62-67. — URL: https://novainfo.ru/article/6405 (дата обращения: 16.01.2022).

Поделиться