Технологии противодействия «цветным» революциям

NovaInfo 48, с.358-368, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Политология
Язык: Русский
Просмотров за месяц: 1
CC BY-NC

Аннотация

Настоящая статья посвящена исследованию современных технологий противодействия «цветным» революциям. Исследуются основные причины, порождающие неизбежность использования технологий подрыва государственности в разных странах. Проводится анализ причин зарождения «цветных» революций в государствах бывшего СССР.

Ключевые слова

ВЛАСТЬ, БЕЛАРУСЬ, УКРАИНА, РОССИЯ, ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ, ТЕХНОЛОГИЯ, «ЦВЕТНЫЕ» РЕВОЛЮЦИИ, НАРОД, ГОСУДАРСТВО, ЦИВИЛИЗАЦИЯ

Текст научной работы

Распад СССР в 1991 году ознаменовал начало новой эпохи в жизни русской цивилизации. Искусственное расщепление единой страны, фундаментом которой выступали три родственных славянских народа, на отдельные государства (Россию, Украину и Беларусь) по мнению ряда ученых заложило государственно-правовую мину под возможность сохранения и развития триединой русской нации, народа и суверенной государственности. [1-3]

В качестве экономической основы подрыва возможности существования русской цивилизации выступило размежевание экономики трех вышеназванных государств, с поэтапным втягиванием их, с одной стороны, в глобальные международные экономические организации с целью стерилизации возможного экономического роста (в частности, в ВТО), а с другой стороны, в диаметрально противоположные экономические и политические блоки и соглашения (так, Украину целенаправленно подталкивают на вступление в Ассоциацию с Европейским Союзом и НАТО; Беларусь пытаются заманить в уход из Таможенного союза, Единого Союзного государства и СНГ).

В качестве основы национально-культурного расщепления единой русской цивилизации выбрано пестование идей национальной идентичности украинцев (малороссов) и белорусов, которые противопоставляются и объявляются культурно, этнически и даже генетически разными народами с великороссами.

Религиозной основой размежевания трех ветвей русской цивилизации избрано умелое жонглирование различными экуминистическими технологиями, «мягкой» адаптацией католицизма к белорусской и украинской этнокультурной специфике, поощрение и спонсирование евангелистских, протестантских и даже тоталитарных сект на территории всех трех славянских государств.

Однако, практика осуществления вышеназванных технологий по размежеванию трех ветвей русской цивилизации на постсоветском пространстве показала, что их результативность и эффективность во многом зависит от того, насколько управляемыми являются политические и экономические элиты во всех трех славянских государствах русского мира.

Причем, если с момента развала СССР в 1991 году и до середины нулевых годов 21-го века западные идеологи придерживались принципа концентрации власти в осколках бывшего СССР в рамках одной управляющей модели в каждом государстве, которая и являлась вассальной по отношению к глобальным управляющим силам, то уже с середины нулевых годов ситуация кардинально изменилась.

Прежде всего, динамика деградации экономического, социально-культурного и этнического потенциала в Российской Федерации, Украине (и особенно Беларуси) не оправдала надежд западных идеологов.

С одной стороны, был недооценен запас прочности советской экономики. Так, принято ругать брежневский период развития СССР за снизившуюся динамику роста ВНП (валового национального продукта) и падение фондоотдачи советской экономики (хотя процессы замедления темпов роста ВВП в США и странах Западной Европы начались, в среднем, за 7-15 лет до аналогичных процессов в СССР). [4] Но именно при нем был создан колоссальный топливно-энергетический комплекс СССР, который позволил Российской Федерации не скатится в плоскость тотальной деградации ЖКХ и массового обнищания и люмпенизация населения (как это произошло в Молдавии, в некоторых республиках Средней Азии и Украине). При этом, конъюнктурно в 90-е годы и начало нулевых России отводилась роль сырьевого придатка Запада. В связи с этим, умышленного уничтожения ТЭК не осуществлялось (в отличие от других отраслей промышленности и сельского хозяйства, НИОКР и ВПК). Более того, начиная с 2000 года ТЭК являлся основным реципиентом бюджетных и иностранных инвестиций в основной капитал. В частности, был построен и модернизирован ряд НПЗ, газовых и нефтеналивных терминалов, проложены газо- и нефтепроводы в страны Западной Европы, Турцию и Китай. [5]

С другой стороны, не оправдали надежд и темпы депопуляции населения в России, и, особенно в Республике Беларусь, которая вышла к слабому, но устойчивому воспроизводству численности населения к 2014-2015 годах, [6] чем поставлена под сомнения близость перспективы широкомасштабных внутренних этнических конфликтов на территории России, Украины и Беларуси. Учитывая масштабную депопуляцию коренного населения в странах Западной и Восточной Европы, ряде штатов США, маскируемую массовой миграцией населения из стран Третьего мира, возникла грандиозная опасность превращения славянских государств бывшего СССР в своеобразную «Землю обетованную» для коренного европейского населения в случае обострения процессов исламизации стран Западной Европы в совокупности с насаждаемой политикой и культом толерантности к всяческого рода извращениям, содомии, разложением традиционных ценностей семьи, брака, христианской морали и нравственности.

Во-вторых, последние десятилетия наблюдается колоссальная деградация управляющей модели и системы государственной власти в США и странах «золотого миллиарда». Успокоенные развалом СССР, правящие национальные элиты, старая континентальная аристократия, истеблишмент транснациональных корпораций, погрязли в коррупции, гедонизме, утонченных извращениях, что было помножено на отсутствие теоретического понимания современного состояния и перспектив развития экономической модели Западного проекта в целом, общую деградацию системы воспроизводства управленцев высшего звена в экономике и инжиниринге.

При этом, наблюдается удивительная ситуация, в некоторых аспектах созвучная с ситуацией в СССР в 70-80-е годы 20-го века. Так, генеральным секретарем ЦК КПСС Ю. Андроповым была спроектирована, и, по-видимому, запущена поэтапная система дивергенции западного и советского проектов. Диалог западных и отечественных спецслужб и части элит выразился, например, в участии СССР в создании и работе Международного института прикладного и системного анализа (МИПСА или IIASA) в Вене. Его учредителями были США, СССР, Канада, Япония, ФРГ, ГДР и другие страны Европы. А многие сотрудники его советского филиала затем выступали в роли демократических гуру 1 волны (С. Шаталин, Е. Гайдар, А. Чубайс, П. Авен и др.).

До конца не ясны мотивы, двигавшие Юрием Владимировичем. То ли это была сознательная сдача Красного проекта, путем органичного вписывания СССР в Западный проект на условиях равноправного игрока. То ли это было осознание того, что конвергенция социалистической модели государственного капитализма, построенной в СССР и других социалистических государствах, с западной моделью империалистического капитализма может привести к бескровной эволюции общественной и государственной модели развития к коммунистическому обществу. Но свершившимся фактом подобной попытки дивергенции после смерти самого автора (Андропова) оказалось, что выстроенная модель перешла под управление западных кураторов и в дальнейшем использовалась для развала СССР и встраивания его обломков в Западную модель на неравноправных условиях.

В странах «золотого миллиарда» наблюдается аналогичная картина. Управленцами высшего звена старого поколения на Западе были выпущены как джин из бутылки (как в самих США и Европейском Союзе, так и в остальном мире), различные технологии социального конструирования реальности, являющиеся одной из основ нового технологического уклада. Находящиеся на стыке различных наук (биологии, антропологии, социологии, политологии, медицины, фармации и т.д.), они позволяют осуществлять переформатирование демографических, миграционных, культурных, морально-нравственных тенденций в развитии тех или иных народов, обществ и государств. Однако, в силу деградации управленческой школы высшего звена на Западе отмечается стремительное старение специалистов данного уровня, которые в состоянии осуществлять контроль и управление запущенными процессами социального конструирования, неспособность молодого поколения управленцев понимать, прогнозировать и реализовывать цели и задачи вышеназванных процессов.

Во-третьих, неуверенность глобальных мировых игроков в управляемости и прогнозируемости ситуации в Китае, и, как следствие, сомнение в исключительной монополии на технологии шестого экономического уклада у «глобальных игроков». [17]

В-четвертых, состоялась окончательная деградация ядерной компоненты сдерживания в Российской Федерации. Несмотря на постоянные завывания либеральной общественности относительно безумных трат России на программы перевооружения, неоспоримым фактом выступает то, что «достижениями» российского руководства с 2000 года по 1 января 2016 года произошло сокращение в составе стратегических ядерных сил России развёрнутых стратегических носителей ядерного оружия - межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет подводных лодок и тяжёлых бомбардировщиков - до 526 единиц, оснащенных 1648 ядерными боезарядами. [7]

Гипотетически общее число носителей ядерного оружия в РФ составляет 877 единиц, на которых возможно размещение до 3200 боезарядов на основании данных, предоставленных в рамках обмена по договору СНВ-III.[8] Однако, существование такого количества боезарядов в нашей стране в реальной действительности в свете реализации так называемой «урановой сделки» сомнительно. Так, согласно межправительственного соглашения между Российской Федерацией и Соединёнными Штатами Америки (сделка «Гор-Черномырдин» или «урановая сделка»), заключённого в Вашингтоне 18 февраля 1993 года, предусматривающего необратимую переработку не менее 500 тонн российского оружейного урана (эквивалентных примерно 20 тысячам ядерных боезарядов) в низкообогащенный уран — топливо для атомных электростанций США. Для обеспечения межправительственного соглашения позднее был заключён Контракт ВОУ-НОУ между российской и американской компаниями по обогащению урана. В рамках данного соглашения было переработано до 20 тыс. ядерных боезарядов, ранее размещенных на территории Украины, Беларуси, России и Казахстана. [8]

Причем, наши и либеральные, и «государственно-патриотические» СМИ не разу не обмолвились о том факте, что в рамках программы ВОУ-НОУ работы на российских предприятиях переработки ядерных боезарядов шли бесперебойно аж до 2014 года. Например, на Сибирском химическом комбинате они были завершены 23 мая 2013 года. Запасы ВОУ на ПО «Электрохимический завод» закончились в июле 2013 года, последняя партия НОУ с ЭХЗ была отправлена 21 августа 2013 года. В ноябре 2013 года Техснабэкспорт осуществил последнюю поставку низкообогащенного урана в США. Месяцем позднее Администрация США подтвердила стопроцентное выполнение обязательств российской стороны по Соглашению ВОУ-НОУ. [8]

В то же время, по некоторым данным Соединенные Штаты обладают 741 развернутой платформой для пуска с 1 481 ядерной боеголовкой. [8] При этом счет условных развернутых боеголовок лукавый. Так, 12 подводных ракетоносцев класса «Огайо» способны нести в совокупности 288 МБР по 8 боеголовок W88 (475 кт) или по 14 W76 (100 кт) с общим количеством боеголовок до 4302. Кроме того, США имеют в составе своего ВМФ еще 6 переоборудованных ракетоносцев «Огайо», оснащенных крылатыми ракетами, которые не сложно и достаточно быстро можно оснастить под несение МБР.

Франция обладает порядка 300 стратегических боезарядов, размещённых на четырёх атомных подводных лодках, а также 60 тактическими (ASMP) авиационного базирования. Считается, что Великобритания обладает около 225 термоядерными боеголовками, из которых 160 находятся в боевой готовности, но точный размер арсенала официально не объявляется. Еще большим арсеналом обладает геополитический союзник США на Ближнем Востоке - Израиль.

Однако, дьявол таится в деталях. Число размещенных в России боеголовок на МБР РС-20 (так называемая «Воевода») упало с 2000 года до 1 апреля 2016 года с 1800 ед. до 460 ед. Подводные ракетоносцы несут соответственно 704 боезаряда вместо 2272. На долю авиационных сил ядерного сдерживания приходится 808 боезарядов вместо 910. [8] Хотя боевая эффективность престарелых дозвуковых ракетоносцев Ту-95МС (на их долю приходится 616 боезарядов из 808) вызывает лишь сомнение.

СМИ старательно замалчивают и тот факт, что в 2003-2005 годах были сняты с боевого дежурства и уничтожены боевые железнодорожные ракетные комплексы РС-22Ж (несущие 360 боеголовок), [8] эффективность и потенциальная выживаемость которых превосходила боевые возможности американских подводных ракетоносцев «Огайо».

Существенно уменьшились неядерные силы сдерживания в России по отношению к возможностям блока НАТО, особенно в части разработки перспективных систем вооружения и нового поколения ПРО (особенно, в США).

Вследствие этого отпала необходимость в поддерживании централизованной системы управления в странах бывшего СССР. Наступила эпоха так называемого «управляемого хаоса».

По мере своего развития империалистическая система буржуазных капиталистических государств в полном соответствии с марксистской теорией общественно-экономических формаций характеризовалась все большим обострением противоречий капиталистического общества (труда и капитала, национальной буржуазии стран колониального капитализма и глобального управляющего класса и т.п.). Если до конца 20 века эти противоречия глобальным управляющим элитам удавалось разрешать путем сокращения издержек производства, расширения рынков сбыта продукции, перехода все к новым технологическим укладам, а также посредством захватывания в сферу мировой системы разделения труда все новых и новых стран (так, противостояние социалистической и капиталистической систем государств в 1991 году оборвалось позорной капитуляцией Горбачевым и К путем реставрации капитализма в его худшей недоколониальной форме на территории Восточной Европы и бывшего СССР), то к началу 21 века обнаружилось, что на территории планеты не осталось «белых пятен» невключенных в мировую капиталистическую систему государств. Мир стал глобален, а противоречия капиталистического общества стали обостряться в арифметической прогрессии, в связи с чем, глобальный управляющий класс в лице старой европейской (и не только) аристократии, верхушки транснациональных финансово-промышленных групп, Ватикана и т.д., стал понимать, что время господства капиталистической модели на исходе, а глобализация капиталистического общества, на первых порах скрадывающая противоречия капитализма и дававшая ему новые силы для развития, теперь будет играть против него, создавая уникальную возможность осуществления перехода глобального мира к бесклассовому коммунистическому обществу сразу и в мировом масштабе.

Естественно, что подобная скорая перспектива абсолютно не устраивает глобальный управляющий класс, так как уничтожение капитализма в мировых масштабах повлечет одномоментное уничтожение и регрессивных классов, в нем господствующих (причем, учитывая антигуманный, кровавый характер столетий подобного господства, стоивший миллиарды человеческих жизней, уничтожение глобального класса будет осуществлено буквально, физически, история первых лет существования СССР наглядный тому пример).

В связи с этим, в рамках Западного проекта глобального капиталистического общества стали предприниматься усилия по созданию условий по замедлению обострения противоречий капитализма, в том числе путем перезагрузки истории его развития.

Практика действия глобальных управляющих элит последних десятилетий позволяет предположить, что ими была переосмыслена, развита и дополнена ленинская концепция переходного государства, согласно которой делался вывод в контексте развития классовой борьбы о возможности перехода отдельных стран к социализму, минуя капиталистическую стадию (причем, практика построения социализма в государствах Средней Азии наглядный тому пример). В рамках этого переосмысления создаются условия для перезагрузки истории развития человечества с его обрушением на более ранние стадии развития капитализма (возможно, с элементами докапиталистической эпохи). [9-11] Средства массовой информации, кинематограф, массовая литература последних десятилетий усиленно заполняются литературными произведениями, фильмами, в которых ближайшее будущее рисуется в постапокалиптических тонах. Массовому зрителю и читателю навязывается представление о том, что будущее человечества будет характеризоваться масштабной сегрегацией, несменяемостью и непогрешимостью элит, лишено религиозных, моральных и нравственных основ, а экономика зиждется на сверхэксплуатации рабовладельческого типа (взять хотя бы трилогию С. Коллинз «Голодные игры»). Религия подменена магией и чародейством демонического типа, межличностные отношения лишены всяческих моральных и нравственных запретов и ориентиров. [12-14]

Однако, на пути перезагрузки мировой истории у глобальных управляющих элит существует ряд серьезных препятствий, которые образовались в результате теории и практики развития человеческого общества. [15-16]

Во-первых, стержневой основой социально-культурного развития общества, начиная с Эпохи Возрождения, выступает необходимость и неизбежность существования социальной справедливости, равенства и равноправия как в межличностном общении, так и в построении государства, формировании общества, народов, а также в семейных отношениях. Своеобразной квинтэссенцией концепции социально справедливого обустройства общества и его наглядным практически реализованным конструктом выступала сама система социалистических государств во главе с СССР, воплотившим в реальность тысячелетние мечтания многих поколений о справедливости.

Во-вторых, значительным препятствием в перезагрузке мировой истории выступает коммунистическая идеология, реализованная на практике в СССР и странах победившего социализма, и по сей день являющая, с одной стороны, единственным научным объяснением условий и порядка социально-экономического развития общества с догосударственной эпохи и по настоящее время, а с другой стороны, имеющая детально разработанный понятийный аппарат и инструментарий противодействия хищническим антигуманистическим проявлениям капитализма.

В-третьих, серьезным препятствием для обрушения общества в мировых масштабах в «новые темные века» является разработанная в ходе развития человечества система моральных, нравственных и культурных норм, правил поведения, религиозных учений, включая основные мировые религии. [18-20]

Практика существования социалистических государств отметилась разработкой и массовым внедрением в практическую жизнь рядовых граждан осознанной необходимости в социальной и нравственной порядочности (что не исключает и религиозную порядочность и нравственность), которая при этом выступала и в качестве естественной потребности человека (вспомнить хотя бы Моральный кодекс строителя коммунизма, принятый на 22 Съезде КПСС, который во многом коррелировал с христианскими заповедями). [21-22]

В настоящее время, несмотря на развал СССР и реставрацию капитализма на постсоветском пространстве, именно Русский мир (а не Китай), олицетворённый тремя славянскими государствами (Украиной, Россией и Беларусью), и является залогом не преодоления глобальными управляющими элитами вышеназванных препятствий в перезагрузке мировой истории.

Именно Русский мир, с одной стороны, выступает основным этническим и цивилизационным конкурентом Западного проекта, с другой стороны, само русское общество зиждется на глубоком религиозном, социально-культурном и нравственном понимании и принятии социальной справедливости как одной из основ построения государства и формирования народа.

Для разрушения самого социально-культурного и общественно-политического конструкта Русского мира глобальные управляющие элиты обратились к технологиям так называемых «цветных революций». При этом, стоит оговориться, что, во-первых, «цветные революции» по своей социально-политической природе революциями, то есть насильственным переходом от регрессивного социально-политического строя к прогрессивному, не являются. Это глубоко контрреволюционные перевороты, осуществляемые наиболее регрессивными эксплуататорскими классами и группами общества, консервирующие его социально-экономическую отсталость и включенность в мировую систему разделения труда на правах недоколониальных (неоколониальных) государствоподобных образований. [23-25] Во-вторых, под «цветной революцией» не следует считать одномоментный акт внутригосударственного переворота (например, украинский майдан 2014 года). «Цветная революция» это длительный процесс осуществления коренных изменений в обществе по переходу всей полноты власти к регрессивному эксплуататорскому классу, включая ломку экономического базиса государства. Сама «цветная революция» как одномоментный переворот выступает лишь актом институционализации перехода всей полноты власти к регрессивному эксплуататорскому классу, а также изменения экономического базиса государства. Она лишь формализует смену управляющих классов и элит в данном государстве.

Технологии «цветных революций» стали применяться одновременно в отношении всех трех государств Русского мира (Украины, Беларуси, России). В настоящий момент наибольшего успеха в реализации на практике данных технологий глобальные управляющие элиты добились на территории Украины. Однако, наибольшую опасность для них представляет именно Республика Беларусь, которая (в большей степени, чем Российская Федерация), на мой взгляд, является в настоящий момент основным социальным аттрактором Русского мира.

Прежде всего, ошибочно отождествлять центр Русского мира исключительно с современной Российской Федерацией. Во многом наивно концепция «Москва – третий Рим», сформировавшаяся в 16 веке, смотрится в контексте современного этнического многообразия столицы России, населенной славянами лишь в лучшем случае наполовину. Этим сознательно с момента развала СССР воспользовались западные идеологи. Жители Русского мира десятилетиями (а то и столетиями) верившие в русскую цивилизацию, православие, нравственную красоту русской души, после образования Российской Федерации все время ждали от новообразованного русского государства и поддержку русского языка, и защиту русских диаспор, и заботы о всех искренних друзьях Русского мира, желающих его возрождения и развития, понимающих, что зло и тлен Западной цивилизации, его чудовищная аморальность может быть остановлена только красотой и порядочностью русской души, величавой силой русского духа. Однако, четверть века эти надежды сознательно предавались.

Пора понять, что центр Русского мира там, где правит Русский человек, там, где он имеет возможности для полноценного развития и жизни.

Продолжение подобного затягивания осознания очевидного приведет к очередным обманутым надеждам и ожиданиям в Русском мире, а потом к ощущению апатии, опустошенности и обреченности. Это осознанное предательство русской души, нравственная красота которой как раз и основана, как справедливо отмечал Ф.М. Достоевский, на тихом, кротком, спокойном (непоколебимом) смиреннолюбии.

И Западный мир бьет на опережение, разрушая Русский мир на уровне народа, семьи и личности.

Он стремится в кратчайшие сроки подорвать триединство русского народа, отделив великоросов от малоросов и беларусов. Вне своего единства русский народ сталкивается с колоссальными трудностями, так как экономические масштабы рынка в преддверии перехода к очередному экономическому укладу недостаточны для воспроизводства народа, сохранения производственной самостоятельности и самодостаточности русской цивилизации. Производится попытка перекодировать русскость в ментальности русского человека на Украине и в Беларуси. Доходит до абсурда, когда люди, говорящие и мыслящие на русском языке, чьи отцы и деды сломали хребет фашизму, с пеной у рта клянутся в верности и говорят похвалу надуманным «героям».

В этой связи руководством Беларуси совершенно обоснованно завявляется об общей судьбе и связи славянских народов. А.Г. Лукашенко неоднократно отмечал (в шутку), что беларусы - это те же русские люди, но со знаком качества.

На уровне семьи западными идеологами пропагандируются идеи эмансипации, противопоставления поколений.

На уровне личности внедряются в массы идеи, противопоставляющие человека окружающему миру, обществу и другим людям. В культуре, творчестве, СМИ культивируются различные формы эгоцентризма, эгоизма, социального паразитизма.

Представляется, что из всех трех государств Русского мира именно в Беларуси на государственном уровне наибольшим образом внедрены идеи социальной справедливости. Государственно-монополистический капитализм Беларуси в этой связи сродни СССР. В нем обеспечивается реальный рост экономики, численности населения. Народ ощущает развитие, чувствует, что у него есть будущее, основой которого является честный и добросовестный труд.

В противовес этому Западный мир пытается навязать странам Русского мира типичную колониальную модель развития экономики, но с новой информационной спецификой: уничтожаются наукоемкие отрасли промышленности; готовится новая волна приватизации. Цель подобных мероприятий заключается в недопущении стран Русского мира в рамках единой мировой системы разделения труда к переходу к технологиям шестого технологического уклада, без которых невозможно воспроизводство и самодостаточность экономики и ее сбалансированность.

Наносится удар по русскому народу как носителю морально-нравственных, религиозных норм, правил. С одной стороны, путем проведения Всеправославного Церковного Собора готовится очередной удар по православию, реформы тысячелетних канонов Русского православия в угоду экуминистическим идеям и Ватикану. С другой стороны, подрываются основы светской порядочности и нравственности в обществе. Пестуется толерантность к всяческого рода извращениям, поведению, не типичному для русского человека. Русские превращаются в манкуртов, «Иванов, не помнящих своего родства».

Представляется, что в качестве основных этапов разработки противодействия цветной революции (на примере Республики Беларусь) можно выделить следующие:

  1. необходимо сформулировать и разработать приоритеты социально-экономического развития Беларуси на период после 2016 года, своеобразную «новую редакцию Сталинского рывка», как альтернативу гибели;
  2. следует сформулировать и осуществлять систему мероприятий по поэтапному внедрению в экономику Беларуси технологий нового технологического уклада как ассиметричный ответ на экономические угрозы существования и развития белорусской государственности;
  3. необходимо разработать национальную карту Беларуси как систему мероприятий по приведению этно-конфессиональной и социальной политики государства в соответствие с поэтапной модернизацией ее экономики;
  4. следует разработать и реализовать концепцию формирования ассиметричного ответа на военно-политические угрозы, стоящие перед Беларусью.

Данные мероприятия позволят не только противостоять технологиям «цветных революций», но и обеспечат новый виток развития России, Украины и Беларуси.

Читайте также

Список литературы

  1. Гончаров В.В. О некоторых аспектах эффективности формирования и функционирования системы исполнительной власти (на примере Республики Беларусь) // Современное право. - 2010. - № 3. - С. 146-150.
  2. Поярков С.Ю., Гончаров В.В. Модель современной «русской власти»: условия паритетности // Государственная власть и местное самоуправление. - 2016. - № 3.
  3. Фурсов А.И. Российская Федерация в начале XXI века // Москва, 2008. - № 1. - С. 192-204.
  4. Гончаров В.В. Проблемы выбора оптимальной системы исполнительной власти в Российской Федерации // Современное право. - 2010. - № 6. - С. 42-46.
  5. Гончаров В.В. Проблемы выбора и перспективы использования современных методик и технологий в процессе оптимизации системы исполнительной власти в Российской Федерации и критерии оценки ее эффективности и результативности // Современное право. - 2011. - № 2. - С. 16-20.
  6. Гончаров В.В. Экономическая безопасность Российского государства как перспективный приоритетный национальный проект // Российский следователь. - 2010. - № 8. - С. 25-29.
  7. Гончаров В.В. Роль социально-экономических условий сохранения и развития российской государственности в эпоху глобального экономического кризиса // Юридический мир. - 2010. - № 5. - С. 6-9.
  8. Гончаров В.В. Укрепление обороноспособности как перспективный приоритетный национальный проект // Национальная безопасность. - 2010. - № 3(4). - С. 27-30.
  9. Гончаров В.В., Жилин С.М. Власть: политико-правовой анализ // Закон и право. - 2010. - № 3. - С. 12-14.
  10. Гончаров В.В., Жилин С.М. Понятие исполнительной власти, ее место в механизме государственной власти в Российской Федерации: конституционно-правовой анализ // Право и политика. - 2010. - № 2. - С. 312-321.
  11. Гончаров В.В., Жилин С.М. Понятие и сущность государственной власти: конституционно-правовой анализ // Социология власти. - 2010. - № 1. - С. 148-157.
  12. Fursov A.I. Kapitalismus, Kommunismus und die Glocken der Geschichte // Comparativ. Leipziger Beiträge zur Universalgeschichte und vergleichenden Gesellschaftsforschung. - Leipzig, 1994. - 4. Jahrgang, Heft 5. - S. 57-69.
  13. Жилин С.М., Гончаров В.В. Укрепление президентской власти в России как необходимое условие противодействия центробежным тенденциям в государственном управлении // Современное право. - 2010. - № 5. - С. 16-21.
  14. Гончаров В.В. Роль и место Государственного совета Российской Федерации и полномочных представителей Президента России в федеральных округах в координации системы исполнительной власти в стране и преодолении центробежных политических тенденций // Юридический мир. - 2008. - № 3. - С. 23-27.
  15. Fursov A.I. Social Times, Social Spaces, and Their Dilemmas: Ideology «in One Country» // Review. - Binghamton (N.Y.), 1997. - Vol. XX, № 3/4. - P. 345-420.
  16. Гончаров В.В. Роль политического лидерства в укреплении исполнительной власти: современные проблемы и перспективы развития // Вестник Академии экономической безопасности. - 2010. - № 2. - С. 49-53.
  17. Гончаров В.В. Современные проблемы и перспективы построения эффективной системы государственного управления в Китайской Народной Республике // Современное право. - 2011. - № 3. - С. 127-131.
  18. Гончаров В.В. Роль государственной идеологии в централизации власти в России: исторический опыт и современное состояние // История государства и права. - 2010. - № 4. - С. 31-35.
  19. Гончаров В.В., Поярков С.Ю. Взаимодействие государства и гражданского общества в контексте конституционализма: теоретико-методологические проблемы и пути их разрешения // Современное право. - 2015. - № 5.
  20. Ковалева Л.И., Гончаров В.В. Об институтах общественного контроля исполнительной власти в Российской Федерации // Власть. - 2009. - № 1. - С. 72-75.
  21. Поярков С.Ю., Гончаров В.В. Исполнительная власть в идеологической системе российского конституционализма // Административное и муниципальное право. - 2009. - № 11. - С. 10-17.
  22. Гончаров В.В. Понятие государственной власти и его формализация в законодательстве Российской Федерации // История государства и права. -2008. - № 16. - С. 11-13.
  23. Гончаров В.В. Место и роль исполнительной власти в механизме обеспечения единого правового пространства Российской Федерации // Закон и право. - 2010. - № 2. - С. 7-11.
  24. Гончаров В.В. Проблемы и перспективы использования в Российской Федерации положительного опыта формирования и функционирования системы исполнительной власти за рубежом // Международное публичное и частное право. - 2010. - № 3. - С. 39-46.
  25. Гончаров В.В., Поярков С.Ю. Множественность конституционного порядка // Российская юстиция. - 2016. - № 3.

Цитировать

Щеголев, И.Б. Технологии противодействия «цветным» революциям / И.Б. Щеголев. — Текст : электронный // NovaInfo, 2016. — № 48. — С. 358-368. — URL: https://novainfo.ru/article/6983 (дата обращения: 07.02.2023).

Поделиться