Роль металексем в романе В. Шукшина «Я пришел дать вам волю»

№50-1,

Филологические науки

Предметом анализа в статье является роль металексики в романе В. Шукшина «Я пришел дать вам волю». На основе проведенного исследования мы пришли к выводу о том, что отмеченные слова писателем часто употребляются для более сжатого наименования какого-либо детально описанного факта, явления, целого эпизода для его обобщения, суммирования и подведения под определенную квалификацию. Они, как правило, отражают авторскую оценку сообщаемого и повторяют предыдущую часть текста или какого-либо его компонента на более высоком уровне абстракции (анафорическая замена), а также могут употребляться в зачине текста, организуя тем самым все дальнейшее описание или повествование (катафорическая замена).

Похожие материалы

В создании связности текста, в его завершенности и монотемности большую роль играют разнообразные фразовые скрепы, с помощью которых достигается идентичность сообщаемого, движение события, сосредоточение внимания на определенном моменте, информация о новых элементах в акте речетворчества. Консолидация предложений может происходить по-разному – без обобщения и с элементами обобщения [2; 3; 5; 6]. В последнем случае важную роль играют металексемы [1; 4; 7].

Металексемы – это слова, обозначающие объекты, свойства и отношения, полученные в результате абстрагирования, отвлечения от конкретных объектов, свойств и отношений. Эту группу составляют абстрактные, или отвлеченные, имена существительные, обычно сопровождаемые указательными или притяжательными местоимениями.

Первая попытка выделения класса металексики принадлежит Л.В. Кнориной [7; 8]. В ее статьях рассматриваются признаки, которые свойственны этим словам: а) отсутствие родового понятия; б) склонность к квантованию; в) употребление в позиции анафорического заместителя и др. Позднее в лингвистической литературе неоднократно говорилось о семантической и функциональной близости металексем, с одной стороны, словам-гиперонимам, а с другой, параметрическим именам существительным. В нашем случае речь, разумеется, идет о металексемах, которые являются параметрическими по определению: они обозначают такие признаки предметов, действий и процессов, которые принимают определенные количественные или качественные значения. По отношению к абстрактным именам существительным этот термин был введен Г.Д. Фигуровской [9, с. 21; 10, с. 5]. В своих работах мы также оперируем им [см. об этом: 1, с. 8; 4, с. 11 и др.].

Металексемам, как словам-заместителям, свойственны широкая понятийная основа, отсутствие четкого денотативного значения и высокая степень абстракции, обобщения в системе языка, опосредованная номинация и, следовательно, синсемантия, которая и создает условия для их использования в речи как связующего средства, так как они требуют раскрытия своего содержания при помощи соотнесения с другими единицами текста.

Рассмотрим их функциональную нагрузку на материале романа В.М. Шукшина «Я пришел дать вам волю» [11]. Прежде всего, отметим, что автором используются металексемы, обозначающие различные абстрактные понятия, такие, как качество, действие, состояние (видение, движение, победа, торговля, мысль, оцепенение, ясность и др.). Они употребляются для более сжатого наименования какого-либо детально описанного факта, явления, целого эпизода для его обобщения, суммирования и подведения под определенную квалификацию и, как правило, отражают авторскую оценку сообщаемого. Такие фразовые скрепы повторяют предыдущую часть текста или какого-либо его компонента, а точнее, смысла, заложенного в ней, на более высоком уровне абстракции (анафорическая замена): Степан не дослушал, махнул с досадой: «Чего выворачиваться-то начал? Я тебя виню, что ли? Я же не виню». Но мысль эта ... застряла занозой ... [11, с. 55]; ... Разин пришел в Астрахань – без единого выстрела, не потеряв ни одного казака. То была победа немалая [11, с. 36]. Последние компоненты в обоих примерах начинаются с фразовой скрепы (мысль эта – в первом случае, победа – во втором), в которой сжато квалифицируется предшествующая информация. Повторная номинация целой ситуации подобным образом представляет собой как бы ее резюмирование, краткое обозначение. В пределах самих предложений металексемы (в обоих случаях употребленные в сочетании с распространителями) не раскрывают своего смысла, являются грамматикализованными средствами выражения синтаксических отношений и сближаются с союзами.

При анафорической замене металексемы чаще всего употребляются вместе с распространителями, в роли которых выступают указательные местоимения этот, эта, это, имена прилагательные и пр., с помощью которых связь с предыдущим становится четче, точнее. Словосочетание целиком можно рассматривать как своеобразную авторскую «подсказку», которая дает возможность читателю лучше понять содержание текста. При этом не следует забывать и о том, что отсылочное, дейктическое значение слова-распространителя (определения) актуализируется благодаря воздействию на него металексемы, соотносимой с развернутыми номинациями событий, явлений, качеств. Поэтому такие анафорические структуры, на наш взгляд, следует рассматривать как семантически неделимые. Их особенность и значение состоит в том, что в романе они как бы дважды представляют референт в новом высказывании: определение представляет его способом кореферентного указания, а металексема – способом опосредованной номинации. Вместе они усиливают информативную значимость предыдущего сообщения, актуализируют наиболее важные для дальнейшего изложения отрезки текста и, благодаря двукратной анафорической соотнесенности, служат средствами коммуникативной целеустремленности.

Металексемы могут употребляться и в текстовых зачинах, организуя тем самым все дальнейшее описание или повествование. В этой позиции их можно рассматривать как одно из средств выражения проспекции: все внимание читателя направлено на ожидаемое, что обещано автором заранее (катафорическая замена). Отметим, что примеров катафорического использования металексем в произведении намного больше: В разинской флотилии начались приготовления к встрече с послами. Тявкнула пушка. Передние струги развернулись и шли к атаману. Казаки одевались ... [11, с. 27]; Разинская флотилия пришла в движение. Там и здесь вспыхивали факелы; казаки менялись местами … [11, с. 28]; Иван Черноярец распоряжался сборами. Наряжалось двенадцать стругов … [11, с. 60]; У хозяина пир. Степан – в красном углу. По бокам все те же – Стырь, дед Любим, Иван Черноярец, Федор Сукнин ... На столе жареное мясо, горячие лепешки ... Много вина [11, с. 131]. В этих примерах металексемы (приготовления, движение (акк.), сборами (от сборы), пир) выполняют функцию косвенной (предвосхищающей) номинации. Их обобщенное значение раскрывается в последующих компонентах.

Интересно отметить, что в романе встречаются единичные примеры, которые начинаются и завершаются металексемами. В них мы наблюдаем случаи двусторонней соотнесенности. В подаче материала одновременно принимают участие и предшествующий, и последующий контекст. В этом случае металексема, стоящая в начале компонента, сжато квалифицирует сказанное автором ранее в предыдущем высказывании, вторая же, употребленная в конце, служит средством выражения проспекции: План был варварски прост и жесток: к княжне разрешалось входить ее брату, молодому гордому князьку, и он иногда – редко – заходил. Пусть он войдет к сестре в шатер и задушит ее подушкой ... Объяснение простое: князек отомстил атаману за обиду. У косоглазых так бывает [11, с. 62]. Предпоследний компонент фрагмента начинается с абстрактного имени существительного (объяснение). С его помощью суммируется определенная часть информации из предшествующего предложения. Этот же компонент и завершается абстрактным именем существительным (обиду), смысл которого раскрывается в следующем предложении.

Таким образом, металексемы сигнализируют о синсемантии предложения, в котором они находятся. В романе В. М. Шукшина «Я пришел дать вам волю» они оформляют скрытый семантический повтор в наиболее обобщенном виде, являясь в то же время средством выражения ретроспекции и проспекции.

Список литературы

  1. Водясова Л.П. Текстосвязующая роль абстрактной лексики в прозе К. Г. Абрамова // Вестник Угроведения. – 2014. – № 1 (16). – С. 8–12.
  2. Водясова Л.П. Структура и функциональная направленность сложного синтаксического целого с номинативным зачином в прозе К. Г. Абрамова // Гуманитарные науки и образование. – 2014. – № 3 (19). – С. 111–113.
  3. Водясова Л.П. Роль послелога в соединении компонентов сложного синтаксического целого в современном эрзянском языке // Филология и литературоведение. – 2015. – № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://philology.snauka.ru/2015/01/1075 (дата обращения: 05.01.2015).
  4. Водясова Л.П. Функции металексем в художественном тексте (на материале произведений мордовских писателей) // Litera. – 2016. – № 2. – С. 11–19. DOI: 10.7256/2409-8698.2016.2.18957. URL: http://e-notabene.ru/fil/article_ 18957.html.
  5. Водясова Л.П. Функции локальных дейктиков в художественном тексте (на материале немецкого, русского и эрзянского языков) // Novainfo.Ru. – 2016 г. – № 49-1. – URL: http://novainfo.ru/article/7256.
  6. Водясова Л.П. Функции контактоустанавливающих вопросительных предложений с эмотивной семантикой в художественном тексте // NovaInfo.Ru. – 2016. – № 49-2. – URL: http://novainfo.ru/article/7363.
  7. Кнорина Л.В. Металексика и ситуативная классификация действий в тексте // Научно-техническая информация. Сер. 2: Информационные процессы и системы. – М., 1991. – № 3. – 17–19.
  8. Кнорина Л.В. Металексика: попытка выделения // Лингвистика на исходе XX века: итоги и перспективы: тез. междунар. конф. Т. 1. – М.: Филология, 1995. – С. 228–230.
  9. Фигуровская Г.Д. Системные связи сложных предложений в современном русском языке (на материале модусно-пропозициональных предложений). – М.: Прометей, 1996. – 204 с.
  10. Фигуровская Г.Д. Указательно-местоименная связь компонентов синтаксических конструкций // Вопросы лингвистики. Вып. 3. – М., 2000. – С. 5–8.
  11. Шукшин В.М. Я пришел дать вам волю. Любавины: романы. – М.: ЭКСМО-Пресс, 1997. – 816 с.