Проблема объективности философского знания

№50-2,

Философские науки

В статье анализируется проблема объективности философского знания. Эта проблема связана с классовым характером философии. Универсальной философии не существует: она существует только в виде множества философий.

Похожие материалы

Мировоззренческая природа философского знания тесно связана с его классовым (партийным) характером. Понимание смысла этого тезиса связано с решением следующего вопроса: почему в одной и той же цивилизации, одном и том же обществе возникают разные, даже противоположные философские учения? Вопрос этот сложен, и изложенные ниже мысли представляют лишь общую схему его решения.

Мы отличаемся друг от друга не только цветом глаз, ростом и весом, но и условиями своего бытия. На жизнь каждого из нас влияют и доходы семьи, и качество жилья, состояние нашего здоровья, возраст, профессия, круг друзей, книги и газеты, которые мы читаем. И еще многое другое. Некоторые из этих факторов случайны и преходящи, другие же могут влиять на нас очень долго и сильно, как, например хроническая болезнь или бедность. Последняя группа факторов и формирует то, что философы и социологи называют образом или моделью жизни человека. У каждого человека свой образ жизни, обусловленный экономическими, политическими, физиологическими, демографическими и другими условиями его существования. У части людей эти условия очень похожи и под их влиянием у них складывается тождественный образ жизни. Психологи заметили, что у людей, ведущих тождественный образ жизни, формируется и тождественный образ мира. Известный философ Л. Витгенштейн по этому поводу заметил, что мы настолько понимаем друг друга, насколько общим является наш образ жизни. Люди, ведущие тождественный образ жизни, чтят одни те же ценности, придерживаются одинаковых политических взглядов, иногда такое единство проявляется даже во внешнем виде, как, например, у рокеров или членов некоторых религиозных сект. Философские взгляды таких групп людей также в основном совпадают: одинаковые условия жизни ставят перед ними одинаковые мировоззренческие вопросы и, решая их в тождественных условиях и тождественными средствами, они получают тождественные результаты.

Группы людей, ведущих тождественный образ жизни и осознающих свое единство, всегда были, есть и будут важными социальными силами, определяющими динамику общественных процессов. В социальной философии их называю по-разному: классы, страты, партии, социальные группы и т.д. Таким образом, под классовостью философии мы будем подразумевать здесь зависимость философского учения от экономических, политико-правовых, демографических, духовных, расово-этнических и т.п. факторов, заметно влияющих на жизнь его сторонников. По этой причине люди, изучающие одни и те же объекты, получают разные результаты. В философии истории, например, существует вопрос почему каждое поколение пишет историю заново [1; 2].

Тезис о классовости философии неизбежно приводит к вопросу об объективности философского знания. Действительно, как может быть объективной та или иная философия, если она выражает интересы только определенной группы людей? Спорить о том, чья философия лучше – Маркса, Платона или Конфуция, – это то же самое, что спорить о превосходстве музыки Моцарта над музыкой Чайковского. В истории философии фигуры Аристотеля, Спинозы и Канта по-своему равноценны, их величие определяется не классовой принадлежностью, а тем вкладом, которые они внесли в человеческую культуру. Можно спорить о том, в какой степени взгляды Платона отражают интересы рабовладельцев, но с позиций совокупной философской мысли человечества его учение следует оценивать только с точки зрения характера и глубины решаемых им мировоззренческих вопросов. Поэтому философия существует как множество различных, нередко противоречащих друг другу, философий [3; 4; 5].

Таким образом, любая конкретная философская система не может быть объективной по причине своей классовости. Но философия, рассматриваемая как часть духовной культуры, как совокупность различных философских учений, выработанных человечеством, максимально объективна для своего времени. Уяснению этого, на первый взгляд, парадоксального утверждения может помочь прием, использованный Н. Бором в физике. В науке он известен как принцип дополнительности. Смысл этого принципа заключается в следующем: несколько противоречащих друг другу утверждений по поводу одного и того же объекта могут быть одновременно истинными вследствие того, что они объясняют одно и то же, исходя из разных посылок. При работе с изучаемым объектом нужно учитывать все его разнообразные характеристики, т.к. они, дополняя друг друга, позволяют создать более полное представление о нем. Этот мудрый принцип применим и к решению нашей проблемы: различные философии, по-разному отвечая на одни и те же вопросы, дополняют друг друга, способствуя, тем самым, более полному пониманию человеком себя и основ своего бытия. К примеру, проблема смысла жизни является универсальной проблемой, но найти решение, удовлетворяющее всех невозможно [6].

Можно определить пол и национальность отдельного человека, но это невозможно сделать по отношению к человечеству в целом. Можно классифицировать философские учения по степени их соответствия интересам определенной социальной группы, класса, но нельзя это сделать по отношению к философии в целом. Ибо она служит всему человечеству, как служат ему искусство, религия и наука.

Важной стороной философских учений является их антропологичность: какая бы философия не была, там явно или неявно присутствуют человеческие проблемы. В этом она схожа с художественными проиведениями, например, с поэзией [7]. Хотя философия, понимаемая как наука, и декларирует свою интерсубъективность, она не может быть абсолютно объективной ибо в каждой ее проблеме просвечивает человек [8]. Например, это хорошо видно в религиозной философии, например, в неотомизме [9]. Присутствие в философском знании элементов искусства и религии приводит к проблеме о научности философии. На самом деле, можно ли религиозную философию или экзистенциализм называть наукой? Видимо, нельзя [10].

Важно подчеркнуть и методологическую роль философии. В зависимости от того, какая философская парадигма рассматривается в качестве методологии науки или образования, таковым получается результат. Религиозно-философская методология создает одну систему образования, научного исследования, планирования развития, а прагматистская методология – другую.

Список литературы

  1. Рахматуллин Р.Ю. Проблема объективности исторического знания или как возможен единый учебник истории // European Social Science Journal. 2014. № 8-3 (47). С. 69-73.
  2. Рахматуллин Р.Ю. Историческое знание в контексте философии науки // Вестник ВЭГУ. 2015. № 3 (77). С. 129-137.
  3. Рахматуллин Р.Ю. Философия в бакалавриате: приглашение к дискуссии // Профессиональное образование в современном мире. 2013. № 3 (10). С. 28-34.
  4. Рахматуллин Р.Ю. Философия как учебная дисциплина // Вестник ВЭГУ. 2013. № 6. С. 151-156.
  5. Рахматуллин Р.Ю. Философия как философии // Сборники конференций НИЦ Социосфера. 2015. № 9. С. 21-23.
  6. Давлетгаряева Р.Г. О смысле жизни // Вестник Челябинского государственного университета. 2012. № 35 (289). С. 6-9.
  7. Столетов А.И. Философия и поэзия: точки пересечения // Вестник Томского государственного педагогического университета. 2007. № 11. С. 18-24.
  8. Рахматуллин Р.Ю. Особенности научного познания // Молодой ученый. 2014. № 16. С. 211-213.
  9. Rakhmatullin R., Semenova E. Thomism of the unity of the religious and scientific knowledge // Nauka i studia. 2015. Т. 10. С. 288-291.
  10. Рахматуллин Р.Ю. Является ли философия наукой? // Молодой ученый. 2014. № 3 (62). С. 1100-1103.
  11. Давлетгаряева Р.Г. Образование как самоорганизующаяся система // Вестник Башкирского государственного аграрного университета. 2009. № 1. С. 58.
  12. Семенова Э.Р. Принцип развития в эпистемологии // Молодой ученый. 2016. № 2 (106). С. 985-987.
  13. Rakhmatullin R. Pragmatism: general characteristics // Nauka i studia. 2015. Т. 11. С. 152-197.