Легат в римском праве: разновидности и особенности получения

№5-1,

Юридические науки

Римское наследственное право (т.е. регулирование порядка перехода прав и обязанностей частноправового характера после умершего к другим лицам) самым тесным образом было взаимосвязано с понятием римской семьи и институтами семейного права.

Похожие материалы

Введение

Римское наследственное право (т.е. регулирование порядка перехода прав и обязанностей частноправового характера после умершего к другим лицам) самым тесным образом было взаимосвязано с понятием римской семьи и институтами семейного права.

Наследство есть преемство всех прав наследодателя в частноправовой сфере. Не в полной мере наследование означало восприятие прав и обязанностей наследодателя в лично семейной сфере: так, наследник не обязывался к восприятию прав наследодателя как мужа, брата, сына и т.д. Наследство включало в себя не только выгоды и возможные обогащения имущественного характера; с наследством неразрывно связывались лежащие на наследодателе обязательства, в том числе и те, о которых он не имел точного представления или даже вовсе не знал.

Наследник по римскому праву как бы занимал то же правовое положение, что было у наследодателя к моменту его кончины, и воспринимал всю сложившуюся ситуацию в целом - в этом заключался принцип универсальности наследства, который был главным элементом, определявшим содержание наследства с точки зрения нрава.

Римское наследственное право прошло долгий и сложный путь развития. Этот путь был неразрывно связан с ходом развития римской собственности и семьи. По мере того, как индивидуальная частная собственность освобождалась от пережитков собственности семейной, в наследственном праве выражался все последовательнее принцип свободы завещательных распоряжений. Вместе с тем римское право нашло способы сочетания свободы завещаний с интересами наследников по закону: за некоторыми из последних были признаны определенные права в имуществе наследодателя, которые нельзя было ни отменить, ни уменьшить завещанием. Весь этот ход развития был связан и с постепенным освобождением завещания от первоначального формализма.

Предмет регулирования наследственного права

Наследственное право регулирует судьбу правоотношений субъекта после его смерти. Центральным понятием этой отрасли права является преемство (successio) правовой ситуации другого лица -de cuius (от выражения «is de cuius hereditate agitur» - «тот, чье наследство является предметом судебного разбирательства») - в результате его смерти (mortis causa). Различают универсальное преемство (successio per universitatem, in universum ius), когда на стороне нового лица воспроизводится юридическая ситуация предшественника как таковая, и сингулярное (successio singular is, in singulas res), когда субъект преемства воспринимает лишь отдельные права, прежде принадлежавшие другому лицу.

Феномен преемства выявляется не только при актах mortis causa, но и inter vivos. Универсальными преемниками считаются супруг (или его домовладыка) в отношении супруги in manu, усыновитель в отношении усыновленного лица sui iuris (в результате adrogatio), bondmm emptor в отношении лица, чье имущество подверглось bonorum venditio (Gai., 3,77 sqq).

Универсальным преемством mortis causa являются hereditas - наследование по ius civile и bonorum possessio - наследование по ius honorarium. Гипотезами сингулярного преемства mortis causa следует считать отказ по завещанию (legatum) и фидеикомисс (fideicommissum) - доверительное поручение наследодателя наследнику.

Объектом универсального преемства mortis causa является юридическая ситуация de cuius во всей ее полноте: по наследству не переходят только строго личные требования из обязательств или правонарушений - те, что защищены штрафными исками (actiones poenales). Однако в римском праве эффект наследования был шире, чем переход прав и обязанностей покойного, и включал также те отношения, которые не могут быть предметом гражданского оборота, как sacra familiares - семейные святыни и священнодействия (отправление культа предков).

Древняя солидарность семейства, выражением которой был всеобъемлющий характер власти домовладыки и соответствующий ему синкретизм преемства, сказалась в том, что наследник отвечал по долгам наследодателя в полном объеме (in solidum), независимо от размеров актива наследственной массы (D. 10,2,3; 37,1,1; 3 рг), так что наследство могло представлять собой одни невыгоды - «damnosa hereditas» (D. 50,16,119).

Порядок наследования по ius civile

Универсальное преемство осуществляется (как по цивильному, так и по преторскому праву) либо по завещанию - ex testamento, либо без него - ab intestate (Gai., 2,99), а также (по преторскому праву) вопреки завещанию - bonorum possessio contra tabulas. Права наследников без завещания представляют собой правовое ожидание, имеющее значение для третьих лиц уже при жизни de cuius (наследодателя) и, прежде всего для самого наследодателя, воля которого в распоряжении своим имуществом mortis causa связана правами таких наследников. Так, он не может обойти в завещании своих непосредственных подвластных (sui heredes). Право на наследование становится правовым требованием (приобретенным правом) - his successionis с момента открытия наследства и призвания наследника к наследованию. Открытие наследства (delatio hereditatis) - юридический факт, эффект которого состоит в возникновении у наследника возможности принять наследство. Возникает своеобразная юридическая ситуация, когда права de cuius лишены субъекта, но существует потенциальный преемник (heres), в пользу которого открылось наследство. Призвание к наследованию - это один из необходимых аспектов открытия наследства. Если наследники по завещанию призываются к наследству под условием, то наследство считается открытым с момента реализации условия. У лиц, обладающих преимущественным правом на наследование по ius civile - наследников из подвластных (sui heredes) - права на наследование совпадают с обязанностью наследовать: они не могут отказаться от наследства и считаются необходимыми наследниками (heredes sui et necessarii - Gai., 2,156-157). Необходимым наследником (heres necessarius - Gai., 2,153) является также раб, назначенный в завещании наследником и одновременно отпущенный на волю (manumissio testamento). Наследство открывается в пользу определенных лиц, действия которых по принятию наследства (aditio hereditatis) приводят к тому, что права наследодателя обретают нового субъекта и ситуация наследования исчерпывается. В дальнейшем наследстве может переходить к другим лицам, но это будет уже другое преемство другому лицу.

При наследовании посторонних после открытия наследства hereditas (в объектном смысле) не принадлежит никому. Эту ситуацию prudentes называют «лежачее наследство» - «hereditas iacens». Пока наследство не принято, юридическая ситуация de cuius (ius defuncti) остается без субъекта, но продолжает участвовать в обороте. Так, раб, входящий в состав наследства (servus hereditarius), может получать исполнение по требованиям наследодателя, делать другие приобретения, увеличивая тем самым наследственную массу (D. 28,5,31,1; 41,1,33,2), но может совершать и правонарушения, так что на стороне будущего преемника возникнет ноксальная ответственность. По мнению Юлиана, получившему широкое признание, hereditas iacens воплощала лицо наследодателя - persona defuncti (D. 41,1,34). Для того чтобы стать преемником (heres в смысле «dominus»), добровольный наследник должен был принять наследство. Aditio hereditatis осуществлялась либо посредством торжественного заявления о принятии - cretio (Gai., 2,166), либо путем pro herede gestio - конклюдентного поведения, выражающего намерение принять наследство.

Наследники первоначально наследовали независимо от своей воли. Претор предоставил им beneficium abstinendi - право воздержаться от невыгодного наследства (Gai., 2,158; Ulp., Reg., 22,24), что означало возникновение у них наследственных прав вместо прежнего цивильного права-обязанности наследовать. В случае сомнений в ценности наследственной массы наследник пользовался правом на размышление -- ius deliberandi, выражавшееся в том, что в течение определенного срока (обычно 100 дней) наследник не считался отказавшимся от наследства, даже если он никак не выражал намерения его принять. В классическую эпоху по истечении tempus ad deliberandum наследник считался отказавшимся от наследства; Юстиниан увеличивает нормальный срок до 9 месяцев (в некоторых случаях - до года), но считает наследство принятым, если в течение этого времени не последовало открытого отказа (С. 6,30,22,13-14 а. 531).

Защита наследственных прав и наследование по преторскому праву (bonorum possessio)

Права цивильного наследника защищались виндикационным иском о наследстве (vindicatio hereditatis), который обычно называют hereditatis petitio. Требование могло быть предъявлено в форме agere in rem per sponsionem, сопровождаемой sponsio praeiudicialis, решение по поводу которой выносилось в судах центумвиров (centumviralia iudicia), где процесс велся в режиме legis actio sacramento in personam. В рамках процесса per formulas иск вчинялся в форме per formulam petitoriam.

Пассивно управомоченным на hereditatis petitio признавался всякий владелец наследственной массы или отдельной наследственной вещи, владевший pro herede или pro possessore (D. 5,3,9-13 pr).

Главное в процессе развития от цивильного наследования к наследованию преторскому, или бонитарному, состоит в смещении центра тяжести от наследника как привычного и законоустановлен-ного преемника наследодателя (как правило: восходящего) к хозяйственно-правовой специфике наследования как такового. Другими словами: от субъекта к объекту. В этом принципиально новая установка «бонорум поссесио» (bonorum possessio), как стало называться преторское право наследования.

Процедуры, обременявшие цивильное наследование, были неблагоприятны для законного наследника в случае его отсутствия или невозможности принять наследство по каким-нибудь иным уважительным причинам. Претор пришел ему на помощь. Руководствуясь принципами «доброй совести» и справедливости, претор отметает как узурпацию «приобретение наследства по давности владения» и вводит интердикт против давностного владельца наследственной массой в пользу действительного наследника. Таким образом, «usu-capio pro heredes», как называлось такое приобретение чужого наследства, сходит со сцены, а совершенное с корыстными намерениями, оно становится «кримен» - преступлением.

Кто же более всего выигрывал от преторской защиты справедливого наследования? Преторскими эдиктами получают право на наследование по закону:

  1. дети умершего, не исключая эманципированных, но при том справедливом условии, что эти последние внесут в общую наследственную массу все свое собственное имущество;
  2. ближайший агнат умершего, а также мать умершего, если она состояла в браке «кум ману» - с отцом умершего;
  3. все прочие кровные родственники умершего вплоть до шестой степени родства;
  4. переживший супруг.

Если при нескольких наследниках доля каждого завещателем не устанавливалась, наследство делилось поровну. Совместное наследование перечисленных лиц признавалось невозможным: всякий данный разряд наследников исключал последующий.

Императорские постановления и сенатусконсульты продолжили тенденцию выдвижения кровного родства взамен агнатического, что привело к расширению и узаконению прав детей на материнское наследство и предоставлению им права на наследование имущества родственником по материнской линии. Постепенно наследование, считавшееся преторским, было приравнено к наследованию цивильному, что много способствовало упрочению, упрощению и выравниванию наследственного права.

Принципы цивильного права требовали, чтобы в завещательном распоряжении наследник был назван по имени, но из этого вытекало исключение будущих детей, как равно и уже зачатого ребенка. Постепенно, при содействии претора и не без участия науки права, «посту-ми», как называли будущих детей, получили те же права, что и наследники «определенные». Более того, завещание признавалось недействительным, если постуми не назначались наследниками или не исключались.

Необходимое наследование и принятие наследства в Риме

В первую очередь заслуживает упоминания категорическое веление, обращенное к наследодателю: прямые наследники, какими являются его дети, sui heredes (как равно и постуми), должны быть либо назначены наследниками по завещанию, либо эксгерадированы, т. е. устранены. Указания причин не требовалось. Дочери и внуки устранялись общей фразой. Уклонение от этой формальности, по квиритскому праву, делало завещательное распоряжение недействительным, и таким образом возникало наследование по закону.

Фразеология лишения наследства такова: «Тиций, сын мой, да будет лишен наследства». Что касается еще не рожденных детей, следовало написать: «Всякий сын, который мне родится, да будет лишен наследства».

На случай смерти сына до открытия наследства разрешалось предоставлять (по завещанию) наследство внукам, и через такое квазикогнатство завещания приобретали силу. Что касается дочерей, то еще Законы XII таблиц вводили их в число наследников, «поелику оба пола в равной мере исполняют - в рождении детей - закон природы» (Институции Юстиниана).

Претор и в данном случае сказал свое слово, как и выдающиеся юрисконсульты. Поименное исключение требовалось теперь и для эманципированных сыновей, и для всех других нисходящих наследодателя (кроме женщин).

Коллизии цивильного и преторского права, их явное несовпадение усиливали значение суда, к которому и стали прибегать обойденные завещанием лица. Ввиду особой важности такие иски рассматривались сотенными (центумвирными) коллегиями.

Необходимые наследники - прежде всего полнородные и единокровные братья и сестры - должны были получить свою «порцию» (portio), которая не могла быть меньше 1/4 законной доли в ее «чистом виде», т. е. за вычетом долговых обязательств завещателя. Таким образом, была создана обязательная доля наследства - принципиально важный элемент современного наследственного права.

Если завещатель лишал кого-либо из своих наследников обязательной доли, не указывая причин, что не опорочивало завещания, вопрос об основательности мотивов разбирался судом. Юстиниан внес ясность в его решение: лишать наследства дозволялось за вступление в брак против воли родителей, действия, угрожавшие жизни отца, и т. п. Для матери и деда по матери достаточно было простого умолчания, чтобы их дети и внуки считались лишенными наследства.

При отказе цивильных наследников претор призывал к принятию наследства тех, кто принадлежал к следующим категориям (разрядам) законных наследников, а если и они отказывались либо не являлись вовсе, назначал «конкурс», т. е. распродажу имущества умершего, чтобы удовлетворить притязания кредиторов.

В патриархальные времена принятие наследства было связано с торжественной церемонией - «кретио» (cretio}. Наследодателю дозволялось ставить эту церемонию условием под угрозой лишения наследства (что, впрочем, следовало само собой). Предельным для кретио считался 100-дневный срок, в чем проявлялись и воля завещателя к скорейшему преемству, и заинтересованность рода и курии в восстановлении должного семейного порядка.

Впоследствии является на свет и утверждается неформальное принятие наследства с помощью действий, даже и молчаливых, свидетельствующих о решении принять наследство, например выплата следуемых кредиторам по данному наследству долгов.

Когда установление срока принятия наследства предоставлялось суду и этот срок истекал, оставалось признать наследника либо принявшим наследство, либо отказавшимся от него, - до Юстиниана просрочивший наследник считался отказавшимся, а по Юстиниану - принявшим.

Легат в римском праве

Этим термином называют завещательный отказ, или безвозмездное завещательное распоряжение о выдаче наследником некоторых денежных сумм или вещей определенному лицу, в результате чего возникает сингулярное наследование. Ошибочно называть легатом дарение, совершенное наследодателем, поскольку дарение может быть осуществлено только между живыми. Легат, естественно, исключает какую-то часть наследственной массы из остального имущества, переходящего наследникам.

Возникновение легатов восходит к Законам XII таблиц (V, 3). Видимо, наследодатель, озабоченный судьбой жены и детей, исключенных из числа квиритских наследников, завещал им какую-то часть имущества на прокормление. С течением времени легаты приобретают более широкое применение, но всегда как сингулярное преемство, не создающее для легатария никаких обязательств из долгов умершего. В своем классическом варианте легат тотчас по открытии наследства становится квиритской собственностью легатария и может быть истребован из любого владения с помощью виндикационного иска.

Отказ устанавливается в торжественной форме, на латыни, причем так, что легатарию предоставлялись как определенная вещь, так и право выбора между предназначенными под легат вещами или сервитутами.

В процессе приобретения легатарием его права различают два момента: dies legati cedens и dies legati veniens. Dies legati cedit, как правило, в момент смерти завещателя, но если легат оставлен под условием, то dies cedens есть момент наступления условия. Юридическое значение dies cedens заключается в том, что если легатарий переживет этот момент, его право на получение легата само стано­вится способным переходить по наследству. Следовательно, если потом легатарий умрет, не получив легата, право на легат переходит к его наследнику.

Dies legati venit это— момент вступления нас­ледника в наследство. С этого момента легатарий или его наследники получают право требовать осуществления их права на легат: при легате per vindicationem легатарий может предъявлять виндикационный иск против всякого, у кого находится отказанная вещь, при легате ргг damnationem — обязательственный иск против наследника об исполнении легата.

Интересно само происхождение термина «отказ». Это слово, помимо своего основного значения - отвергать просьбу, не уступать - входит в язык, как можно полагать, из церковного словоупотребления: «отказать» - дать что-либо церкви (монастырю) «по духовному завещанию».

Особое место занял впоследствии доминационный легат, предоставлявший право требования на вещь или действие (дом, поле, стадо, пенсию, чужую вещь, которую наследник должен был выкупить и передать легатарию, даже долговое требование умершего к третьему лицу и т. д.). В этом случае легатарию предоставлялся иск из обязательства.

Легат должен был быть установлен в одной из определенных четырех форм, каждая из которых создавала и особое правовое положение легатария:

  1. Legatum per vindicationem, который устанавливался обыкновенно словами "do, lego", напр.: "Lucio Titio hominem Stichum do, lego". В такой форме устанавливалось в пользу легатария право собственности на определенную вещь или сервитут, которые возникали для легатария непосредственно в момент принятия наследства наследником, так что легатарий мог немедленно предъявить rei vindicatio (при установлении сервитута - actio confessoria), откуда и название легата.
  2. Legatum per damnationem, который устанавливался словами: "Heres meus Lucio Titio centum dare damnas esto" и возлагал на наследника обязанность исполнить то, что было отказано. Легатарий мог осуществить свое право при помощи manus iniectio, позднее при помощи actio ex testamento.
  3. Legatum sinendi modo, повидимому, разновидность legatum per damnationem: наследник обязан был не мешать легатарию взять то, что последнему было отказано.
  4. Legatum per praeceptionem, природа которого не ясна, но который чаще всего считают разновидностью legatum per vindicationem.

В императорское время формализм установления легатов был ослаблен. Senatusconsultum Neronianum (I в. н.э.) установил, что в случае ошибки в выборе формы легат будет иметь силу legatum per damnationem. Наконец, после того, как отпали установленные выражения для institutio heredis, были отменены и перечисленные выше формы установления легатов.

Легаты получили в Риме широкое распространение. При этом нередко завещатели назначали столько легатов, что наследникам не оставалось почти ничего; вследствие этого у них не было стимула принимать наследство. В интересах наследников были введены ограничения легатов: сначала установили, что нельзя назначать легаты свыше 1000 ассов каждый, и что ни один легатарий не должен получить боль­ше, чем наименее получивший наследник. Этих мер оказа­лось недостаточно, так как можно было, назначив много мелких легатов, все-таки исчерпать все наследство.

Поэтому законом Фальцидия (приблизительно за полве­ка до н. э.) было установлено более радикальное ограниче­ние: наследник не обязан выдавать в качестве легатов боль­ше трех четвертей наследства; четверть наследства (остав­шегося после погашения долгов наслелодателя) должна по­ступить наследнику.

Заключение

Римское право складывалось в обстановке острой социальной борьбы, в которой приходилось от многого отказываться, сохраняя самое лучшее. Это и сформировало такие его черты, как строгость, жесткость правовой регламентации, рационализм и житейская мудрость. Подобные качества предопределили становление строгой юридической системы, связанной широкими принципами, объединяющими правовые нормы.

Особенностью римского наследственного права, да и вообще любого наследственного права разных стран является то, что оно наряду с семейным правом находится в большой зависимости от индивидуальных особенностей каждого данного народа, его национального состава, корней, истории, традиций. Именно этим, возможно, объясняется то, что римское наследственное право является далеко не столь космополитичной по содержанию системой норм, как, например, система обязательственного права, и рецепция этой части римского гражданского права была совершена не так полно и, безусловно, как рецепция обязательственного права.

Легат – одна из важнейших страниц в истории римского права. Это основополагающий аспект в области наследования у римлян.

Институты римского наследственного права со времен своего основания прошли длинный эволюционный путь. С развитием государственного механизма, с переходом от одной формы правления к другой, от старого режима к новому изменяются и институты права: одни отмирают, им на смену приходят другие, несколько изменяются третьи.

Римское право занимает в истории человечества совершенно исключительное место: оно пережило на многие века народ, создавший его.

Список литературы

  1. Бартошек М. Римское право: понятия, термины, определения.- М.: 1997.
  2. Гай. Институции/ Перевод с лат. Дадынского Ф под ред.Савельева В.А Кофанова Л.Л. М., 1996.
  3. Дигесты Юстиниана. Перевод и комментарии Перетерского И.С. М., 1984.
  4. Дождев Д.В. Римское частное право. М., 2000.
  5. Иоффе О.С., Мусин В.А. Основы римского гражданского права, Л., 1974.
  6. Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. М., 1948.
  7. Новицкий И.Б. Римское частное право. М., 1995.
  8. Омельченко О.А. Основы римского права. М., 1994.
  9. Перетерский И.С. Дигесты Юстиниана. М., 1956.
  10. Письма Плиния Младшего (книги I-X). Издание подготовили М.Е. Сергеенко, А.И. Доватур. М., «Наука», 1983.9. Савельев. В.А. Римское частное право. М., 1995.
  11. Плутарх. Избранные жизнеописания. В 2-х т. М., 1987.11.
  12. Тацит, Публий Корнелий. Анналы. Пер. А.С. Бобович. М., 199310.
  13. Цицерон. Избранные сочинения. М.,1975.
  14. Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран / Под ред. З.М. Черниловского. М., 1984.
  15. Черниловский З.М. Римское частное право. Элементарный курс. М., 1997.