К вопросу об изучении профессиональной я-концепции в процессе становления молодых сотрудников уголовно-исполнительной системы

№54-3,

психологические науки

В статье рассмотрены вопросы формирования профессиональной идентичности и необходимости проработки существенного ряда механизмов развития профессионализма применительно к сфере профессиональной деятельности сотрудников УИС. Формирования профессиональной идентичности (профессиональной «Я-концепции») сотрудников УИС является ключевым этапом в построении необходимого фундамента личности офицера, обретения надежной опоры в виде собственного высокого уровня мастерства и профессионализма.

Похожие материалы

Осознание личностью своей принадлежности к той или иной социально-личностной позиции в рамках профессиональных и социальных ролей, является своего рода эпицентром жизненного цикла каждого человека или, другими словами, процессом идентификации [9]. На современном этапе развития психологической науки профессиональная идентичность, как ведущая характеристика субъекта труда, все чаще выступает критерием профессионального развития личности, и свидетельствует, по мнению
Ю.П. Поваренкова, о принятии избранной профессиональной деятельности в качестве средства самореализации и саморазвития, а также о степени признания себя как профессионала.

В настоящее время проблемы профессионализма и профессионального самоопределения представлены в отечественных работах Е. А. Климова, Н. С. Пряжникова, Ю.П. Поваренкова, А. К. Марковой, А. Ф. Бондаренко, Шадрикова В.Д. и др., доказавших, что специалисту развитая идентичность в профессиональной сфере помогает легко ориентироваться в новых рабочих условиях и задачах, преодолевать трудности и успешно выполнять свои профессиональные функции [3].

Отечественные психологи все чаще обращаются к изучению профессиональной идентичности как феномена, возникающего и получающего развитие в ходе успешного прохождения работником ряда кризисных моментов, связанных с его профессиональной деятельностью.

В то же время все чаще приходится сталкиваться с другим понятием – кризисом идентичности, которое отражает негативное состояние личности, состояние внутреннего кризиса, усталости, апатии, потери жизненных ориентиров и в целом отсутствие психологической готовности к изменяющимся условиям в профессиональной деятельности. В большинстве же случаев неспособность развить профессиональную идентичность связана изначально с фактом затрудненной адаптированности к новым специфическим условиям деятельности в уголовно-исполнительной системы, а также с завышенными ожиданиями и отсутствием целостности и упорядоченности ежедневной рабочей деятельности. Следствием этого обычно является отсутствие выносливости к колебаниям, вызванных изменяющимися требованиями служебной сферы персонала. Это дезадаптирует человека, вносит деструктивный настрой в порядок его работы. Чаще всего данная проблема не решается, а приводит лишь к усугублению трудностей в адаптации. С другой стороны, успешное формирование у сотрудников множественности адаптивного реагирования в ходе выполнения служебных задач, как того требует профессия, также не всегда является положительным фактором в конструировании устойчивой профессиональной идентичности.

Идентичность и развитие в ходе профессионализации тесно и сложно переплетены: профессиональная идентичность, с одной стороны, формируется в процессе профессионального развития, с другой, – выступает одним из важных показателей становления личности профессионала. В практическом плане это значит, что для того, чтобы выжить в новых профессиональных условиях, сотрудник должен быть способен к постоянному развитию и анализу своего места в профессиональной среде.

В рамках концепции профессионального становления личности «превращение» выпускника вуза в профессионала рассматривается как процесс формирования у молодого специалиста образа профессионального пути – пути, на котором он будет способен решать весь комплекс задач профессиональной деятельности и задач профессионального развития в целом. Такое формирование пути осуществляется через разрешение системы противоречий, которые задаются базовым противоречием между социально-профессиональными требованиями к сотруднику, с одной стороны, и его желаниями, возможностями по их реализации, с другой. Острота данного противоречия во многом зависит от уровня сформированности профессиональной пригодности личности, которая выступает и как предпосылка, и как результат разрешения ведущего противоречия профессионального развития.

Если рассматривать процесс обучения курсантов в образовательных организациях как один из периодов становления профессиональной идентичности сотрудников уголовно-исполнительной системы, то его можно представить в виде следующих этапов: первый – приобщение к профессии (I-II курсы), второй – первичная идентификация с профессией (III курс), третий – начало формирования профессиональной идентичности (IV-V курсы). Красной нитью через все этапы проходит идея формирования готовности к службе, ответственности, самостоятельности (самовоспитания, самоорганизации и саморегуляции). Данные понятия включают в себя способность и готовность обучающихся к самостоятельному, взвешенному, разумному планированию своего свободного времени, наличие способности к самоубеждению, самоприказу и самоободрению (выносливость, готовность к действию, имеющийся опыт успешного преодоления сложных препятствий).

В рамках подхода к изучению профессионального становления личности профессиональная идентичность выступает как критерий профессионального развития и свидетельствует о качественных и количественных особенностях принятия человеком а) себя как профессионала; б) конкретной профессиональной деятельности как способа самореализации и удовлетворения потребностей; в) системы ценностей и норм, характерных для данной профессиональной общности.

Согласно этому выделяются три основные линии развития профессиональной идентичности: реальная или прогнозируемая профессиональная самооценка; отношение человека к содержанию, условиям профессиональной деятельности и профессионализации в целом; отношение человека к системе ценностей и норм, традициям и ритуалам, характерным для каждой профессиональной общности.

Изменения профессиональной идентичности сотрудников
уголовно-исполнительной системы на различных этапах становления проявляются в характеристиках, демонстрирующих вклад каждой из образующих в формирование целостной идентичности. В качестве основных характеристик выступают: интерес и вовлеченность в деятельность, профессиональные ценностно-смысловые ориентации, совпадающие с характером службы в уголовно-исполнительной системе, структура профессионально-ролевых идентификаций, а также временная согласованность профессионального образа «Я», соответствующая требованиям профессиограммы будущего сотрудника уголовно-исполнительной системы.

Значимыми для становления профессиональной идентичности являются внешние и внутренние условия, которые определяют центральное противоречие («драму» и некое «несогласие с тем или иным условием») каждого периода, связанное с необходимостью согласования служебных и профессиональных ролей. Базовым для формирования сотрудником своей идентичности является определение им своего отношения к «чужим» и, соответственно, «своим». Дело в том, что в действительности окружающий мир выступает перед каждым человеком в виде набора конфликтующих возможностей установления своей идентичности (главным образом, профессиональной), заставляющих личность самоопределяться по отношению к ним. В связи с этим особое внимание уделено концепциям Э. Эриксона, а также Л.С. Выготского, согласно которым человек на протяжении жизни переживает ряд психосоциальных кризисов. Так, например, Э. Эриксон выделяет восемь стадий развития идентичности, на каждой из которых человек делает выбор между двумя альтернативными фазами решения возрастных и ситуативных задач развития. Выбор той или иной идентичности будет как результат внутреннего самоопределения. Характер выбора сказывается на всей последующей жизни в смысле ее успешности и неуспешности.

Одна из стадий - стадия становления идентичности личности (25-55/60 лет), занимающая львиную долю человеческой жизни, связана с противоречием между способностью человека к развитию, которую он получает на основании приобретенного на предыдущих стадиях опыта, и стремлением к устойчивости, то есть комфорту, который порой выглядит как личностный «застой» и медленный регресс в процессе обыденной жизни.

Идею о кризисных периодах в жизни человека, мешающих его самоопределению и развитию, а также о последствиях данных кризисов, обосновал Эрих Фромм, описав такую личность: ставшую конформным «автоматом» – абсолютно таким, как все другие, и ведет себя так, как общепринято, потому что чаще всего в поведении не имеет автономности, является зависимым, подконтрольным с высоким уровнем страха оказаться инаковым. «Индивидуум прекращает быть самим собой; он превращается в такой тип личности, какого требует модель культуры, и поэтому становится абсолютно похожим на других – таким, каким они хотят его видят». Как животные с защитной окраской, люди с конформностью автоматов и толерантным приспособлением становятся неотличимыми от своего окружения. Они разделяют те же ценности, преследуют те же карьерные цели, приобретают те же продукты, мыслят и чувствуют как почти каждый в их культуре.

Фромм считал, что люди могут быть автономными и уникальными, не теряя при этом ощущения единения с другими людьми и обществом. Он называл вид свободы, при которой человек чувствует себя частью мира и в то же время не зависит от него, позитивной свободой. Такая свобода требует от людей спонтанной активности в жизни, кроме этого высокой степени сопротивляемости внешним неблагоприятным воздействием, сильного личностного ядра, так называемого боевого (но не воинствующего) характера. Фромм подметил, что спонтанную активность мы наблюдаем у детей. Обычно именно дети действует в соответствии со своей внутренней природой, а не согласно социальным нормам и запретам. Помимо этого, по его убеждению, в природе человека заложены уникальные экзистенциальные потребности, которые не имеют ничего общего с социальными и агрессивными инстинктами. Ученый утверждал, что конфликт между стремлениями к свободе и стремлением к безопасности представляет собой наиболее мощную мотивационную силу в жизни людей.

Парадоксально, но именно независимость, непосредственный интерес, свобода мышления и спонтанная активность в совокупности с высоким уровнем адаптивности и личностной устойчивости позволяет успешнее идентифицироваться со своей профессией и сформировать социально-психологическую компетентность, поскольку набор данных качеств позволяет лучше узнать себя, свои способности, свои мотивы поведения, направленность и цель.

В то же время стремление к саморазвитию само по себе (как самоцель) не всегда способствует успешному профессиональному самоопределению и профессиональной адаптации. Здесь необходимо говорить о таком качестве, как умение длительное время поддерживать себя в физическом и умственном напряжении, другими словами, умение сосредотачиваться и концентрироваться на нужном объекте или задаче, терпеливо преодолевая при этом некий социальный дискомфорт.

Таким образом, существует целый ряд механизмов развития идентичности применительно к сфере профессиональной деятельности сотрудников уголовно-исполнительной системы: осознания своей тождественности с профессиональной культурой, положительной оценки психологической значимости членства в ней, своеобразной ментальности, ощущения своей причастности к общему делу, переживания своей профессиональной целостности и определенности. В связи с этим обнаруживаются противоречия между запросами практики, выражающимися в необходимости формирования профессиональной идентичности как фактора повышения продуктивности профессиональной деятельности сотрудников уголовно-исполнительной системы и недостаточностью теоретических знаний по представленной проблематике, в том числе отсутствием операционализации новых понятий, необходимостью корректировки уже имеющихся.

Обобщая представленную информацию, можно отметить, что особенностью профессионального самоопределения и становления Я-концепции молодых сотрудников является решение задачи по урегулированию центрального противоречия между внешними и внутренними условиями («драмы») каждого периода, связанного с необходимостью согласования служебных и профессиональных ролей.

Таким образом, подводя итог вышесказанному, надо отметить, что формирование способности рефлексировать изменения в профессиональном окружении и направлении собственного развития и конструировать на этой основе свою профессиональную идентичность является детерминантой успешного становления профессиональной идентичности сотрудников уголовно-исполнительной системы и отчасти является результатом самопознания, саморазвития, самоподдержки и самоуважения личности.

Список литературы

  1. Акбиева, З. С. Психология карьеры и профессионально-релевантное специалиста [Текст] : / – М. : Изд-во Моск. психол.-соц. ин-та ; Воронеж : МОДЭК, 2008.
  2. Бодров, В. А. Психология профессиональной пригодности [Текст] : – Учеб. пособие для вузов / – Самара : Бахрах-М, 2001.
  3. Деркач, А. А. Акмеологические основы развития профессионала / – М. : Изд-во Моск. психол.-соц. ин-та ; Воронеж : МОДЭК, 2004.
  4. Ермолаева, Е. П. Психология социальной реализации профессионала / – М. : ИП РАН, 2009.
  5. Ефрюшкина, О. В. Я-концепция личности в контексте организационной культуры // Вестн. О. Р. Читин гос. ун = та. Серия : Психология. – 2009. – № 2(53). – С. 118 – 123.
  6. Маркова, А. К. Психология профессионализма [Текст] : / – М. : Ин = т практ. психол; Воронеж : МОДЭК, 1996.
  7. Поваренков, Ю. П. Профессиональное становление личности [Текст] : дис. ... д = ра психол. наук / Ю. П. Поваренков. -– Ярославль, 1999.
  8. Шадриков, В. Д. Психология деятельности и способности человека / В. Д. Шадриков. – М. ; Логос, 2006. – 520 с.
  9. Эриксон, Э. Идентичность: юность и кризис [Текст] : / – пер. с англ / – М. : Флинта, 2006. / Серия: Библиотека зарубежной психологии . – 342 с.