Проблема субъективности в научном познании

№57-2,

Философские науки

В статье рассматривается проблема соотношения субъективных и объективных сторон научного познания. Выявляется, что субъективное есть неотъемлемая часть науки, и проявляется она на уровне субъекта познания, методов и приемов познания

Похожие материалы

Соотношение субъективного и объективного в научном познании относится к разряду «вечных» вопросов философии, которые актуализируются и получают новые содержательное наполнение на разных этапах развития философии познания.

Категории «субъективное» и «объективное» являются парными категориями. Соотносительность, коррелятивность этих категорий сохраняется независимо от того, в каком значении они выступают при решении конкретных философских проблем. Категории «субъективное» и «объективное» могут употребляться в различных значениях. Во-первых, «объективное» можно понимать как то, что принадлежит объекту, а «субъективное» – как то, что принадлежит субъекту. При таком понимании «объективное» может включать в себя как материальное, так и идеальное, ибо объектом (изучения, например) может выступать не только природа, но и человеческое общество, и индивид, наделенный сознанием, и даже отдельно взятые проявления человеческого сознания. А «субъективное» в таком случае может также включать как материальное, так и идеальное, ибо субъект сам имеет две стороны: и материальную, так как он является носителем познания и практического действия, и идеальную, поскольку он наделен сознанием. Во-вторых, «объективное» может выступать как синоним «материального», а «субъективное» – «идеального». При этом объективным считается то, что находится вне и независимо от нашего сознания: материальный мир, природа и общество как часть природы со всеми его материальными атрибутами, человек как материальный носитель отражательной способности, результаты материализации отражения. В этом случае, «антиподом» «объективного», выступает «идеальное» как то, что присуще человеческому сознанию, что включается в содержание сознания: ощущения, восприятия, представления, понятия человека, его чувства и воля, словом, все то, что существует во внутреннем идеальном мире человека, является идеальным отражением объективной действительности. В-третьих, категория «объективное» означает свойство наших представлений и понятий обладать объективной истиной, то есть таким содержанием, которое адекватно воспроизводит объект и, тем самым, не зависит от субъекта, не зависит ни от человека, ни от человечества. «Предметы наших представлений отличаются от наших представлений, вещь в себе отличается от вещи для нас, ибо последняя – только часть или одна сторона первой, как сам человек – лишь одна частичка отражаемой в его представлениях природы» [4, с. 119]. В-четвертых, «субъективное» означает активность субъекта познания. А объект познания в этой связи выступает как нечто пассивное, противодействующее стремлению субъекта получить адекватное, полное знание об объекте.

Стремление субъекта построить объективную (полную, точную) систему знания об объекте и «составляет сущность диалектики субъективного и объективного в процессе познания» [6, с. 148]. Сознательная, целенаправленная активность человека в познании состоит в том, что он в той или иной мере осознает законы объективного мира и законы своего собственного познания и использует их в ходе познавательной и практической деятельности [5, с. 114]. Например, субъективное в познании А. Эйнштейн связывал, прежде всего, с выражением человеческой свободы, человеческих целей и стремлений. «Свобода тождественна субъективности или сознательному стремлению» [8, с. 148]. В научном познании, в процессе субъекто-объектного анализа принято выделять различные уровни (ступени) познания. На чувственной ступени познания исследователь получает отдельные факты. Сами факты, полученные эмпирическим путем, выявляются, отыскиваются, отбираются и становятся научными фактами, преломляясь через призму уже существующих знаний с позиций определенного теоретического представления, то есть определенной концепции. Как пишет В. А. Лекторский: «На отбор научных фактов из массы регистрируемого эмпирического материала большое влияние оказывает строй мышления ученого, его логика, видение мира, общепринятые в данную эпоху способы научного понимания и объяснения мира» [3, с. 239]. На уровне чувственного познания активность субъекта проявляется в том, что он в своем сознании расчленяет объект на части, выбирает интересующие его стороны и изучает их, временно отвлекаясь от других. Такие способы абстрактного мышления как анализ, синтез, обобщение присутствуют и в чувственном познании, пронизывают его, придавая особую активность познающему субъекту. В еще большей мере активность субъекта познания проявляется в абстрактном мышлении, которое не просто фиксирует внешнюю природу вещей, но и вскрывает внутренние законы их движения и развития. Главная задача познания заключается в том, чтобы установить связи и зависимости между эмпирическими фактами, вскрыть законы, управляющие изучаемыми процессами. Для этого должна быть создана теория. А это – задача теоретического познания, связанного, главным образом, с абстрактным мышлением. При обобщении эмпирических данных возникает возможность создания нескольких гипотез, и исследователь встает перед необходимостью выбора одной из них. Здесь огромную роль играют такие субъективные данные ученого как его способность к воображению и интуиции, позволяющая ученому отвлечься от существующих научных канонов, от общепринятых научных положений. И в этом плане большую роль в научной деятельности играет мироощущение, представляющее собой самый динамичный уровень мировоззрения, содержащий возможности для интуиции, а также самый субъективный по своему характеру. [9]

Луи де Бройль, излагая свою концепцию научного творчества, говорил, что дедуктивный путь получения нового знания связан с экстенсивным путем развития науки, то есть с выводом все новых следствий из уже созданных основных научных принципов, с распространением этих принципов на все более широкий круг явлений. Создание же этих основополагающих принципов науки, их замена происходят главным образом с помощью индукции, основанной на воображении и интуиции. Им он придавал огромное значение. «Великие открытия, скачки научной мысли вперед создаются интуицией, рискованным, поистине творческим методом. Новые эры в науке всегда начинались с изменений, вносимых в представления и постулаты, ранее служившие основой для дедуктивного рассуждения» [2, с. 169].

Данную идею подчеркивал и Дж. Бернал. Связывая стратегию научных исследований с последовательностью выбора проблем, подлежащих разрешению, он ведущую роль в этом выборе отводит воображению. Гораздо труднее найти проблему, чем решить её, так как для первого требуется воображение, а для второго только умение. Фактически, пишет Дж. Бернал, «нахождение проблемы более важно, чем ее решение; последнего можно достигнуть с помощью эксперимента и логической аргументации, первое – лишь с помощью воображения, побуждаемого пережитыми трудностями» [1, с. 24]. Действительно, активный поиск назревших научных проблем, решение которых необходимо для дальнейшего развития познания и практики, – одна из важнейших задач субъекта познания. И огромная роль здесь принадлежит творческому воображению и интуиции. На следующем этапе научного исследования, когда вычленены основные проблемы, подлежащие разрешению, и построена научная гипотеза, с точки зрения исследователя наиболее отвечающая этой задаче, создается возможность выведения из вновь созданной гипотезы логических следствий, предсказания новых фактов. Проверка следствий превращает гипотезу в научную теорию. Процесс превращения гипотезы в научную теорию невозможен без дедукции. Правильность выдвинутой гипотезы подтверждается через проверку дедуктивно-логическим путем выведенных из нее следствий. Например, Ньютон не мог непосредственно проверить сформулированные им законы классической механики, так как прямолинейное равномерное движение – это абстракция и в чистом виде в природе не существует. Поэтому Ньютон вывел из законов равномерного и прямолинейного движения ряд следствий (правило параллелограмма сил, закон сохранения центра тяжести и др.), проверка которых на практике подтвердила правильность основных законов созданной им механики [7, с. 12].

Дедуктивно-логический способ получения нового знания как средство увеличения активности субъекта в познании широко используется всеми науками. Он позволяет получить из небольшого числа исходных посылок множество новых теоретических положений, обеспечивает связность и последовательность научного знания, дает возможность сократить объем необходимого для разработки теории экспериментального материала. Достоверность с его помощью получаемых выводов позволяет субъекту избежать необходимости проверять каждое теоретическое положение на практике. Это значительно облегчает и ускоряет развитие и использование научных знаний. Итак, активность субъекта в абстрактном мышлении проявляется главным образом:

  1. в активном поиске субъектом назревших проблем, в превращении вероятного знания в достоверное;
  2. в способности мышления выводить новые знания из старых путем логических умозаключений, в возможности оперировать с предметами познания с помощью логических средств, не прибегая к непосредственному обращению к действительности;
  3. в способности сознания расчленять на части нераздельное в действительности, основываясь на различии сторон предмета, что создает возможность выделить сущность и явление, раскрыть законы, управляющие явлениями и процессами объективной действительности;
  4. в преемственности знаний, а также в том, что всякое новое знание преломляется через призму уже существующих знаний об объекте;
  5. в способности сознания сохранять результаты познания, не искажая их, не привнося в них ничего от субъекта. Непрерывное же увеличение активности субъекта становится возможным за счет расширения, уточнения человеческих знаний о мире.

В свою очередь, лишь за счет активности субъекта и происходит прирост научных знаний, адекватно воспроизводящих объективную действительность.

Научное творчество, как и любое творчество, субъективно и личностно по природе. Оно способствует росту личности ученого, что становится основой для дальнейшего творческого процесса, основанного на свободе и стремлении к ней, что достигается творчеством. [10]

Отметим, что подлинная активность познания, обеспечивающая свободу научного творчества и его эффективность, заключается в органической связи теории и практики. Теоретическая активность, взятая сама по себе, способна породить различные схемы рассуждений о действительности. Но вопрос о том, в какой степени данные теоретические схемы действительно пригодны для этих целей, решает практика. Поэтому только органическое единство теоретической и практически-чувственной активности субъекта, единство теории и практики есть реальная основа и незыблемая предпосылка на пути движения человеческого познания к объективной истине.

Список литературы

  1. Бернал Дж. Наука в истории общества. М.: Мысль, 2006. 238 с.
  2. Бройль Л. де. По тропам науки. М.: Мысль, 1988. 178 с.
  3. Лекторский В. А. Эпистемология классическая и неклассическая. М.: Эдиториал УРСС, 2001. 256 с.
  4. Ленин В. И. Полное собрание сочинений: в 30-ти т. М.: Издательство политической литературы, 1972. Т. 29. Философские тетради. 782 с.
  5. Методологические принципы физики. История и современность / отв. ред. Б. М. Кедров. М.: Наука, 1975. 511 с.
  6. Методология развития научного знания / под ред. А. А. Старченко. М.: МГУ, 1982. 161 с.
  7. Планк М. Единство физической картины мира: сб. ст. / пер. с нем. У. И. Франкфурт. М.: Наука, 1966. 287 с.
  8. Эйнштейн А. Эволюция физики // Эйнштейн А. Собрание научных трудов: в 4-х т. М.: Прогресс, 1967. Т. 4. 627 с.
  9. Столетов А.И. Роль мироощущения в творчестве и мировоззрении // О вечном и преходящем: Сборник научных статей. Уфа: Изд-во БашГУ, 2014. С. 38-42.
  10. Столетов А.И. Творчество как основание личности. Монография. Уфа: Изд-во БашГАУ, 2005. 228 с.