Конструкции сослагательного наклонения в Американском предвыборном дискурсе: «Супрареальность проекта»

№59-1,

Филологические науки

В статье анализируются когнитивно-прагматические особенности функционирования грамматических конструкций сослагательного наклонения (категории контрафактивности) на материале американского предвыборного дискурса.

Похожие материалы

В настоящем исследовании под конструкциями традиционного сослагательного наклонения мы понимаем такие комбинации лексем и их формальных модификаций, которые способны фиксировать в сознании языковой личности-интерпретатора ментальный образ «супрареальности». Супрареальность тем самым есть результат мыслительной «обработки» воспринимаемого как альтернативная модель действительности, «создаваемая» сознанием в момент речи. Ментальный образ супрареальности, раскрывая системное значение контрафактивных конструкций, образует когнитивную структуру, позволяющую носителю английского языка вербализовать смысл несоответствия актуальной для него действительности. Когнитивное моделирование позволяет прийти к выводу о том, что категориальный прототип (или инвариант как совокупность неизменных компонентов, которые в той или иной конфигурации лежат в основе формо-содержательных вариантов, составляющих структуру категории в соответствии с интуицией среднего носителя языка (см. также [2])) формы выражения значения супрареальности представляет собой комбинационную и/или трансформационную конфигурацию лексемы would и формы прошедшего времени глагола (would + … + V2), которые в рамках высказывания «обнаруживают» свои грамматико-семантические варианты в разных сочетаниях (или модификациях) с лексемами if /only if / as if / it’s time / rather / wish.

С прагматической точки зрения, предвыборный дискурс представляет собой богатый источник различных речевых ситуаций, в которых актуализируется системное значение «супрареальность» (подробнее о методологии анализа см. [1]). Одной из особенностей актуализации супрареальности авторами предвыборных речей является стремление указать на планируемое развитие событий, которое предлагается реализовывать в русле заявленной политики. Надстраиваемый образ супрареальности обусловлен интенцией говорящего обрисовать будущие действия как своего рода проект, осуществление которого еще не началось в сфере актуальной действительности (в отличие от значений фактивных форм аспекта Continuous) и не рассматривается в качестве акта, совершаемого в плоскости, являющейся (в воображении) непосредственным продолжением плоскости «здесь и сейчас» (в отличие от значения лексемы will). Описываемая ситуация существует пока в виде разработки, санкция на актуализацию которой официально еще не получена, однако находится в процессе «соревновательного розыгрыша», т.е. зависит от окончательного решения избирателей по итогам предвыборной гонки.

(1) If tonight were the first message to Congress in a Romney administration, I’d have the courage to tell the American people how it is and tell Congress what we really need to do <…>My agenda would make government simpler, smaller and smarter <…> I would pledge to do all that a President can to get America working again. When it comes to the economy, my highest priority would be worrying about your job, not saving my own (M. Romney).

Данный пример ярко иллюстрирует образ «супрареальности проекта», который в сознании говорящего (кандидата в президенты) вызван тактикой саморекламы в рамках суггестивно-персуазивной стратегии – повлиять на мнение аудитории (убеждением и внушением) с целью регуляции ее поведения на выборах. Означивание супрареальности в данной коммуникативной ситуации конструирует смысл проектных намерений, которые задуманы кандидатом при удачном исходе выборов. Обещая реализовать то или иное действие своего проекта (в области экономического, административного, социального развития), автор все же дает понять, что супрареальный проект – это альтернативное видение будущей ситуации без подчеркнутого давления на сознание адресата (здесь не ощущается призыва, настойчивого указания к действию). Вероятно, таким образом кандидат снимает ответственность за выполнение даваемых им обещаний. Тем не менее, в продолжение своего выступления оратор прибегает к фактивным формам при развернутом описании похожей ситуации:

(2) As President, I will reverse the Obama-era defense cuts. I believe a strong America must – and will – lead the future. I will insist on a military so powerful that no one would ever think of challenging it (M. Romney).

Переход к плоскости актуальной действительности обусловлен, по всей видимости, стратегическими соображениями суггестивного характера. Оказывая эмоциональное воздействие на аудиторию методом персуазии (вызывая в сознании слушающего «псевдорациональный» образ ситуации проекта), оратор переходит к приемам внушения – более активного вмешательства в сферу психологического состояния адресата, характерными чертами которого считаются использование более «прямолинейных» и четких форм (директивности и модальности) [3, с. 32]. Переключая собственные предвыборные обещания из плана проекта в «режим» предвосхищения, выступающий начинает фокусировать внимание аудитории в разных ракурсах, тем самым манипулируя ее восприятием, а значит и смысловой интерпретацией. При этом «жонглирование» фактивными и контрафактивными формами (тактика моделирования хронотопа), по всей видимости, заставляет адресата постепенно утрачивать осознанный контроль за «правдивостью» и «решительностью» исполнения предвыборных обещаний, поскольку активная память в силу своих свойств перестает удерживать моменты предъявления адресату различного «качества» будущих действий кандидатов.

Проектирование автором речи собственных политических решений в целях саморекламы проявляется также на фоне описания ситуаций общего соучастия, совместной включенности говорящего и адресата (моделирование национальной идентификации).

(3) So right now it’s either, “Give them a lot of money, or bomb them”. Why can’t we have a third option, why don’t we use the diplomat? But I always thought that there were only three options, but when you think about it, there’s a fourth option going on around now, and that’s the way we’re treating Pakistan. Of course, the way I would treat them is talk to them and say, “Bye bye, we’re coming home, you work out your problems, they are your neighbors” (Ron Paul).

Рассуждая о внешней политике США по отношению к Египту, Ираку и Пакистану и подчеркивая несостоятельность принимаемых до сих пор шагов в этом направлении, кандидат рисует в сознании слушателей проект собственного, своего личного решения вопроса, который сейчас стоит перед всей нацией, и перед аудиторией в первую очередь (“that’s the way we are treating Pakistan”). Таким образом, прибегая к обильному использованию личных местоимений, автор передает смысл особой значимости и необходимости предлагаемого им «супрареального проекта» для тех, кому он адресован, т.е. избирателям. Данный смысловой компонент «включения» повышает действенность рекламного эффекта предвыборных обещаний, рисуемых автором в виде супрареальности, как в следующем примере:

(4) …As president I would work with the Congress to repeal the applications of the PATRIOT Act as they apply to U.S. citizens. (applause) <…> If I'm president you would not have Eric Holder as Attorney General going down as a friend of the court to the opponents of that legislation. Our attorney general would go and be a friend of the court to saying let's uphold what Arizona, Alabama and other states are doing to control illegal immigration (V. Goode)

Прямое обращение к аудитории, а также использование морально-ценностных символов (указание на ценность гражданского общества – «U. S. citizens») помогает придать описываемому проекту статус взаимной заинтересованности со стороны избирателей и избираемого ими будущего президента. Нельзя не заметить, что супрареальный проект замены генерального прокурора на более подходящую кандидатуру представляет собой также умелый прием моделирования мотивации адресата. Имплицитно мотивируя слушателей на претворение в жизнь радужного проекта (you would not have Eric Holder as Attorney General…), говорящий добивается повышения эффективности внушения, при котором информация воспринимается без критического осмысления, почти бессознательно.

Означивая супрареальность как рекламный проект, автор предвыборного выступления также часто прибегает к описанию конкретных наиболее острых и нерешенных проблем, которые он берется исправить в должности президента:

(5) And if elected, I would direct the Attorney General to immediately commence the process for removing marijuana from Schedule I of the CSA <…> I also recognize that some in Congress might very well try to ‘recriminalize’ marijuana if I changed its classification administratively. Whether they succeeded or not, at least we would finally have the debate we need to have (V. Goode).

(6) It happens that I also regard the prison at Guantanamo as a liability in the cause against violent radical extremism, and as president I would close it (J. McCain)

(7) The only reason I would go to the Oval Office is to actually do what needs to be done – repeal “Obamacare,” repeal Dodd-Frank, change the tax code, get the country on the right track (M. Bachmann).

Чаще всего кандидат прибегает к «супрареальному проекту», чтобы описать благоприятные последствия уже предложенных или предлагаемых моделей политического развития страны. Популярность данного вида речевой реализации супрареальности в анализируемой коммуникативной ситуации объясняется, по всей видимости, стремлением кандидата в президенты не просто раздавать обещания, а описать уже конкретные инициативы в красочном рекламном тоне.

(8) To build on this settlement, Congress still needs to send me the bill I've proposed that gives every responsible homeowner in America the chance to refinance their mortgage and save about $3,000 a year. It would help millions of homeowners who make their payments on time save hundreds of dollars a month, and it can broaden the impact building off this settlement (B. Obama).

(9) Today that choice is very clear. To reduce our deficit, I’ve already signed nearly $1 trillion of spending cuts into law and I’ve proposed trillions more, including reforms that would lower the cost of Medicare and Medicaid. (B. Obama)

(10) So this is what we have to do. We have to cut the spending. This is why I have made a token suggestion in the first year in office: We would cut at least $1 trillion from the budget (R. Paul).

(11) What is called by some 'the greatest threat to our national security' seems not to be of great importance to this President, although I, like many Americans, believe it to be cause for immediate measures, like the $1 trillion in spending cuts that would take place in my first year as President under my Plan to Restore America (R. Paul).

(12) It happens that I also regard the prison at Guantanamo as a liability in the cause against violent radical extremism, and as president I would close it (J. McCain).

Одним из самых распространенных приемов персуазивной стратегии (убеждение путем манипуляции сознанием) в политическом дискурсе (ПД) – создание негативного имиджа противника в борьбе за президентский пост. Неотъемлемый компонент каждого выступления кандидата составляет описание политических решений и планируемых действий оппонента в отрицательном свете с акцентом на губительные последствия предлагаемой предвыборной платформы. Учитывая это, достаточно популярным явлением в текстах ПД является использование контрафактивных форм со смыслом «супрареальности проекта» с целью дискредитации оппонента. Другими словами, оратор прибегает к описанию «супрареальных проектов», активным субъектом и реализатором которых является непосредственный соперник по избирательной кампании, при этом формально организуя это описание таким образом, чтобы передать адресату смысл абсолютной несостоятельности и неприемлемости подобных супрареальных планов.

(13) President Obama's entitlement society would demand a massive growth of government. To preserve opportunity, we must shrink government not grow it (M. Romney).

(14) When it comes to Medicare, tomorrow's seniors should have the freedom to choose between traditional Medicare and a range of private plans. If these future seniors choose a more expensive plan, they would bear the additional cost (M. Romney).

(15) And of course, he (the President) hasn’t prepared the military options that would -- would present credibly our ability to -- to take out the threat that would be presented by Iran. He’s failed on that (M. Romney).

Стратегия убеждения и манипуляции сознанием в примере № 13 подкрепляется также внушением путем суггестивной тактики моделирования мотивации (we must shrink…). Яркая авторитарность тона призвана побудить реципиента к осуществлению описываемого действия, необходимость которого была «псевдологично» доказана с помощью супрареальности проекта. Псевдологика заключается в том, что тезис (формирование Б. Обамой общества социальных льгот) и аргумент в его пользу (расширение правительственного аппарата) при внимательном критическом анализе не покажутся столь убедительными и состоятельными (не факт, что Б. Обама планирует проводить такую политику вообще – это мог быть «удобный» довод, сделанный его оппонентом по результатам отдельных заявлений или политических мер президента; не факт, что данная политика сразу вызовет расширение правительства – это лишь возможное «удобное» последствие подобной меры, выделенное оппонентом).

Откровенной дискредитацией оппонентов в супрареальности проекта воспользовался следующий кандидат, в своей речи заявляющий о намерениях баллотироваться на пост президента:

(16) Cain supporters are not warm-weather supporters. ... I can't thank all of you enough for what you've done, how far we have come, the things that we have done, and the things that we have been able to achieve. The politicians in Washington, D.C., wouldn't do their job. That's why I chose to run (H. Cain).

Довольно любопытным примером актуализации супрареальности проекта в предвыборной речи представляется случай его «двойной» смысловой нагрузки, т.е. с целью одновременной саморекламы и антирекламы оппонента:

(17) Who would be the better person to go after the Obama administration on trying to control the energy and the manufacturing sector of our economy trying to dictate to you what lights to turn on and what cars to drive?

Would it be someone that bought into man-made global warming and imposed the first carbon cap in the state of Massachusetts, the first state to do so in the country? Would it be someone who would take on the other big issue of government control of our economy, which is the government control of the financial services sector? (a group of political correspondents)

Выбрав в качестве субъекта описываемой супрареальной ситуации проекта собирательный образ будущего президента, репрезентируемый неопределенно-личным местоимением someone, говорящий не без помощи риторических приемов и средств выразительности убеждает слушателей в неудачности и безуспешности данных проектов, так как они уже предлагаются или были предложены другими участниками предвыборной гонки. Тем самым, придавая гипотетическому президенту коллективный облик своих основных оппонентов, оратор искусно решает сразу несколько прагматических задач: дискредитирует конкурентов и их политические действия, имплицитно навязывая слушателям мнение о том, что именно его кандидатура в «супрареальном проекте» является идеальным решением самых острых проблем государства.

Помимо внушения и персуазии, автор предвыборного выступления пользуется также и аргументативной стратегией в ее более или менее «чистом» виде, когда на первое место выходят логические доводы и обоснования, доказывающие выбранную и впоследствии рекламируемую им позицию. Приводя аргументы, оратор часто обращается к цифровым параметрам, строит логические цепочки следствий без явных попыток дискредитировать оппонента или создать себе идеальный имидж (его задача – в конечном счете привести самих слушателей к этому). В данном случае «супрареальность проекта» помогает наиболее точно организовать смысловую часть будущего высказывания, описывающего ход мыслей автора по аргументации своей позиции, в котором он, как правило, пытается репрезентировать либо возможные последствия существующей политической модели, либо последствия или назревающую необходимость будущих реформ.

(18) But in order to structurally close the deficit, get our fiscal house in order, we have to decide what our priorities are. Now, most immediately, short term, we need to extend a payroll tax cut that’s set to expire at the end of this month. (Applause.) If we don’t do that, 160 million Americans, including most of the people here, will see their taxes go up by an average of $1,000 starting in January and it would badly weaken our recovery. That’s the short term (B. Obama).

(19) … The plan also extends unemployment insurance for another year. (Applause.) If the millions of unemployed Americans stopped getting this insurance, and stopped using that money for basic necessities, it would be a devastating blow to this economy. Democrats and Republicans in this chamber have supported unemployment insurance plenty of times in the past. And in this time of prolonged hardship, you should pass it again -- right away (B. Obama).

(20) As renown NASA scientist James Hanson puts it, delaying action to aggressively lower carbon would mean game over for the climate and therefore for civilization as we know it. For that reason the Green New Deal will address these problems with a World War II-scale mobilization to transform the way we produce and use energy (J. Stein).

В первом примере репрезентация супрареальной ситуации усиливает идею разумности сокращения налога на заработную плату, а во втором – необходимости сохранения пособия по безработице, в третьем – безотлагательности в принятии мер по урегулированию экологического кризиса. Очевидно, не обошлось в подобном аргументировании без элементов внушения и манипуляции сознанием: супрареальность проекта явно скрашена эмотивными элементами (devastating, badly, game over), а аргументы либо доведены до крайности (game over for the climate and therefore for civilization), либо основаны на грубых подсчетах или непроверенных данных (160 млн. и $1000 в примере № 18).

Наиболее ярко иллюстрирует функционирование ГК «супрареальности проекта» с целью доказательсва целесообразности выдвигаемых кандидатом предложений по усовершенствованию политической ситуации следующий пример:

(21) When it comes to Medicaid and Medicare, I think the federal government could simply block grant the states a fixed amount of money which would be 43 percent less than what we're currently spending, do away with all the strings, all the mandates, and give states the ability to deliver health care to the poor and those over 65. And that would be 50 laboratories of innovation <...>

I advocate elimination of the corporate income tax, recognizing that it is a double tax and by eliminating the corporate income tax that would create tens of millions of jobs in this country very simply; this would be the place to start up, build, nurture businesses that are currently taking place in other countries (G. Johnson).

Обрисовывая основные положения своей предвыборной платформы, оратор старается ясно и убедительно доказать состоятельность предлагаемого им политического развития событий. «Супрареальность проекта», таким образом, конструирует смысл идеальных последствий подобных изменений, которые могут удовлетворить потребности и желания практически всей целевой аудитории. Обращение к конкретной и более детальной тематике позволяет оратору подкрепить аргументацию поддерживаемых им политических решений наглядными примерами. Однако это все не дает полных оснований утверждать, что оратор пользуется стратегией рационального аргументирования: предпочитая фактивным формам (will) формы контрафактивные (would), он сглаживает смысловой эффект практической недостижимости сказочных изменений, которые уже не осознаются слушателями как таковые, а бессознательно воспринимаются как реально возможные реформы в перспективе избрания кандидата на пост президента. Как следствие, «супрареальность проекта» здесь – тот же прием персуазии, или «псевдоаргументации».

Одним из довольно часто встречающихся речевых смыслов «супрареальности проекта» в ПД является смысл «непредвзятого», нейтрально обозначенного плана, представляющего проектируемое развитие событий по задуманному сценарию. Граница, отделяющая описываемый данным образом план от вариантов с фактивными формами (be doing; will; be going to), обусловлена, в первую очередь, статусом участников коммуникативной ситуации (статус кандидатов на пост президента, не гарантирующий реализацию планируемых проектов) и, соответственно, стремлением избежать категоричности и однозначности.

(22) According to an analysis from Citizens for Tax Justice, 2012 GOP presidential nominee Mitt Romney would save himself $5 million in taxes in 2013 by winning November’s election (assuming he could get his tax plan enacted into law).

Under his plan, Romney’s tax rate would fall from its current 14.7 percent to 13.1 percent, while under Obama’s tax plan, Romney would pay a 34.3 percent rate (P. Garofald).

Таким образом, можно выделить следующие типы смысловых реализаций когнитивной структуры «супрареальности проекта» в различных речевых актах ПД:

  1. проект как обещание: реклама лучшего будущего, решения проблем и наиболее благоприятного развития событий с целью создания себе как ответственному за эти обещания позитивного имиджа;
  2. проект как антиреклама обещаний конкурентов: дискредитация обещаний оппонентов по предвыборной кампании с целью создания их негативного имиджа;
  3. проект последствий: описание следствий политических ходов, решений и репрезентация возможных вариантов будущей политической модели с целью псевдоаргументации своего единственно правильного видения будущей и настоящей политической ситуации в государстве;
  4. проект плана: описание планируемых действий, реализация которых лежит в сфере проекта как образа альтернативной (надстраиваемой сознанием) действительности.

Специфика ПД подразумевает, что данные смысловые реализации характеризуются определенными стратегическими особенностями, поскольку они так или иначе являются средством осуществления говорящим определенной тактики языкового воздействия на адресата. Прагматический анализ выявил, что наиболее действенным приемом является стратегия переключения планов реальности и супрареальности, которая вместе со стратегией моделирования мотивации и идентификации адресатов обеспечивает нужный эффект внушения (подача информации таким образом, чтобы ее восприятие происходило бессознательно и без критического осмысления). Описание супрареальных последствий обещаемых реформ (как самого кандидата, так и его оппонента), как правило, применяется в рамках персуазии, где убеждение адресатов достигается путем манипуляции сознанием, когда отдельные аргументы или факты не являются абсолютно достоверными, проверенными или логически бесспорными, но преподносятся как таковые.

Список литературы

  1. Дружинин А. С. Параметры прагматического анализа предвыборного дискурса // Электронный научный журнал. № 9. C. 158-163.
  2. Песина С. А. Слово в когнитивном аспекте: монография. М.: ФЛИНТА: Наука, 2011. 344 с.
  3. Юданова Е. Т. Суггестивная функция языковых средств англоязычного политического дискурса: дис. … канд. филол. наук: 10.02.04. Спб, 2003. 181 с.