Конструкции сослагательного наклонения в Американском предвыборном дискурсе: «Супрареальность ретроспективы»

№59-1,

Филологические науки

В статье анализируются когнитивно-прагматические особенности функционирования грамматических конструкций сослагательного наклонения (категории контрафактивности) на материале американского предвыборного дискурса.

Похожие материалы

В настоящем исследовании под конструкциями традиционного сослагательного наклонения мы понимаем такие комбинации лексем и их формальных модификаций, которые способны фиксировать в сознании языковой личности-интерпретатора ментальный образ «супрареальности». Супрареальность тем самым есть результат мыслительной «обработки» воспринимаемого как альтернативная модель действительности, «создаваемая» сознанием в момент речи. Ментальный образ супрареальности, раскрывая системное значение контрафактивных конструкций, образует когнитивную структуру, позволяющую носителю английского языка вербализовать смысл несоответствия актуальной для него действительности. Когнитивное моделирование позволяет прийти к выводу о том, что категориальный прототип (или инвариант как совокупность неизменных компонентов, которые в той или иной конфигурации лежат в основе формо-содержательных вариантов, составляющих структуру категории в соответствии с интуицией среднего носителя языка (см. также [5])) формы выражения значения супрареальности представляет собой комбинационную и/или трансформационную конфигурацию лексемы would и формы прошедшего времени глагола (would + … + V2), которые в рамках высказывания «обнаруживают» свои грамматико-семантические варианты в разных сочетаниях (или модификациях) с лексемами if /only if / as if / it’s time / rather / wish.

Описания событий, когда-то произошедших и оставивших память о себе в форме мыслительной и речевой деятельности, обусловливают и предопределяют формирование в сознании и означивание посредством языка образа супрареальности. Цепь событий и сменявших друг друга ситуаций, оставшихся в нашем сознании в виде отпечатков – по сути, образов (только часть из которых способна быть описанной), требуют использования более сложных содержательных и формальных единиц. Несмотря на то, что прошлое не существует «здесь и сейчас» (и поэтому не передаётся через формы настоящего времени), оно все же мыслится как часть фактивной действительности, в то время как будущее, видимое из позиции прошлого (т.н. «будущее в «прошедшем»), очевидно, понимается носителем английского языка как форма не только не существующей «здесь и сейчас», но и уже не фактивной действительности. Надстраиваемый мышлением образ действительности и есть тот комплексный когнитивный конструкт, который позволяет так или иначе «достоверно» представить прошлое. В этом случае «ретроспективы» автор предвыборного выступления описывает предстоящее, предвосхищаемое в пределах реконструируемой модели реальности, то есть в своем разговоре о прошлом. Ретроспектива – это обращение назад, мысленный взгляд в прошлое, следовательно, супрареальность ретроспективы приобретает соответствующие семантико-прагматические признаки воспоминания, выступая репрезентацией предвосхищаемой реальности «после» в описываемой реальности «до», где точка отсчета фигуры наблюдателя – позиция «здесь и сейчас». Супрареальность, таким образом, преломляется через образы прошлого, и мышление о ситуации, рисуемой сознанием в воображаемой реальности, происходит в неизбежном «столкновении» с ментальными репрезентациями реальности «до», поэтому данный тип актуализации грамматического прототипа есть основания обозначить как «супрареальность ретроспективы».

Прибегая к ретроспективе как ментальному образу супрареальности, автор предвыборного выступления, как правило, обращается к описанию прошлого в его различных проявлениях: прошлое нации, собственный опыт (в решении политических задач), опыт оппонентов, опыт знаковых личностей и выдающихся исторических деятелей. Исходя из этого, представляется разумным обозначить речевые ситуации, в которых актуализируется «супрареальность ретроспективы» следующим образом:

  1. ретроспектива национально-историческая – обращение к знаковым вехам исторического развития американской государственности;
  2. ретроспектива художественно-символическая – обращение к темам «вымышленного описания», т.е. знаковым произведениям литературы, кино и т.п.;
  3. ретроспектива биографическая – обращение к событиям из жизни отдельно взятой личности;
  4. ретроспектива личного опыта: обращение к событиям, произошедшим непосредственного в жизни автора предвыборной речи, как правило, накануне выступления;
  5. ретроспектива опыта конкурента – обращение к событиям, произошедшим в жизни соперника по предвыборной гонке.

Содержательный образ супрареальности национально-исторической ретроспективы актуализируется преимущественно в случаях, когда оратору необходимо прибегнуть к традиционной предвыборной символике, а именно, использовать специальные знаки национально-исторического характера для указания на давно устоявшиеся ценности в жизни американского общества:

(1) …You know, from -- from generation to generation in this country, Americans have always known that the future would be brighter and better (M. Romney).

(2) As a nation of immigrants, we’ve found common ground not in our heritage but in our hearts. When generations looked up and saw the Statue of Liberty for the first time, or a piece of sandy beach that was freedom, or stepped off a plane traveling from tyranny to hope, these new Americans surely had many questions and doubts about the life before them.

But one thing they knew without a doubt is that they were coming to a place where anything was possible—that in America, their children, and their grandchildren, would have a better life (M. Romney).

(3) The founders made sure in the document in the Constitution that the wars would only occur not by the executive branch, but only by the people, through their representatives in Congress (R. Paul).

(4) The government's job and the Constitution of this country was intended to do one thing: protect those rights, so each and every one of you would have the opportunity to build their own life, to take your own path, to create a strong family, strong neighborhood, community, state and country. That's what made America great (R. Santorum).

Посредством так называемых вербальных знаков «Americans», «America», «new founders», «Constitution» [2] оратор вызывает в сознании слушателей предсказуемые ассоциации, поскольку самосознание американского народа изначально детерминировано установкой на ценности, выраженные в концепте «американизм» (по К. С. Гаджиеву). «Американизм» – это вера любого американского жителя, а соответственно, и избирателя в успешное развитие и дальнейший прогресс, в преданность американским общественно-политическим институтам и убежденность в нежелательности изменения людьми установившихся общественно-политических институтов; вера в исключительность путей общественно-политического развития Америки; приверженность идеалам индивидуальной свободы и т.д. [1, с. 56-57]. Очевидно, что «супрареальность ретроспективы» является лишь вспомогательным когнитивным «звеном» в построении смысловой цепочки целого высказывания. Супрареальная ситуация помогает более детально описать прошлое, фиксируя дополнительное (лингвистическое) пространство для ориентации относительно точки отсчета «здесь и сейчас». Основная стратегия, преследуемая кандидатом в данном случае – оказать суггестивное воздействие на аудиторию путем «спекуляции» ценностями. Апеллируя к образам и понятиям, заложенным у всех представителей американского общества буквально на подсознательном уровне, оратор достигает необходимого эффекта внушения: он доносит свои идеи, минимальным образом затрагивая сознательную сферу реципиентов, следовательно, «приглушая остроту» их критического осмысления.

К ретроспективе, имеющей характеристики как национально-исторического типа, так и личного опыта, можно также отнести следующий пример актуализации контрафактивных форм в предвыборной речи действующего президента США Дж. Буша:

(5) We were very much involved at the U.N. on the sanction policy of the Bashir government in the Sudan. Prior to Darfur, Ambassador Jack Danforth had been negotiating a north-south agreement that we would have hoped would have brought peace to the Sudan.

Обращаясь к описанию событий, произошедших за время своего президентства, Дж. Буш, будучи одновременно кандидатом на переизбрание, старается мотивировать свои политически решения и представить их в выгодном свете с целью убедить избирателя в беспроигрышности своей кандидатуры, поскольку за время пребывания на президентском посту все было сделано абсолютно верно. Рассуждая о благотворительной и миротворческой политике в отношении стран африканского континента, кандидат описывает ситуацию переговоров о соглашении, имевшую место еще до Дарфурского конфликта. Подчеркивая, что соглашение, как ожидалось, остановило бы военные действия в Судане, Дж. Буш оправдывает выбранное направление внешней политики, проводимой США в период с 2000 по 2004 гг. При этом явно прослеживаются элементы манипуляции сознанием: убеждение аудитории в правильности, как оказалось, неудачно принятого решения происходит при помощи косноязычных доводов в форме сложных контрафактивных форм, вуалирующих «неприятную» суть и смягчающих негативный эффект.

В дебатах предвыборной кампании того же года Дж. Буш обращается к описанию развернутой супрареальной ситуации, преследуя похожую цель оправдать принятые за период правления решения:

(6) Absolutely. I don't think he (Milocevic) would have fallen had we not used the force.

Отвечая на критику оппонента по поводу применения военной силы в урегулировании конфликта в Югославии, Дж. Буш подчеркивает, что военное вмешательство США и НАТО стало чуть ли ни единственным выходом в ситуации, когда было необходимо нейтрализовать С. Милошевича.

Иногда в своей речи оратор прибегает к символике, не имеющей прямого отношения к политической коммуникации. Зачастую семиотическим источником общеизвестных понятий и устоявшихся ассоциаций является произведение литературы. В этом случае автор описывает ситуацию, протекание которой видится им в сфере реальности «до» (так как узнал он об этом, когда знакомился с произведением, т.е. в прошлом), а «супрареальность ретроспективы», соответственно, служит ментальным образом для репрезентации требуемой координации событий. В следующем примере реализации значения супрареальности в функции художественно-символической ретроспективы автор предвыборного выступления построил свою речь на многократном обращении к персонажу библейских пророков:

(7) … That was in Samuel, 1 Samuel, chapter eight. And this is when the people, not the elders, came to Samuel when he was very old and they knew he would be passing on, so the people came and said to Samuel, what we need is a king. We need a king to take care of us. We want to be safe and secure…

And Samuel, although he knew he wasn’t going to be around long, he advised the people of Israel not to accept the king, because the king, he warned, would not be generous. He would undermine their liberties. There would be more wars. There would be more taxes.

There were great dreams by Isaiah in the Old Testament about the time that would come when the swords would be bent into plowshares and spears into pruning forks, the dream of ending the wars and to the point where peace is prosperous (R. Paul).

Настраивая слушателей на нужный эмоционально-психологический лад, оратор готовит их к восприятию своих убедительных доводов в пользу потенциальных реформ, которые, вероятнее всего, напрямую связаны с внешней (тема войны), внутренней (тема надежного правителя) и финансовой (тема щедрости правителя) политикой. Таким образом, риторический прием «эмоционального» заражения [6] в данном проявлении наилучшим образом реализует предварительный этап суггестивного воздействия на аудиторию.

Обращение к описанию событий, произошедших в жизни отдельно взятой личности, имеет место в предвыборных выступлениях кандидатов, как правило, в тех случаях, когда место и/или время произнесения речи имеет связь с соответствующей исторической фигурой. Например, свое выступление, посвященное дню памяти Мартина Л. Кинга, Б. Обама построил на описании основных идеологических принципов и установок, которые отстаивал М. Л. Кинг в период своей политической деятельности, подчеркивая значимость данных ценностных ориентиров и всего жизненного пути д-ра Кинга для исторического опыта всей нации.

(8) That is what our schoolchildren remember best when they think of Dr. King -– his booming voice across this Mall, calling on America to make freedom a reality for all of God’s children, prophesizing of a day when the jangling discord of our nation would be transformed into a beautiful symphony of brotherhood… .

He was even attacked by his own people, by those who felt he was going too fast or those who felt he was going too slow; by those who felt he shouldn’t meddle in issues like the Vietnam War or the rights of union workers. We know from his own testimony the doubts and the pain this caused him, and that the controversy that would swirl around his actions would last until the fateful day he died.

«Cупрареальность ретроспективы» оказывается незаменимой репрезентацией пространства «после» в реальности «до» для адекватного описания важных этапов биографии известного политического деятеля, переплетающихся с этапами исторического развития американской государственности. С прагматической точки зрения, активное использование имени Мартина Л. Кинга (что считается в теории коммуникации ПД вербальным знаком личностного характера) [2] является эффективным приемом внушения избирателям того, что предвыборная платформа кандидата есть не что иное, как совокупность ценностей, идей и убеждений, прославляемых великим представителем американской истории М. Л. Кингом.

В следующем примере кандидат приводит некоторые факты из жизни своего деда, представляя его в образе верного гражданина собственной страны, защитника главных идеалов американской государственности и отчаянного противника всего того, что может им угрожать:

(9) He came after having fought in World War I, because Mussolini had been in power now three years, and he had figured out that fascism was something that would crush his spirit and his freedom and give his children something less than he wanted for them (R. Santorum).

Наиболее часто системное значение «супрареальность» в когнитивной функции ретроспективы актуализируется авторами предвыборных речей при описании собственного опыта, событий из прошлого, связанных с политической деятельностью или личной жизнью. В первую очередь, обращение к прошлому является одним из действенных способов рассказать о собственных или совместных партийных политических инициативах в целях саморекламы и пропаганды идеологии:

(10) With forward-thinking Democrats and Republicans, I proposed a climate change policy that would greatly reduce our dependence on oil. Our approach was opposed by President Bush, and by leading Democrats, and it was defeated by opposition from special interests that favor Republicans and those that favor Democrats (J. McCain).

(11) But from the moment we first took action when I came into office to make sure that we did not go into a freefall depression, we knew that all -- recovering all the jobs that were lost during the recession was going to take some time. And we knew there would be ups and downs along the way. What we also knew though was if we acted wisely and we acted together, if we didn't quit, we'd come back stronger. We would do more than just get back to where we were, we would build an economy that would last for the long term (B. Obama).

(12) That’s why we passed health care reform. That’s the reason why we made sure that we reformed our financial system so we wouldn’t go through the kind of crisis that we did in 2008. That’s why we reformed our student loans system so millions of students have a better chance of going to college…(B. Obama)

(13) I was hoping diplomacy would work. I understand the serious consequences of committing our troops into harm's way.

It's the hardest decision a president makes. So I went to the United Nations. <...> And I went there hoping that, once and for all, the free world would act in concert to get Saddam Hussein to listen to our demands. <...> That wasn't going to work. That's kind of a pre-September 10th mentality, the hope that somehow resolutions and failed inspections would make this world a more peaceful place. He was hoping we'd turn away. But there was fortunately others beside himself who believed that we ought to take action (G. Bush / J. Kerry).

Использование личных местоимений первого лица в инклюзивном значении (стратегия моделирования идентификации адресатов) помогает автору выразить смысл вовлеченности интересов всей нации (и даже мира) в осуществлявшуюся политическую деятельность. Описание более развернутой супрареальной ситуации в примерах из текста предвыборной речи № 33 актуализирует смысл героизма, оказанного кандидатом и его соратниками в борьбе за продвижение идеологических принципов во благо процветания государства.

Стремясь увеличить значимость собственной политической фигуры в глазах избирателей, кандидаты прибегают к героическому описанию того, как уберегли нацию от последствий нежелательных законопроектов:

(14) During my time in office, I stood up to those who wanted to call into question the very definition of life. I vetoed a bill that would have opened the door to cloning and embryo farming. I vetoed a bill that would have allowed young girls to gain access to abortion-inducing drugs (M. Romney).

(15) As governor, I vetoed legislation that would have provided in-state tuition rates to illegal immigrants and I strengthened the authority our state troopers had to enforce existing immigration laws (M. Romney).

Иногда оратор в своем выступлении обращается к описанию ситуации, которая какое-то время назад характеризовала состояние его личной семейной жизни:

(16) So I resolved many years ago that it was my obligation to break the cycle - that if I could be anything in life, I would be a good father to my girls; that if I could give them anything, I would give them that rock - that foundation - on which to build their lives. And that would be the greatest gift I could offer (B. Obama).

С помощью репрезентации супрареальности ретроспективы автор описывает надежды и намерения, связанные с реализацией собственных моральных убеждений на практике семейной жизни. Подобное обращение к прошлому позволяет подчеркнуть приверженность укоренившимся в сознании общества нравственным ценностям, создавая благоприятный имидж кандидата в президенты как ответственного гражданина и любящего и надежного отца.

Как уже отмечалось ранее, общераспространенной в ПД тактикой является активная делегимитизация оппонента. Наряду с представлением супрареальных проектов конкурентов в невыгодном свете автор предвыборного выступления часто высказывает негативную оценку политической деятельности соперников, описываемой в супрареальной ретроспективе.

(17) Three years ago this week, a newly elected President Obama faced the American people and said that if he couldn’t turn the economy around in three years, he’d be looking at a one-term proposition. We’re here to collect (M. Romney).

(18) But Mr. President, we remember your last stimulus, the one you promised would hold unemployment below 8%. It ended up costing over a quarter of a million dollars for every job you said it saved or created (M. Romney).

(19) Three years later, unemployment is still above 8%, a figure he said his stimulus would keep from happening (M. Romney).

(20) I thought if only our elected officials knew how many human tragedies could be averted by fixing these things, how much money we could save by preventing costly diseases – I thought surely they would do something (J. Stein).

В первых трех примерах наблюдается стремление оратора передать смысл невыполненных обещаний и неудавшихся проектов в рамках политического курса, выбранного действующим президентом США и одновременно кандидатом на повторное избрание Б. Обамой. В четвертом случае кандидат подчеркивает неоправданные надежды, связанные с деятельностью политических руководителей, представляющих правящую власть.

В следующем примере оратор подвергает критике политику конкурентов лишь косвенно, вкладывая этот имплицитный смысл в свои высказывания об осуществлении законов, принятие которых было инициативой не его партии и, наоборот, о проектах, которых могли бы быть претворены в жизнь для решения проблем, с которыми сталкивается настоящая власть:

(21) …Though I supported that authority, I had deep reservations with fear that it would be misused and therefore I was looking around for another option, and that is when I reviewed what I've learned about the Constitution and they have a provision in the Constitution that maybe we can have a narrow defined war.

…Now if this principle (of letters of marquee and reprisal) had been ingrained in our system and we had used it, we could have well paid $500 million or a billion dollars to capture the individuals that were responsible, and yet of course we didn't do that. That would have been cheap compared to the trillions of dollars that we're involved in now (R. Paul).

Рассуждая о супрареальных последствиях применения принципа санкций на репрессалию в ситуации с конфликтом в Ираке (для принятия экономических мер против ответственных за преступную деятельность в отношении военных и гражданских лиц американского государства), автор речи указывает на события из прошлого, так или иначе связанные с данной инициативой. В полном варианте выступления кандидат приводит примеры практического применения данного проекта в политических системах других стран.

В заключение стоит отметить, что впечатление о том, что формы «супрареальности ретроспективы» обусловлены описаниями прошлого, т.е. другими ГК, выражающими прошедшее время, подобно представлениям структурализма о роли контекста, является ложным. Означивание супрареальности происходит не из-за, а в целях описания событий в сфере реальности «до» для того, чтобы наиболее адекватно передать хронологию произошедшего. Формы, выражающие системное значение «супрареальность» в когнитивной функции ретроспективы, все равно остаются языковым средством ориентации относительно момента «здесь и сейчас», идентифицируя фигуру наблюдателя, оказывающегося в пространстве своей собственной гипотетической действительности.

Список литературы

  1. Гаджиев К.С. Американская нация: национальное самосознание и культура. Москва: Наука, 1990. – 240 с.
  2. Гайкова, О. В. Предвыборный дискурс как жанр политической коммуникации: дис. … канд. филол. наук: 10.02.04. Волгоград, 2003. – 211.
  3. Дружинин А. С. Параметры прагматического анализа предвыборного дискурса // Электронный научный журнал. № 9. C. 158-163.
  4. Маслова Е.А. Расстановка политических сил в Италии накануне выборов в парламент 2006 г. // Известия Уральского федерального университета. Серия 2, Гуманитарные науки. 2012. № 1. С. 180-188.
  5. Песина С. А. Слово в когнитивном аспекте: монография. М.: ФЛИНТА: Наука, 2011. 344 с.
  6. Шейгал Е. И. Функциональная структура политического дискурса // Языковая личность: институциональный и персональный дискурс: Сб. научн. тр. – Волгоград: Перемена, 2000. С. 45–57.