«Гибритные» войны. Мнение экспертов

№59-1,

Юридические науки

На земном шаре на 2016 год 195 суверенных государств. Не секрет то, что государства могут вступать в организации. Ранее было две самых крупных военных организаций Варшавский договор, блок НАТО. Некоторые государства рассматривают территории иных государств как свою сырьевую базу. В статье рассматривается на примере высказываний известных лиц, как это происходит, или может происходить. Статья не является наглядным пособием, для развертывания негативного влияния на какое либо государство, но дает общее понятие в каком ключе это происходит.

Похожие материалы

«Гибридная война» представляет собой военную стратегию и способы, которые в общей совокупности влияют на конечный результат. Данный вид войны подразумевает необходимое давление через факторы как: политический, экономический, и гуманитарный. Основной формой дестабилизации обстановки в определенном регионе, является скрытное нагнетание напряженности, ведение пропаганды и сбора необходимой информации. Если государство – агрессор, не может открыто применить против другого государства, на прямую, свои вооруженные силы, заключает сделку с негосударственными военными подразделениями, или подразделениями которые в своей стране считаются военизированными. Данные подразделения берут на себя ответственность по дестабилизации обстановки в определенном государстве. Ни одно признанное государство, которое обязано соблюдать Женевскую и Гаагскую конвенцию о законах сухопутной войны не может открыто нагнетать обстановку в суверенном государстве, против которого пытается дестабилизировать обстановку в стране. Основная цель «гибридной войны» смена политического курса государства, которое ведет к смене существующего режима. В монографии «Конфликт в XXI столетии. Появление гибридной войны», рукопись от 2007 года Хоффман пишет, что проанализировал практику таких организаций, как ХАМАС и «Хизбалла» в Афганистане. Следует отметить то, что словосочетание «гибридные угрозы» использовалось в трех последних четырехлетних американских обзорах по обороне, вышедших в 2006, 2010 и 2014 годах.

Гибридная война (hybrid warfare) – термин, который сформировался в XX веке военными специалистами в Соединенных Штатах Америки для применения военной стратегии включающую в себя обычную войну, малую войну, кибервойну, которая включает в себя применения ядерного, биологического, химического оружия, самодельных взрывных устройств, средств информационной войны, в современных условиях новый исторический подход в разрешении конфликтов является ведущим видом войны. По словам подполковника Корпуса морской пехоты США Билла Неметта, гибридная война — это «современный вид партизанской войны», который «объединяет современные технологии и современные методы мобилизации». Нейтан Фрайер из Центра стратегических и международных исследований был одним из ключевых людей, изначально определивших угрозы, которые включает в себя гибридная война: 1) традиционные; 2) нестандартные; 3) катастрофический терроризм; 4) подрывные, когда используются технологии для противодействия превосходству в военной силе. Полковник в отставке Армии США Джон МакКуэн определил гибридную войну как основной метод действий в асимметричной войне, ведущейся на трех выборочных видах поля боя: 1) среди населения конфликтной зоны; 2) тылового населения; 3) международного сообщества.

1 декабря 2015 года, Брюссель, Генсек НАТО Йенс Столтенберг «Гибридная война охватывает широкий перечень различных типов военных действий. Обычно этот термин используют для описания сочетания военных и невоенных средств, скрытых и открытых операций. К примеру, сил специального назначения или того, что мы называем «маленькие зеленые человечки». Это комбинация различных гражданских и военных приемов», далее Йенс Столтенберг определяет то, что «Гибридная война не является новой. Это старо, как троянский конь. Чем она отличается от прошлого — это своим масштабом, скоростью и интенсивностью. И НАТО, и ЕС стремятся подготовить механизмы сдерживания и защиты от гибридной войны», попутно призвав европейские страны к «улучшению гражданской готовности и устойчивости, к киберобороне, защите стратегических коммуникаций, а также к совместной подготовке и учениям». «Сегодня из научных статей понятия «гибридных войн и угроз» «перекочевывают» в некоторые официальные и рабочие документы США и НАТО. Например, в пункте 13 Итоговой декларации саммита НАТО, состоявшегося в Шотландии в начале сентября 2016 года, впервые на высоком официальном уровне говорится о необходимости готовить альянс к участию в войнах нового типа – гибридных войнах (hybrid warfare). По мнению специалистов альянса, такие войны включают в себя проведение широкого спектра прямых боевых действий и тайных операций, осуществляемых по единому плану вооруженными силами, партизанскими и другими иррегулярными формированиями при участии различных гражданских компонентов». Журналист Фрэнк Хоффман определяет гибридную войну в виде любых действий врага, который мгновенно и слаженно использует сложную комбинацию разрешенного оружия, партизанскую войну, терроризм и преступное поведение на поле боя, чтобы добиться политических целей. Заместитель секретаря ВМС США Роберт Ортон Ворк утверждает, что вражеские войска могут использовать «гибридных военнослужащих», находящихся в конспирации среди гражданского населения. В редакторском предисловии справочника Military Balance 2015 «гибридная война» трактуется как «использование военных и невоенных инструментов в интегрированной кампании, направленной на достижение внезапности, захват инициативы и получение психологических преимуществ, использующих: 1) дипломатические возможности; 2) масштабные и стремительные информационные, электронные и кибероперации; 3) прикрытие и сокрытие военных и разведывательных действий; 4) в сочетании с экономическим давлением». Единого для всех стран и военно –политических объединений термина, обозначающего согласованное применение политико – дипломатических, информационно –психологических, экономических и силовых инструментов для достижения стратегических целей, в настоящее время не существует. В правительственных структурах и аналитических сообществах иностранных государств широко употребляются такие определения, как «неявные военные действия», «нелинейные», «асимметричные», «симметричные» термин «симметричная война», явление, означающее войну вооруженных сил, ведущих агрессивную политику с различными потенциальными противниками, которые впоследствии становятся реальными, наглядный пример – афганская война, которую вел Советский Союз, и афганская война, до сих пор происходящая в стране, «нетрадиционные» и «гибридные» операции. В частности, в руководящих и экспертных кругах Североатлантического союза для обозначения якобы новой формы противоборства, как правило, пользуется понятие «гибридные войны», включающие в себя действия, операции. «Белая книга» командиров спецопераций сухопутных войск Соединенных Штатов Америки, находящаяся в свободном доступе для пользователей «глобальной сети», под названием «Противодействие нетрадиционной войне», которая содержит отдельную концепцию с символическим названием «Победить в сложном мире». Новейшей формой войны, следует дополнить: 1) сетевой, 2)информационной, 3) когнитивной войной, войной на первой фазе в Ираке, дистантной войной развернувшейся в Югославии. Один из не маловажных моментов «гибридной угрозы» может содержать и следующую направленность: 1) источники угроз – государство, террористическая организация, структуры транснациональной организованной преступности, олигархические кланы; 2) состав угроз, который определяется возможностями и целями того, кто их формирует, а также уязвимыми местами объекта воздействия; 3) масштаб или размах угроз, определяющий границы зоны их воздействия, которые зависят от количества и доступности объектов угроз, а также возможностей их предварительного вскрытия и изучения. Начальник Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации генерал армии Герасимов, говоря о гибридной войне, считает ее превосходящей любые военные средства, используемые в процессе реальных военных действий. В докладе по теме «Гибридные войны в Общей теории войны» на конференции «Гибридные войны XXI века» военный университета Министерства обороны Российской Федерации от 28 января 2015 года, который проходил в городе Москва. Одно из определений было высказано то, что гибридная война – не является новым военным откровением. Она была описана полковником русского Генерального Штаба Евгением Эдуардовичем Месснером еще в 60 – х годах прошлого века, как «Мятежевойна» (его книга «Мятеж — имя третьей всемирной», издана в Буэнос – Айресе в 1960 году). Гибридная война – это есть современная версия и форма войны, как вооруженной борьбы: 1) война негосударственных вооруженных формирований против государства как такового и без официального участия в войне государственных вооруженных сил вторжения, осуществляемая методом вооруженного нашествия, 2) это вооруженная борьба геополитических противников России возглавляемых США, против государства, морали и порядка, организованная – негодяями и осуществляемая уродами и отморозками местных и пришлых фашистских (ваххабитских) и других террористических формирований, осуществляемые под лозунгами и прикрытием «гражданской войны», 3) Это есть – организованное убийство местного населения и тотальный геноцид нормальных людей.

Где цели войны определены следующим образом: 1) силовой захват власти и ресурсов страны, и их перераспределение для личного обогащения новой власти и в интересах (по планам) США.

Основной метод: 1) вооруженное нашествие, 2) массовые убийства, грабеж и страх, 3) тотальная вооруженная борьба со всеми несогласными, под лозунгом борьбы с существующим режимом и в парадигме гражданской войны. Война осуществляется:1) по любому поводу, основной официальной причиной может стать – «очевидная недемократичность существующего политического режима и его неэффективность, олицетворяемая в личности и персоне действующего руководителя государства, президента страны», 2) по плану, по готовности или по команде США, 3) заранее готовыми контингентами (бандами) отморозков, подготовленных местной пятой колонной (местной оппозицией), 4) по всей территории страны практически одновременно, 4) не зависит от любой идентификации (религиозной, культурной, идеологической, политической) членов банд или их руководства Война питается: 1) поставками оружия и инструкторов США (НАТО), 2) прямым грабежом населения и страны, 3) Ресурсами отступающей армии государства и ее вооружением, 4) финансовой помощью основных спонсоров: Катар, Саудовская Аравия, США, Польша и иные государства, 5) захваченными ресурсами, промыслами и объектами экономики завоеванных территорий.

Особенности ведения войны: 1) ведется методами вооруженного нашествия и сетевой войны, то есть войны, не имеющей одного и явного центра управления войной, 2) Ведется негосударственными формированиями против государства и всех его институтов, под лозунгами и видом гражданской войны, 3) Ведется только против слабых мест государства и местного населения, 4) Не имеет явного тыла и фронта, 5) Широко используя методы информационной войны и террора, 6) мгновенная реакция на изменение обстановки и гибкость управления, при видимости его отсутствия. Особенности подготовки войны: 1) наличие местной политической оппозиции, работающей по Американским планам войны Общий алгоритм войны: 1) все начинается с «Савика Шустера («Свобода слова») и «помощи американских друзей демократии», 2) развивается на Майдане, площади Тахрир, Болотной, 1) осуществляется через фашистский мятеж, 2) развивается в Бабий Яр и Хатынь, 3) продолжается уничтожением городов и жителей несогласных территорий, 4) ведется в режиме и стиле беспощадной гражданской войны; 5) завершается формированием оккупационного режима на захваченных территориях и признанием его легитимности «мировым общественным мнением». Потом кому – то приходится опять брать штурмом очередной рейхстаг, и, как нам кажется, эта честь будет опять оказана России. Общие выводы: 1) гибридная война в Африке и арабском востоке, и на Украине – является войной США против России за продолжение абсолютного доминирования США в мире. Этапами войны является: 1) Переход гражданской войны на Украине к гражданской войне на территории России, 2) развязывание гибридной войны на территории Российской Федерации – с запада – через Украину (фашисты и специальные контингенты США и НАТО) – с юга – путем перехода формирований ИГИЛ на Кавказ и Волгу – С востока – переход исламских вооруженных формирований через среднеазиатские республики и Казахстан на Урал и Каспий.

Особенности ведения войны: 1) регулярная армия с задачей борьбы с бандитами справляется плохо, 2) население – справиться с бандитами своими силам – не в состоянии, даже если оно вооружено, 3) хорошо организованное и вооруженное ополчение в каждом населенном пункте и его прямая связь, и боевое взаимодействие с частями регулярной армии.

Наиболее эффективные методы борьбы: 1) превентивное поголовное физическое истребление бандитов и их пособников – до начала интенсивных боевых действий, 2) Недопущение и уничтожение баз хранения оружия и лагерей подготовки бандитов, 3) уничтожение собственной пятой колонны, как организованной оппозиции, 4) разъяснительная и воспитательная работа с населением, 5) превентивное уничтожение всех каналов (финансовых, информационных, организационных) и структур иностранной и олигархической помощи собственной радикальной оппозиции и бандформирований.

Таким образом, «гибридная война» проводимая силами политической пропаганды, с помощью террора, проведении дезинформации, оказания экономического давления на противника, включает подрывную деятельность спецслужб на территории противника с применением различной техники искажения информации. Слово «гибридный» означает использование нескольких рычагов давления на противника, с помощью ведения боевых действия на территории предполагаемого государства. Исследование «гибридной войны» вопрос военной науки, лишь правильно сделанный вывод, лежащий в основе оценки облика вооруженной борьбы будущего, научно – обоснованном определении. Военно – политическая обстановка будет определяться стремлением США и ведущих западных стран к доминированию в мире. Силовые действия США, под видом борьбы с терроризмом, реализуют корыстные национальные интересы, мало считаясь с интересами иных стран. Главным предметом для конкуренции, между государствами, остается борьба за энергетические ресурсы, самый известный – нефть, запасы которой сокращаются. США стремятся взять под свой контроль все важнейшие нефтяные районы мира, тем самые идет война за недра и ресурсы. С учетом масштабов и реального характера угрозы, успешным решением комплексных задач по обеспечению национальной безопасности России, и ее союзников, может быть достигнуто за счет консолидации общества. Укрепление национальной обороны и развития связей с союзниками и партнерами. Умелым использованием потенциала существующих конструктивных организаций обеспечения международной безопасности и решительным противодействием и попыткам деструктивного влияния в сфере международных отношений.

Список литературы

  1. Клименко С. «Теория и практика ведения "Гибридных войн" ,(по взглядам НАТО) 2015» // «Зарубежное военное обозрение» № 5, 2015 год, С. 109—112
  2. Аджиб Ш., Волков Я.В. Влияние «арабской весны» на политический процесс на Ближнем Востоке // Право и современные государства. 2016. № 6. С. 70-79.
  3. Абзалова Л.Ф., Бошно С.В., Иларионова Т.С., Литвинцева Е.А., Назарова Е.А., Шишова Ж.А. Основы миграционной политики. М., 2008.