Керамика бронзового века Пензенских поселений

№62-3,

исторические науки и археология

В статье публикуется керамика бронзового века с Пензенских поселений, расположенных в окрестностях г. Пензы. Материалы бронзового века представлены керамикой фатьяновской, абашевской, срубной культурой и посудой аким-сергеевского типа.

Похожие материалы

Пензенские поселения расположены в правобережной поймы р Суры, в окрестностях г. Пензы. Первое упоминание об одной из Пензенских стоянок относится к 1897 году, когда в №159 «Пензенских губернских ведомостей» было напечатано сообщение М. Терехина об осмотре французским археологом бароном Де-Бай местности древнего поселения у Калашного затона. Однако, стоянка эта была известна пензенским жителям и раньше. По выражению Н. И. Спрыгиной: «каменные и металлические орудия собирались жителями Пензы для составления коллекций или просто разносились школьниками по домам и пропадали бесследно» [1, с. 1].

Сразу же после своего создания обратило внимание на стоянку Пензенское обществе любителей естествознания. С 1901 года регулярно посещала стоянку для проведения сборов подъемного материала Н. И. Спрыгина. С созданием при обществе любителей естествознания музея материалы с Пензенских стоянок стали поступать от местных жителей. Активное участие в сборе материалов принимали: А. И. Метальников, ученики братья Львовы, Орлов, Москаленко и др. По итогам проведенных сборов Н. И. Спрыгиной был сделан доклад на заседании ПОЛЕ, который был рекомендован членам общества для публикации [1].

В 1928 году в связи со строительством дороги от Пензы до Ахун, которая проходила через территорию стоянок, было выделено 589 рублей на их раскопки. Деньги выделялись из фондов борьбы с безработицей и предназначались исключительно для оплаты неквалифицированной рабочей силы. Еще 50 рублей было выделено на следующий год Пензенским окружным обществом краеведения [2]. На отпущенные средства было вскрыто у протока Целибуха 100 кв. м, у Калашного затона 23 кв. м. и на Барковской стоянке у оз. Ерни — 185 кв. м. Отчет о проведенных раскопках был сдан в Государственную академию материальной культуры, где получил высокую оценку профессора археологии Б. В. Гольмстен.

При публикации материалов Пензенских стоянок Н. И. Спрыгиной было высказано предположение, что поселения относятся к концу бронзового века и началу железного при сохранении в качестве пережитка каменной индустрии и неолитического орнамента [1, с. 16].

Н. И. Спрыгиной был поставлен вопрос о существовании не одного, а двух смежных поселений: первого поселения, расположенного на дюнах вдоль Калашного затона и протока Целибухи, и второго — на месте треугольника, ограниченного озерами Ерней и Долгим. Ею же указывалось на наличие еще двух местонахождении, расположенных на изолированных возвышенностях на левом берегу протоки Целибуха и в местности у Белого омута [1, с. 3].

При написании «Древней истории Среднего Поволжья» А. X. Халиковым были привлечены материалы Пензенских стоянок. На карте памятников срубной культуры им отмечены две стоянки: I Пензенская (Барковская) и II Пензенская стоянка [3, с. 212—213, рис.48].

В книге М. Р. Полесских «Археологические памятники Пензенской области» под г. Пензой указаны поселения: неолитическая стоянка у озер Долгое и Ерня и четыре поселения эпохи бронзы: у р. Свинуха у протока Целибуха, у Калашного затона, Барковское [4, с. 124-126].

В 1972 г. при создании Сурского водохранилища на стоянке Барковка археологические раскопки были проведены экспедицией под руководством А.Д. Пряхина, в ходе которых были получены материалы бронзового века [5].

Кроме того, материалы многослойных Пензенских стоянок неоднократно привлекались исследователями при изучении вопросов присурского неолита, энеолита и бронзового века [6-14].

Таким образом, к настоящему времени в литературе отсутствует единая трактовка материалов Пензенских стоянок, которые зачастую рассматриваются суммарно без учета того, что они были собраны из различных мест.

Прежде всего, попытаемся ответить на вопрос: сколько было стоянок в окрестностях Пензы?

Современное обследование местности показало, что территория, занимаемая ранее стоянками, почти полностью исчезла под дачной застройкой, и определить местонахождение данных стоянок сейчас невозможно. По ряду причин нельзя полностью разделить материалы Пензенских поселений по инвентарным книгам. Основная часть находок, особенно среди кремневых орудий, поступила в музей в результате сборов жителей Пензы, которые не всегда точно указывали, где были найдены принесенные ими вещи. Поэтому в графе поступлений у многих находок указано: «Пензенское становище» или «Окрестности Пензы начиная от Калашного затона и кончая озерами Ерней и Долгим» и т. д.

Изучение плана Пензенских стоянок, составленного Н. И. Спрыгиной, и сопоставление его с записями в инвентарной книге позволили сделать вывод о том, что стоянок было не менее шести. Такая значительная территория, с которой были собраны доставленные в музей находки, не могла быть занята только одной или двумя стоянками. К сожалению, на плане Н. И. Cnpыгиной отсутствуют горизонтали и поэтому невозможно определить, со скольких дюн был собран материал. В инвентарной книге выделяются следующие поселения: в районе Калашного затона, названное А. X. Халиковым I Пензенским поселением; в районе треугольника, ограниченного озерами Ерня и Долгое (II Пензенское по А. X. Халикову, Барковское по Н. И. Спрыгиной); протока Целибуха, у р. Свинуха, у Белого омута, у с. Терновка.

По инвентарным книгам нами установлено, что основная масса материалов получена с поселения у оз. Eрня. Н. И. Спрыгина также отмечала, что наибольшее скопление «остатков доисторического человека» зафиксировано у слияния озер Ерг и Долгое [1, с. 4]. Исходя из этого можно предположить, что к поселению у оз. Ерня относятся и большинство находок, не имеющие точного адресата.

Материалы эпохи бронзы

К раннему бронзовому веку относятся находки 4 фрагментов фатьяновской керамики, изготовленных из хорошо отмученной глины с примесью растительных остатков: 2 венчика и 2 боковинки (рис. 1, 15—17). Фрагмент венчика, орнаментированный тонкими резными линиями, найден на поселении Калашный затон. У венчика и боковинки, орнаментированных мелкозубчатым штампом, точное местонахождение неизвестно, еще одна боковинка с мелкозубчатым орнаментом найдена на поселении Ерня. По мнению О. Н. Бадера и А. X. Халикова, вышеописанная керамика Пензенской стоянки керамика чрезвычайно архаична и относится к наиболее ранним памятникам балановской культуры [15, с. 91].

Пензенские поселения: 1-10  абашеская керамика; 13-14  срубная керамика; 15-17  фатьяновская керамика.
Рисунок 1. Пензенские поселения: 1-10 — абашеская керамика; 13-14 — срубная керамика; 15-17 — фатьяновская керамика.

Абашевская керамика

Собрана с поселения Ерня. Сосуды имеют светло-коричневый цвет стенок. В тесте, присутствует растительная примесь, иногда к ней добавлена дресва или шамот. Толщина стенок у большинства сосудов составляет около 1 см. По верхним частям выделяется 11 сосудов колоколовидной формы, типичной для абашевской культуры. Два сосуда орнаментированы прочерченными полосами, которые на одном сосуде сочетаются с крупными подпрямоугольными вдавлениями (рис. 1, 1, 3). У двух сосудов орнаментирован верх венчика: крупнозубчатым штампом (рис. 1, 4) и насечками (рис. 1, 2). Остальные сосуды орнамента не имеют. У четырех сосудов в верхней части имеются сквозные отверстия.

Колоколовидные сосуды с орнаментом из горизонтальных линий, чередующихся с рядами вдавлений, характерны для ранних памятников доно-волжской абашевской культуры [16, с. 120, рис. 60а, 61].

В 1972 г. на поселении, расположенном у оз. Ерня, производились раскопки экспедицией Воронежского университета. Раскопанное поселение было названо Барковским. Н. И. Спрыгина, проводившая в 1928 г. раскопки у оз. Ерня, также называла раскопанное ею поселение Барковским. Однако, при раскопках Н. И. Спрыгиной было выявлено значительное количество материалов, датирующихся эпохой неолита-энеолита. Раскопки 1972 г. дали материал абашевской и срубной культур. По-видимому, в 1928 г. и 1972 г. раскапывались разные поселения, либо удаленные друг от друга части одного поселения. Материалы раскопок 1972 г., по мнению А. Д. Пряхина, занимают промежуточное положение между керамикой ранних абашевских поселков бассейна Дона и керамикой абашевских могильников правобережья Средней Волги [5, с. 161].

Срубная керамика

Представлена фрагментами сосудов светло-коричневого, коричневого и серого цвета. Толщина стенок в среднем составляет 0,8—1,2 см. Некоторые фрагменты заглажены изнутри, а иногда и снаружи, зубчатым штампом.

Поселение Ерня. Основная масса керамики получена при раскопках Н. И. Спрыгиной. По верхним частям выделяется около 50 сосудов: горшки с плавно выраженной профилировкой (12 экз.), прямостенные банки (13 экз.), банки с зауженным верхом (21 экз.), банка с раструбовидным горлом (1 экз.). Часть сосудов из-за значительной фрагментарности по форме не восстанавливается. Большинство горшковидных сосудов орнаментировано оттисками штампа, как правило, крупнозубчатыми (7 экз.), (рис. 2, 4, 5, 7), единичные экземпляры орнаментированы прочерченными линиями (2 экз.), ямчатыми вдавлениями (1 экз.), у двух сосудов орнамент отсутствует.

В орнаментации баночных сосудов зубчатые прочерченные и ямочные элементы орнамента используются примерно в равной степени. Зубчатым штампом орнаментировано 8 экз. (рис. 1, 11; 2, 1), прочерченными линиями — 8 экз. (рис. 1, 12, 14; 18, 2), ямчатыми вдавлениями — 10 экз. (рис. 1, 13; 2, 3, 9), оттисками шнура 1 экз. (рис. 2, 6), не имеют орнамента 11 экз. У большинства сосудов орнамент занимает лишь верхнюю часть тулова. Лишь у 9 сосудов орнамент, по-видимому, доходит до середины высоты и у единичных экземпляров спускается ниже. Наиболее распространенные композиции: наклонные оттиски зубчатого штампа, расположенные под венчиком сосуда; одиночные и двойные ряды ямчатых вдавлений; перекрещивающиеся оттиски штампа, горизонтальный зигзаг.

Из-за фрагментарности полные формы сосудов не восстанавливаются, кроме одного чашевидного сосуда приземистых очертаний (рис. 2, 10). По диаметру восстанавливаются 9 венчиков и 17 днищ. По размерам горла выделяются две группы сосудов: с диаметром горла 14—18 см — 6 сосудов, с диаметром горла 23—26 см — 3 сосуда. Размеры днищ варьируются в пределах о 2 см до 17 см. У 3 днищ имеются выраженные закраины. В придонной части 2 сосудов проколоты сквозные отверстия.

Среди региональных групп срубной культуры значительное преобладание сосудов баночной формы характерно только для памятников нижнедонской группы, где баночные формы сочетаются со значительным процентом острореберных сосудов [17]. На поселении Ерня остро реберных сосудов не обнаружено.

Срубная керамика поселения Ерня.
Рисунок 2. Срубная керамика поселения Ерня.
Срубная керамика поселения Целибуха.
Рисунок 3. Срубная керамика поселения Целибуха.
Срубная керамика Пензенских поселений.
Рисунок 4. Срубная керамика Пензенских поселений.

Синюк А. Т. и Погорелов В. И. отмечают, что в срубных могильниках Среднего Дона острореберные сосуды исчезают на позднем этапе развития культуры [18, с. 137]. Вместе с тем, на позднем этапе срубной средне донской культуры наблюдается широкое распространение насечно-ямочной орнаментации, что не характерно для керамики поселения Ерня, где 67% орнамента вы полнено в гребенчато-прочерченной технике. Использование простых композиций, состоящих из одного элемента орнамента (зигзагов, крестов, наклонных оттисков штампов и рядов насечек), сближает керамику поселения Ерня с керамикой 3-го периода срубной культур Среднего Поволжья [19, с. 80].

Таким образом, следует отметить значительное своеобразие материалов, собранных у оз. Ерня» которые н находят прямых аналогий в керамике срубной культур сопредельных регионов.

Поселение Целибуха. Часть керамики получена при раскопках Н. И. Спрыгиной, другая часть — результате сборов. По верхним частям выделяется 5 сосуд: горшки с плавно выраженной профилировкой (23 экз.), острореберные сосуды (2 экз.), прямостенные банки (7 экз.), банки с зауженным верхом (19 экз.).

Гребенчатый, прочерченный и ямочно-насечный вид орнамента играют примерно равные роли в орнаментации горшковидных сосудов (рис. 3, 3, 7, 8). Тольк два горшка орнамента не имеют. Однако, малый процент неорнаментированных сосудов можно объяснит тем, что с поселения преимущественно собирались выразительныё фрагменты с орнаментом.

Особый интерес представляет горшковидный сосуд с налепным валиком, орнаментированным насечками (рис. 3, 10). Такой же валик имеется на одном из баночных сосудов (рис. 3, 9). По мнению О. А. Кривцовой-Граковой, валиковая орнаментация является один из характерных черт позднего этапа срубной культурно-исторической общности [20, с. 42].

Из 7 прямостенных банок 3 орнаментированы ямками и насечками, 2 — гребенчатыми оттисками, 1 — прочерченными линиями, 1 — не имеет орнамента. Среди и них с зауженным верхом преобладает насечно-ямочный (11 экз.), (рис. 3, 4, 5) и гребенчатый (6 экз.), (рис. 3, 6) орнамент. Прочерченными линиями орнаментированы лишь 2 сосуда, еще 1 — не имеет орнамента. Оба острореберных сосуда орнаментированы: широкими — оттисками зубчатого штампа, другой — прочерченными линиями, в виде заштрихованных треугольников (рис. 3, 11).

Наиболее распространенными композициями являются ряды из наклонных оттисков зубчатого штампа, расположенный под венчиком сосуда (7 экз.); один (6 экз.) или два (7 экз.) ряда ямочных вдавлений, горизонтальный зигзаг из зубчатого штампа (2 экз.) или прочерченных линий (4 экз.), беспорядочно расположенных насечек (5 экз.). Другие композиции представлены единичными экземплярами.

Так же, как и материалы поселения Ерня, целибухская керамика отличается определенным своеобразием. Однако, наличие сосудов острореберной формы, преобладание гребенчатого и ямочно-насечного орнамента сближает данную керамику с ранней керамикой срубной культуры Среднего Поволжья [19, с. 64].

Незначительное количество срубной керамики собрано с поселения Калашный затон. По верхним частям выделяется 4 сосуда: прямостенная банка, орнаментам шинная горизонтальным зигзагом из оттисков зубчатого штампа, банка с зауженным верхом, орнаментированнная оттисками штампа и насечками, два горшковидных сосуда, один без орнамента с хорошо выраженным ребром, второй горшок орнаментирован рядами насечек в сочетании с оттисками палочки, обмотанной веревочкой. Ребристость у второго горшка выражена слабо. Малочисленность материала затрудняет его интерпретацию, однако, наличие сосудов с ребром, видимо, следует расценивать в качестве раннего признака.

Точное местонахождение значительной части фрагментов срубной керамики не известно. Вся эта керамика поступила в музей в результате сборов различных лиц. По верхним частям выделяется 53 сосуда: 25 горшковидных сосудов с плавной профилировкой, 3 острореберных сосуда, 21 банка с зауженным верхом, 4 прямостенные банки (рис. 4). Не имеют орнамента лишь 5 сосудов: 2 горшка и 3 банки. Основным элементом орнамента всей посуды являются оттиски зубчатого штампа. Зубчатым штампом орнаментированы рее 3 острореберных сосуда. Второе место в орнаментации горшков занимают прочерченный и ямочно-насечный виды орнамента, у банок — насечно-ямочный. Прочерченный орнамент на баночных сосудах встречается лишь в 3 случаях.

Данная керамика по своему облику значительно ближе к керамике поселения Целибуха, нежели к керамике поселения Ерня. Вероятно, значительная часть этой керамики и была собрана на поселении Целибуха. В инвентарной книге фрагменты данной керамики были записаны под номером 8347, вместе с частью керамики с поселения Ерня. Объединяя эту керамику в один комплекс, А. X. Халиков отмечал ее близость к среднедонской керамике раннего периода [3, с. 216].

К настоящему времени на территории Верхнего Посурья раскопано несколько поселений срубной культуры: Алферьевка (раскопки М. Р. Полесских) [21-22], Смычка I (раскопки Б. Г. Тихонова) [23], и еще ряд поселений, материалы которых пока не опубликованы. Значительный подъемный материал был собран автором с размытых Сурским водохранилищем поселений Старая Яксарка III, VI. Общей особенностью поселений Ерня, Смычка I, Старая Яксарка III, VI является преобладание сосудов баночной формы. Весьма значителен удельный вес баночных форм на поселениях Алферьевка и Целибуха. По-видимому, преобладание сосудов баночной формы является местной особенностью срубной керамики Верхнего Посурья.

Керамика аким-сергеевского типа. Вычленена на поселениях типологически, на основе анализа форм и орнаментальной поверхности сосудов. По примесям в тесте шамота (редко дресвы) данная керамика аналогична фрагментам срубных сосудов, которых на поселения подавляющее большинство. Почти не отличима аким-сергеевская керамика от срубной по толщине стенок и цвету. Поэтому, к данному типу нами были отнесены только такие хорошо выраженные формы, как горшковидные сосуды с округло-выпуклыми боками н выраженной шейкой, в орнаменте которых присутствуют ямочные вдавления, либо густые ряды оттисков зубчатого штампа, а также немногочисленные фрагменты с текстильными отпечатками, сочетающиеся с ямочными вдавлениями. Нами не исключается возможность того, что часть аким-сергеевских сосудов, имеющая общие формы с керамикой срубной культуры, оказалась за пределами группы сосудов, отнесенных нами к аким-сергеевским.

На поселение Ерня к аким-сергеевским можно отнести два сосуда, орнаментированные ямчатыми вдавлениями, которые на одном сосуде сочетаются с оттисками зубчатого штампа (рис. 5, 1, 2). К данной керамике можно отнести и 6 боковинок орнаментированных редкоямочными вдавлениями, которые в трех случаях сочетаются с текстильными отпечатками, 1 боковинку с оттисками зубчатого штампа и «жемчужиной». Следует отметить, что это единственный фрагмент с «жемчужным» орнаментом из всего керамического комплекса пензенских поселений. Отсутствие «жемчужного» орнамента, характерного для ряда сосудов Аким-сергеевского поселения [24], отмечено и на других поселениях с керамикой аким-сергеевского типа Пензенской области — Озименки [25] и Алферьевка [21]. Текстильные отпечатки, по мнению Т. Б. Поповой, в керамике поздняковской культуры Среднего Поочья встречаются в незначительных количествах, начиная с ранних памятников, приобретая широкое распространение к концу существования поздняковских поселений на рубеже II —I тыс. до н. э. [26, с. 181]. Распространение данной традиции, по всей видимости, связано культурой текстильной керамики. В территориальном плане ближайшее поселение данной культуры известно на Верхней Мокше у поселка Красный Восток [27].

Аким-сергеевская керамика с поселений Ерня (1-2), Целибуха (3-6), Терновка (7), Пензенские (8-12).
Рисунок 5. Аким-сергеевская керамика с поселений Ерня (1-2), Целибуха (3-6), Терновка (7), Пензенские (8-12).

На поселении Целибуха по верхним частям выделяется 5 сосудов аким-сергеевского типа, орнаментированных наклонными оттисками зубчатого штампа и накольчато-ямочными вдавлениями (рис. 5, 3—6). Один фрагмент венчика аким-сергеевского облика содержится в коллекции поселения Терновка (рис. 5, 7). У 6 сосудов аким-сергеевского типа точное местонахождение не известно (рис. 5, 8—12).

Кроме материалов каменного века и эпохи бронзы, с пензенских поселений было собрано незначительное количество керамики раннего железного века и металлических вещей древнемордовского облика.

Список литературы

  1. Спрыгина Н. И. Стоянка первобытного человека в долине р. Суры близ г. Пензы // Труды Пензенского общества любителей естествознания. Вып. V. Пенза, 1923.
  2. Архив Ленинградского отделения Института археологии. Ф. 2, № 172.
  3. Xаликов А. X. Древняя история Среднего Поволжья. М.: Наука, 1969.
  4. Полесских М. Р. Археологические памятники Пензенской области, Пенза, 1970.
  5. Пряхин А. Д. О поселениях абашевской общности в юго-западных районах Среднего Поволжья // СА, 1975, № 4.
  6. Третьяков В. П. Неолит междуречья Суры и Мокши. Древности Среднего Поволжья, Йошкар-Ола, 1987, АЭМК; вып. 13.
  7. Третьяков В. П., Выборнов А. А. Неолит Сурско-Мокшанского междуречья, Куйбышев, 1988.
  8. Ставицкий В.В. О происхождении накольчатой керамики Среднего Поволжья // NovaInfo.Ru. 2016. Т. 4. № 56. С. 128-135.
  9. Ставицкий В.В. К вопросу о взаимодействии неолитического населения степной и лесостепной зоны в Поволжье // Самарский научный вестник. 2014. № 4 (9). С. 117-121.
  10. Ставицкий В.В. Дискуссионные вопросы изучения памятников ямочно-гребенчатой керамики Среднего Поволжья // Поволжская Археология. 2013. № 1 (3). С. 52-59.
  11. Ставицкий В.В. Историография неолита бассейна р. Сура // Известия Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского. 2012.№ 27. С. 1015-1018.
  12. Ставицкий В.В., Буряков М.А., Марьёнкина Т.А. История изучения бронзового века междуречья Оки и Мокши в конце XIX - XX вв // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2010. Т. 13. № 1. С. 21-29.
  13. Ставицкий В.В. Динамика взаимодействия культур раннего бронзового века волго-донской лесостепи // Российская археология. 2006. № 1. С. 31-43.
  14. Ставицкий В.В. Неолит, энеолит и ранний бронзовый век Сурско-Окского междуречья и Верхнего Прихоперья: динамика взаимодействия культур севера и юга в лесостепной зоне: автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук / Удмуртский государственный университет. Ижевск, 2006
  15. Бадер О. Н, Халиков А. X. Балановская культура // Эпоха бронзы лесной полосы СССР. Археология СССР. М.: Наука, 1987.
  16. Пряхин А. Д, Халиков А. X. Абашевская культура // Эпоха бронзы лесной полосы СССР. Археология СССР. М.: Наука, 1987.
  17. Шарафутдинова Э. С. Периодизация срубной культуры Нижнего Подонья // Срубная культурно-историческая общность, Куйбышев, 1985.
  18. Синюк А. Т., Погорелов В. И. Периодизация срубной культуры Среднего Дона // Срубная культурно-историческая общность. Куйбышев, 1985.
  19. Васильев И. Б., Кузьмина О. В., Семенов А. П. Периодизация памятников срубной культуры лесостепного Поволжья // Срубная культурно-историческая общность, Куйбышев, 1985.
  20. Кривцова-Гракова О. А. Степное Поволжье и Причерноморье в эпоху поздней бронзы // МИА, 1955. № 46.
  21. Полесских М. Р. Алферьевское поселение эпохи бронзы // КСИА, 1980, вып. 161.
  22. Ставицкий В.В. Алферьевское поселение эпохи бронзы на Верхней Суре // История и археология. 2014. № 12 (20). С. 12-17.
  23. Тихонов Б. Г. Поселение бронзового века Смычка I //Восточная Европа в эпоху камня и бронзы. 1976.
  24. Шитов В. Н. Поселение эпохи бронзы у с. Аким-Сергеевка Зубово-Полянского р-на Мордовской АССР // Материалы по археологии и этно-графии Мордовии. Труды МНИИЯЛИЭ. Саранск, 1975. Вып.48. С. 165 – 175
  25. Археология Мордовского края. Каменный век, эпоха бронзы: монография / В. Н. Шитов и др. ; под общ. ред. В. В. Ставицкого, В. Н. Шитова. Саранск, 2008.
  26. Ставицкий В.В., Челяпов В.П. Керамика с ямчато-жемчужной орнаментацией на Верхней Суре и Мокше // Археологические памятники Среднего Поочья. 1997. № 6. С. 94.
  27. Попова Т. Б. Значение орнаментальных мотивов и керамических форм для датировки памятников поздняковской культуры на Средней Оке // Труды ГИМ, 1985, № 60.