Специфика семантического поля цвета

№84-1,

филологические науки

Статья посвящена рассмотрению различных ассоциаций цвета в разных культурах на уровне гендерного подхода, возрастных предпочтений, влияние цвета на выбор и предпочтение. Данные подходы и примеры обучения могут быть полезными преподавателям по английской лексикологии и сравнительной типологии в связи с тем, что развивают не только языковые навыки, но и навыки критического мышления, а также помогают мотивировать учащихся к дальнейшему изучению иностранного языка.

Похожие материалы

Цвета играют важную роль в восприятии мира человеком. С точки зрения лингвистики интересным является то, что у различных народов перечень языковых обозначений основных цветов и их оттенков зачастую не совпадает: там, где русский язык заставляет своих носителей видеть два цвета: синий и голубой, англоязычные люди видят один: blue, зато нашему прилагательному «розовый» соответствуют два английских прилагательных- pink и rosy. В 1969г. антрополог Брент Берлин и лингвист Пол Кей в своей книге «Основные цветовые термины» высказали идею базовых цветов и универсалий в эволюции слов цветообразования. В экспериментах, проведенных по всему миру, Берлин и Кей демонстрировали представителям разных языковых групп цвета, имеющие языковые обозначения в английском языке, и обнаружили, что не во всех языках присутствуют эти 11 терминов (красный, желтый, зеленый, синий, коричневый, фиолетовый, розовый, оранжевый, черный, белый и серый). В некоторых языках (например, в языке племени бернимо из Новой Гвинеи) синий и зеленый обозначаются одним словом, а в других (например, во вьетнамском) нет четких границ между желтым, оранжевым и красным. В языке племени дани (тоже из Новой Гвинеи) вообще всего два термина для обозначения цветов: светлый и темный. Эти нестыковки исследователи объясняют эволюционной отсталостью подобных языков по сравнению с западными. В целом же теория основных цветов провозглашает универсальность цветового восприятия человечества вне зависимости от используемых в разных языках цветовых терминов.

Однако за любым цветообозначением стоит не просто часть спектра, а некий концепт и именно он в большей степени определяет сочетаемостные возможности базового прилагательного цвета. Так тёмно-коричневый грубый хлеб, приготовленный из неочищенной муки, на Руси всегда называли «черным», и дело было вовсе не в цвете хлеба, ведь в то же время ржаной хлеб по-английски называется brown-bread, что, казалось бы, гораздо больше соответствует действительности. Дело в том, что в концепт слова «черный» входит понятие низкосортности, неблагородности, дешевизны и т.д. Именно благодаря этому концепту черный хлеб получил свое название, которое сохранилось в русском языке для ржаного хлеба за счет противопоставления его с белым пшеничным.

Идея соотнесения цвета с его эталонным носителем лежит в основе хорошо известной когнитивной теории А. Вежбицкой (1985), согласно которой цвета в языке не абстрактны, а связаны с какими-то значимыми для человека объектами во внешнем мире, ассоциирующимися с тем или иным цветом (красный, как помидор; черный, как смоль; голубой, как небо; белый, как снег).

Существует довольно большая группа имен, которые свои цветовые параметры меняют лишь в ограниченных пределах — это имена природных объектов. Их цвет плохо соотносится с эталонным, он не всегда равномерен и одинаков у разных экземпляров — но он хорошо известен каждому носителю языка, который не задумываясь скажет зеленая про лягушку, серая про мышь, синее или голубое про небо, белое про облако и т.д.

В этом отношении интересно сравнить сочетаемость в разных языках имен природных объектов с прилагательными цвета в атрибутивных конструкциях типа А-й X (серая мышь) или сравнительных оборотах типа А-й, как X (красный, как рак). Даже отдельные примеры показывают, что языки в этом отношении существенно различаются. Скажем, в агульском языке говорят не 'серые', а 'черные мыши' (вспомним здесь и английское red fox). [Попова 2010]

В русском и английском языках, практически, нет различий в восприятии основных цветов. Но они проявляются в обозначении цветовых оттенков. В русском языке это «малиновый», «брусничный», «свекольный», «васильковый», «розовый», «пшеничный» (об усах, волосах) — прилагательные-цветообозначения, образованные от названий распространенных злаков, овощей, ягод, цветов. Обратим внимание на «свекольные» ассоциации при описании лица/щек: в русском языке имеется прилагательное в функции определения, в то время как в английском языке — существительное в сравнительной конструкции, при этом указывается на красный цвет свёклы «red as a beet root» (красный как свёкла).

Названия цветов часто присутствуют в описании человека. При сравнении, в качестве эталона-дескриптора выступает природное окружение: огонь, вода, небо, зелень леса и поля, животный мир, полезные ископаемые и т.п.:

  • Глаза: (русск. яз.) чёрные (как уголь), карие (kara — черный, тюркск.), серые, синие, голубые, васильковые, зелёные; (англ. яз.) black coals, brown, hazel, grey, blue, green.
  • Щёки/лицо: (русск. яз.) красные (как маков цвет), розовые (щеки), красные, как свёкла; (англ. яз.) red as a beet root, pink, rosy.
  • Волосы: (русск. яз.) чёрные (как вороново крыло, как смоль), золотистые, русые, белокурые, рыжие, каштановые; (англ. яз.) crow/raven-black, coal-black, golden, fair, blonde, red, auburn.

Список литературы

  1. Арутюнова, Н.Д. Лингвистические проблемы референции [Текст] / Н.Д. Арутюнова // Новое в зарубежной лингвистике. − М.: Радуга, 1982. − С.5-40.
  2. Ахманова, О.С. Словарь лингвистических терминов [Текст] / О.С. Ахманова. - 5-е изд. - М.: Книжный дом "Либроком", 2010. - 576 с.
  3. Бахилина, Н.Б. История цветообозначений в русском языке [Текст] / Н.Б. Бахилина. − М.: Наука, 1975. − 88 с.